Иногда дрянь прорывается

30 марта 2012 года, 08:06

Представьте себе: вы темнокожий. Я понимаю, это сложно представить человеку, привыкшему к тому, что негры живут в Африке, и иногда становятся президентами США, но все-таки. При этом вы не просто негр, а еще и гражданин Германии. Вы законопослушный гражданин, и вы едете в электричке в город Кобленц, в сотне километрах от границы с Францией. В какой-то момент в вагон заходят сотрудники федеральной полиции, видят вас и ваше черное лицо, радостно идут к вам и требуют предъявить документы. «Причина?» – «Какая причина, хлопчик?! Проверка документов в рамках борьбы с нелегальной миграцией!»

Сергей Сумленный

имя: Сергей Сумленный

Сергей Сумленный - политолог, глава представительства немецкого фонда Генриха Бёлля в Украине. Работал в московском бюро крупнейшей немецкой телерадиокомпании ARD, во франкфуртской редакции газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, отвечал за консультирование по вопросам российских санкций в немецкой консалтинговой компании SCHNEIDER GROUP. Защитил диссертацию по истории взаимоотношений власти и СМИ в послевоенной Германии (ИНИОН РАН). Автор книг «Немецкая система» и «Немецкий формат».

Тут надо пояснить вот что. Немецкие полицейские обычно стараются соблюдать закон. Но иногда дрянь прорывается. Чаще всего дрянь прорывается, когда полицейские общаются с чернокожими. Так, в этом году баварскими полицейскими был выпущен календарь, изображающий «смешные» сценки из работы полиции.

На одной из картинок блондин-полицейский притаскивает в участок карикатурно выглядящего чернокожего (огромные губы, глаза навыкате), который, брызжа слюной, орет на скромную белую шатенку-полицейскую: «Щито значыт дэло темное?!» После скандала в СМИ популярный среди полицейских календарь изъяли из участков, однако сами полицейские, похоже, так и не поняли, что же вызвало возмущение публики.

Собственно, такие календари выпускались полицейскими и раньше. В сети до сих пор можно найти картинки из них. Двое полицейских сидят за конторкой, тут же сидит обезьяна. Полицейский говорит: «Хм, он утверждает, что сбежал не из зоопарка, а из приюта для мигрантов». Смешно? Полицейским было смешно, видимо.

Другая карикатура: полицейский откатывает пальчики карикатурному губастому негру и хвастается напарнице-блондинке: «Да тут и чернила не нужны, достаточно просто намочить ему пальцы!» Ну и, наконец, самое сладкое: обвешанный наручниками и дубинками блондин-полицейский дает смачного пинка карлику-негру, увешанному браслетами и одетому в национальную африканскую одежду. Негр смешно катится кубарем по земле, а полицейский говорит напарнице: «Да он же наверняка из Пендалестана!»

Так вот, теперь к нашей ситуации. В поезде у Кобленца федеральные полицейские (немецкая смесь пограничников и ФСО) искали нелегальных мигрантов. Увидев темнокожего, они потребовали у него документы на проверку. Темнокожий возмутился, потому что, по его словам, он ничего не нарушал и был обычным пассажиром. Полицейские скрутили его, доставили в отделение, обыскали, наконец нашли водительские права, пробили личные данные ‒ и оказалось, что задержанный не только легально находился на территории страны, но и еще был гражданином Германии.

На этом история не закончилась – полицейские подали в суд на гражданина, обвинив его в «оскорблениях сотрудников полиции». В ходе суда полицейские подтвердили, что единственной причиной проверки документов был черный цвет кожи гражданина. Тут уже в суд подал на них гражданин ‒ за расизм. Суд, однако, посчитал, что проверка по цвету кожи не нарушает права граждан, т.к. проводилась «на основе пограничного опыта» ментов и в районе, где часто ездят нелегалы, а статья 22 «Закона о федеральной полиции» разрешает федеральным полицейским требовать документы и вещи на проверку у граждан в поездах и на вокзалах.

Однако, дело не столько в том, имели ли полицейские право осуществлять проверку подозрительных лиц. Вопрос в другом: может ли считаться «подозрительным» один лишь цвет кожи? По мнению суда Кобленца – да, может. Мол, «пограничный опыт» говорит полицейским, что многие нелегалы – чернокожие, и, значит, выборочная проверка чернокожих имеет право на существование.

Переведем на простой язык: чернокожий, будь он урожденный немец, доктор наук, депутат парламента и кавалер всех возможных немецких орденов, остается для немецкого полицейского в первую очередь подозрительным иностранцем. И эту подозрительность невозможно компенсировать никакой интеграцией: ведь если язык можно выучить в совершенстве, поведение в обществе отточить до мельчайших немецких нюансов, цвет кожи остается с человеком до смерти. Если ты, конечно, не Майкл Джексон.

Если посмотреть на ситуацию с такой стороны, то неудивительно, что чернокожий гражданин Германии отказался предъявлять полицейским документы. Разумеется, для него было оскорбительным то, что из всего вагона пассажиров полицейские выбрали для контроля именно его.

