Какие выборы, такой и Борис

30 января 2012 года, 18:17

Британский режиссер Грэм Вик готов адаптировать новую постановку оперы Мусоргского «Борис Годунов» к современным российским политическим реалиям.

Галина Столярова

имя: Галина Столярова

Галина Столярова - обозреватель англоязычной газеты The St. Petersburg Times, журнала «Стиль Жизни»,  интернет-портала Transitions Online (Прага) и журнала Klassisk Musikkmagasin (Осло); соавтор нескольких изданий путеводителя Fodor's (США) по Москве и Санкт-Петербургу. Закончила факультет журналистики Санкт-Петербургского государственного университета.

Происходящее на российской политической сцене не на шутку увлекает людей искусства далеко за пределами нашей страны. Знаменитый режиссер Грэм Вик, художественный руководитель оперной труппы Бирмингемской оперы, лауреат многочисленных премий в области театрального искусства и командор Британской империи, признался, что его концепция спектакля «Борис Годунов» – совместной постановки Мариинского театра и оперы Баден-Бадена, выход которой запланирован на апрель–июль нынешнего года, – некоторым образом повисла в воздухе: постановщик ждет развязки истории с президентскими выборами и народными волнениями.

«Эта опера рассказывает о первой в российской истории попытке избрать себе царя», – комментирует Вик свою позицию. «Считайте, более четырехсот лет прошло с тех пор, как Борис стал российским правителем, а сюжет не теряет актуальности: он вскрывает ущербные по своей природе взаимоотношения между народом и представителями власти, характерные именно для России, но дающие пищу для размышлений людям в любой точке земли. Если Вы помните, народ так и не спросил с Бориса за все его злодеяния, а ведь он был беспощадным правителем».

В этом контексте важным индикатором происходящего в России для меня станет то, насколько далеко власти разрешат зайти тем, кто выходит на демонстрации протеста, – подчеркивает Грэм Вик. «Характер взаимоотношений между властью и народом не претерпел кардинальных изменений со времен Бориса Годунова», – говорит режиссер. «Русские в массе своей безропотно сносят жестокое обращение. Да, у вас произошла революция, но Николай Второй не относился к числу правителей, действия и отношения к людям которых способны вызвать у народа мысли даже не столько о расправе или наказании, но даже просто о том, чтобы показать зубы».

Некоторую помощь в овладении искусством «показать зубы», но так, чтобы не дошло до грызни, и победить в себе раба, не превратившись в тирана, похоже и задумал предложить российскому зрителю Вик в своей постановке. Возможно, мы увидим в спектакле некий призрак британской дипломатии, умеющей заставить услышать себя, не особенно повышая при этом голос.

Грэм Вик увенчан регалиями, но традиционную оперную публику недолоюбливает. Свои спектакли ставит, скорее, для «непосвященных».

«Во время работы над спектаклем я исхожу из того, что большинство людей, которые окажутся в зрительном зале, будут несведущи в вопросах искусства», – подчеркивает он.

Более того, в поисках своей аудитории Вик в прямом смысле слова вышел на улицу. «Какие только места я  не использовал в качестве импровизированных сценических площадок для своих спектаклей: например, бетховенского «Фиделио» я поставил в палатке неподалеку от футбольного поля», – вспоминает он. «Я ставил оперы на заброшенном катке и в зданиях промышленных предприятий».

В постановке оперы «Отелло» Грэм Вик задействовал хористов–любителей, в буквальном смысле людей с улицы, многие из которых вообще впервые в жизни пели в хоре.

«Роскошь классических театральных интерьеров отпугивает «непосвященных», – уверен режиссер. «Новички, в отличие от тех, кого родители водили в театр с детства, там чувствуют себя не в своей тарелке. Когда я выбирал в качестве сцены здание бывшей фабрики или лесную поляну, мной руководило в впервую очередь желание снести этот психологический барьер».

Снос психологических барьеров – своего рода специализация знаменитого британца. Смогут ли зрители его версии «Бориса» иначе взглянуть на первых лиц своей страны?

Надо сказать, что европейские, а затем и американские оперные труппы особенно полюбили оперу Мусоргского с приходом к власти Владимира Путина и последующим воцарением «тандема». Осенью 2010 года постановка «Бориса Годунова» (режиссер – Стивен Вадсворт) в Метрополитен Опере в Нью-Йорке побила рекорды продаж, шла с неизменным аншлагом, а обозревать ее прибыли критики ведущих мировых изданий.

