Лучше бы молчал

6 апреля 2012 года, 16:44

Гюнтер Грасс написал стихотворение в поддержку дела мира. Почему же ему аплодируют только антисемиты?

Сергей Сумленный

имя: Сергей Сумленный

Сергей Сумленный - политолог, глава представительства немецкого фонда Генриха Бёлля в Украине. Работал в московском бюро крупнейшей немецкой телерадиокомпании ARD, во франкфуртской редакции газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, отвечал за консультирование по вопросам российских санкций в немецкой консалтинговой компании SCHNEIDER GROUP. Защитил диссертацию по истории взаимоотношений власти и СМИ в послевоенной Германии (ИНИОН РАН). Автор книг «Немецкая система» и «Немецкий формат».

Израиль готовит ядерный удар, чтобы «стереть с лица земли» иранский народ. Мировая закулиса накинула на весь мир тугую сеть, заставляющую молчать об агрессивных планах Израиля, а смельчаков, рискнувших открыть рот, шельмуют и наказывают. Немцы стали жертвой коммерциализации памяти о преступлениях нацизма и молчат больше всех, хотя Израиль уже делает их соучастниками преступления в подготовке геноцида иранского народа.

Думаете, это бред немецкого неонациста? Если бы это было так! Все содержание абзаца выше ‒ это краткая выжимка из пространного стихотворного памфлета классика современной немецкой литературы Гюнтера Грасса, опубликованного в четверг в ведущей газете Германии, мюнхенской Süddeutsche Zeitung (с полным подстрочным переводом стихотворения, написанного по-немецки белым стихом, можно ознакомиться в конце этого текста).

Неудивительно, что Германию трясет второй день подряд. Немецкий классик, известный своими левыми взглядами и сделавший имя на борьбе с проявлениями неофашизма и правого радикализма, оказался обычным антисемитом ‒ это ли не шок?

Кстати, если по-честному, то не шок. Смычка немецкого левого интеллектуала с антисемитскими праворадикальными идеями совершенно не удивительна. Поскольку открытый антисемитизм в Германии вызывает очевидное отторжение, и, к тому же, может попасть под уголовное преследование, антисемиты нашли отличный выход для своих эмоций: они клеймят не евреев, а государство Израиль. Именно государство Израиль становится в левой радикальной риторике «империалистическим» и «фашистским», его армия ‒ агрессором, а борьба с Израилем ‒ справедливой.

Такое отношение к Израилю имеет в левой немецкой среде давние корни. Еще в 1960-е годы левацкие террористы из организации RAF проходили тренировки в террористических лагерях «Организации освобождения Палестины». Организатор RAF Ульрика Майнхоф пыталась вывезти из Германии своих дочерей ‒ для того, чтобы отдать их на воспитание палестинским террористам. В последующие годы Израиль воспринимался левыми как «форпост американского империализма», в то время как окружающие его арабские государства ‒ «страдающими от империализма».

Левые немецкие террористы убили и ранили на территории Германии десятки американских солдат ‒ и даже расстреляли из гранатомета автомобиль командующего американской группировкой в Германии. Операция «Буря в пустыне» и вторжение в Ирак в 2003-м году еще больше подстегнули левый немецкий антиамериканизм, а вслед за ним ‒ и ненависть к Израилю, который, в левой идеологии, выступает подстрекателем американских агрессий на Ближнем Востоке.

Как следствие ‒ заявлениям президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада, требующего стереть Израиль с лица земли, всегда находятся оправдания («это преступный сионистский режим довел его до этих речей»), а действия Израиля ‒ от постройки стены до проведения антитеррористических операций ‒ всегда оказываются однозначно преступными и провоцирующими палестинцев, Иран и другие силы на «отчаянный, но объяснимый ответ».

Разумеется, критика военных акций Израиля вполне имеет право на существование. Но, вот только когда партия «Левых» (заседающая, кстати, в бундестаге) распространяет листовки, которые начинаются якобы цитатой из Ариэля Шарона: «Мы, еврейский народ, контролируем Америку, и американцы знают это», а в центре этой листовки размещена звезда Давида, перетекающая в свастику ‒ это уже не критика Израиля, это антисемитизм.