А ведь можно вспомнить и другие случаи, когда чернокожие (или просто смуглые) иностранцы страдали от полицейского произвола куда больше! 28 мая 1999 года немецкие пограничники в процессе депортации убили беженца из Судана Амира Агиба. Амир легально находился в Германии до 1998 года, когда потерял право на жительство в стране после развода с немецкой женой. После этого Агиб остался в стране нелегально. В апреле 1999 года у Агиба украли куртку, и он по глупости пошел заявлять об этом в  полицию. Разумеется, его арестовали и стали готовить к депортации.

Именно в ходе депортации три полицейских, приставленные сопровождать Агиба, убили его: весь рейс Агиб провел в скрученном состоянии, с надетым на голову мотоциклетным шлемом. Когда от пыточной позы он стал задыхаться, полицейские еще сильнее сдавили его ‒ самолет Агиб покинул уже трупом. В ходе полета полицейские еще и оболгали Амира, объяснив стюардам, что сопровождают «насильника и убийцу», что совершенно не соответствовало действительности.

По факту гибели Амира Агиба было возбуждено уголовное дело, процесс продолжался пять лет. В итоге полицейские отделались штрафом в 2 000 евро и условным заключением на срок в девять месяцев. Никто из убийц даже не потерял работу, поскольку случившееся было квалифицировано как «неопасное преступление».

В 2005 году другой иностранец ‒ нигериец Ури Ялло ‒ погиб, находясь в полицейском участке саксонского города Дессау, славного своими неонацистскими традициями.

Ури Ялло был доставлен в участок после того, как якобы в пьяном виде приставал к прохожим. Вслед за этим он был избит, скован наручниками, положен на огнеупорный матрас и почему-то полностью сгорел, хотя до этого все его карманы были выпотрошены, и никаких горючих предметов найдено не было. Полицейские упорно хранили молчание о случившемся, и судебный процесс закончился ничем. Кстати, управление полиции в ходе процесса вначале также пыталось представить нигерийца «насильником».

Бытовой расизм, загнанный под ковер и бурлящий под столиком пивных, проявляется в Германии в первую очередь по отношению к чернокожим. Известный немецкий журналист Гюнтер Вальрафф, прославившийся еще в 1970-е годы серией разоблачительных репортажей о работе бульварной прессы, и специализирующийся на стиле расследований «под прикрытием»(Вальрафф – мастер грима, что позволяло ему маскироваться и под турецкого таксиста, и под нелегального строительного рабочего), в 2010 году выпустил новое расследование – снятый скрытой камерой фильм «Черным по белому».

Идеально загримированный под темнокожего (выглядящего, примерно, как эфиоп) мигранта, Вальрафф пытался снять квартиру, вступить в садоводческое товарищество, проехаться на электричке по саксонской провинции, а также получить в Баварии разрешение на покупку охотничьего ружья. Результаты поездки Вальраффа поразили даже самых скептически настроенных к Германии зрителей. Скрытая камера бесстрастно фиксировала, как даже благожелательно настроенные к персонажу Вальраффа незнакомые люди, увидев «негра», мгновенно переходили на «ты» с пожилым темнокожим (ситуация, немыслимая в Германии по отношению к белому немцу).

В саксонской электричке Вальраффа чуть не побили местные праворадикальные пассажиры, а баварские чиновники заявили ему, что он «не может» быть немецким гражданином, и приказали убираться из офиса, пока они не вызвали полицию. Квартиру снять журналисту тоже не удалось: хозяйка сослалась на то, что «уже сдала ее», однако же позвонившим в дверь после Вальраффа следующим клиентам (их роль тоже сыграли журналисты, снимавшие все происходящее скрытой камерой) похвасталась, как лихо провела «совсем ненужного в качестве жильца черного».

Разумеется, обычный немец (и даже светлокожий мигрант) редко встречается с подобными проявлениями расизма. Именно поэтому обычному человеку сложно не только поверить в реальность происходящего, но и примерить ее на свою шкуру. И, конечно, возмущение темнокожего пассажира кажется надуманным. Но только до тех пор, пока не вспомнишь, что день за днем ‒ и до конца своей жизни ‒ этот темнокожий будет оставаться иностранцем в собственной стране. 

©
Подписка на Euromag

Первый по изнасилованиям 19 января 2016, 09:53

Первый по изнасилованиям

Российские СМИ радостно распространяют сообщения об изнасилованиях в Германии – даже если те, скорее всего, выдуманы местными нацистами.

Снега нет и не будет 29 декабря 2015, 10:58

Снега нет и не будет

Самый большой дефицит сейчас в Европе – это снег. Обычный новогодний снег на лыжных курортах.

Как переехать в Берлин 2 ноября 2015, 13:11

Как переехать в Берлин

В России вышла новая книга автора EUROMAG и бывшего собкора журнала «Эксперт» в Берлине Сергея Сумленного. «Берлин: Веселая столица, или от рейхстага до...

Беженцы – это Европа 7 сентября 2015, 11:50

Беженцы – это Европа

С моей дочерью в берлинский детский сад ходят две девочки-сирийки. Каждый раз, когда я захожу за дочерью и вижу их, я счастлив, что эти две девочки играют в кукол в Берлине...