«Главной темой «Бориса» стал фатум, неотвратимость возмездия и глубина личной человеческой трагедии русского царя», – так воспринял спектакль Майк Силверман, музыкальный  обозреватель «Канадиан Пресс».

В интервью газете «Нью-Йорк Таймс» накануне премьеры, Стивен Вадсворт отметил, что, на его взгляд, в спектакле есть два главных действующих лица: беспощадный и беспрестанно терзаемый чувством  вины русский царь Борис Годунов, и неприкаянный русский  народ  в великом многообразии характеров, от своенравных бояр до мудрых пилигримов и почти по-детски беззащитного юродивого.

Вероятно, движимые сочувствием, режиссеры то так, то эдак пытаются помочь русским наконец перестать бояться «царя». Как это сделать? Да очень просто. Выставить «очень важную персону» – в лице злополучного Бориса – смешным или жалким параноидальным фриком. Иногда для этих целей западные театры могут рекрутировать и российского постановщика. Так произошло в 2005 году со спектаклем Дмитрия Чернякова, поставившего ироничного, но, в общем, беззлобного «Бориса Годунова» в Берлинской опере. Исполнитель партии Бориса, всемирно известный немецкий бас Рене Папе называет главного героя «лузером».

«Ну, конечно же, Борис Годунов – самый настоящий лузер, несмотря на все свое богатство, короны, скипетры и властные полномочия», – делится со мной Рене Папе. «Его гложут и снедают не лучшие чувства. Несчастный одинокий человек, которому и словом не с кем перемолвиться. Одна из самых страшных ситуаций, которая может произойти с человеком, – это когда он никому не может довериться. Одиночество – та цена, которую им проходится платить за власть над окружающими. Годунов ищет одновременно и любви, и власти, что практически невозможно по сути».

Вот, в общих чертах, европейский рецепт выхода из пике и обозначен. Лузеров не боятся. В их положение вникают. Им сочувствуют. Случается – помогают. Иной раз устраивают воспитательную встряску. Но добивают – только очень жестокие.

Есть, конечно, некоторый нюанс в том, что лузер в епропейском понимании – это человек, наступивший себе на горло и, в угоду золотому тельцу, лишивший свою жизнь эмоций, а в России это слово применяют преимущественно в отношении небогатых, не сделавших карьеры мужчин или незамужних женщин из тех, кому за тридцать. Но не забывайте, что спектакль ставит профи по сносу психологических барьеров.

«По правде говоря, я знаю о будущей постановке чуть больше, чем могу вам рассказать», – намекнул режиссер. «Просто мне совсем не хочется, чтобы в один прекрасный день на пороге моего дома возник неприметный человек в сером плаще и, приветственно похлопав по плечу, сказал что-то вроде «извини, приятель, много болтаешь, со спектаклем, сам понимаешь, ничего не получится». Я в общем-то догадываюсь, что с исчезновением СССР с карты мира люди в сером никуда не делись, и личного знакомста с ними я, не скрою, предпочел бы избежать».

©
Подписка на Euromag

Ангел от Кустурицы 10 сентября 2012, 10:33

Ангел от Кустурицы

Эмир Кустурица возглавит жюри Первого международного кинофестиваля, который откроется 21 сентября в рамках Третьего петербургского кинофорума.

NO VISA – против бюрократии и жульничества 3 сентября 2012, 10:13

NO VISA – против бюрократии и жульничества

Каждый, кто хоть раз выстоял длиннющую очередь под дверью консульства одной из стран Евросоюза с объемистой папкой документов в руках, слышал проклятия соотечественников в...

Пришло время открыть уши 23 августа 2012, 12:18

Пришло время открыть уши

24 августа в столице Швеции откроется десятый международный фестиваль Балтийского моря – совместный проект художественного руководителя Мариинского театра Валерия...

Новая жизнь «Крестов» 16 августа 2012, 12:22

Новая жизнь «Крестов»

Старейшая петербургская тюрьма «Кресты» готовится к переезду в Колпино, где завершается строительство нового следственного изолятора. Последний заключенный покинет...