Когда депутат бундестага от партии «Левых» Инге Хёгер выступает в немецком Вуппертале на конференции по вопросу Палестины, и на ней надета накидка с картой Ближнего Востока ‒ без Израиля! ‒ то это не критика Израиля, это декларация желания уничтожить Израиль, как мечтают иранские муллы. Так что, образ мысли Грасса совершенно не нов и не удивителен. В Германии вполне можно быть левым ‒ и при этом записным антисемитом.

Теперь к Грассу и его стихам. На взгляд иностранного читателя, стихи Грасса не очевидно антисемитские. Да и мог ли записной антифашист (хотя и бывший эсэсовец ‒ в 17 лет Грасс поступил на службу в ваффен-СС, что скрывал долгие послевоенные десятилетия, пока правда не всплыла в 2005 году) Гюнтер Грасс объявлять Иран жертвой, а Израиль ‒ готовящим геноцид страной-агрессором?

Так кажется только иностранцу, и только на первый взгляд. Любой немец (или любой иностранец, проживающий в Германии долгое время) отлично видит все составные части антисемитского послания в стихотворении Грасса. Давайте разберем его по деталям.

Во-первых, главный пафос стихотворения Грасса состоит в том, что критика Израиля, как и упоминание его ядерного потенциала, строго запрещены в Германии и в мире. А вот Грасс ‒ на смертном одре, и потому, бесстрашный, ‒ находит в себе силы сказать правду и бросить в лицо еврейской мировой закулисе смелые строки. Потому и заголовок: «Что должно быть сказано», и две первые строфы посвящены именно нагнетанию пафоса вокруг отважного заявления одиночки посреди всеобщего заговора молчания.

Так вот, это грубейшая ложь и любимый тезис немецких (да и не только) антисемитов. На самом деле, немецкие СМИ регулярно и очень жестко критикуют Израиль, и открыто говорят об израильской ядерной программе.

Вот, например, выдержки из статьи в немецком журнале Der Spiegel (а это самый тиражный еженедельник страны с тиражом под 1 миллион экземпляров и аудиторией около 3 млн человек) 5-го марта 2012 года:

«Правонационалистическое правительство Нетаньяху в Иерусалиме с помпой реализует свою мечту о Великом Израиле, продолжает – в нарушение международного права – строить поселения, и практически заморозило переговоры с палестинцами. Из Вашингтона не слышно критики. Нетаньяху продавил свою линию. <...> Израиль измеряет время (до своего удара по Ирану) не относительно того, когда Иран построит бомбу, а относительно того момента, когда удар Израиля не нанесет Ирану существенного ущерба. <...> Узкое ядро генералов планирует военный удар. <...> Военные и политики с удовольствием рисуют картину всемогущего в военном плане Израиля. <...> Большинство израильтян не ограничивают свое правительство в его фантазиях о всемогуществе. Согласно опросам, 81% израильтян поддерживают идею удара по Ирану без поддержки США». 

Но, может, немецкие СМИ молчат про атомную программу Израиля? Тоже нет. Вот немецкий новостной телеканал n-tv сообщает спокойно, как об общеизвестном факте: «Германия поставляет атомной державе Израилю очередную подводную лодку».

А вот – тот же Der Spiegel подробно знакомит читателя с ядерным арсеналом Израиля и средствами его доставки, а также подробно рассказывает о том, что создание арсенала связано с нарушениями прав израильтян, сообщающих за рубеж о ядерном проекте: «Атомная держава Израиль: однозначно неоднозначно. <...> По разным оценкам, Израиль располагает арсеналом от 100 до 200 ядерных боеголовок. То, насколько эта тема остра, показали 80-е годы. <...> В 1986 году сотрудник исследовательского центра в Димоне Мордехай Вануну сообщил британской прессе детали военной программы. Так стало известно, что в Димоне производятся различные ядерные боеголовки. Вскоре после этого Вануну был похищен израильскими спецслужбами и осужден на закрытом процессе.

Он отсидел 18 лет в тюрьме и до сих пор живет с поражением в гражданских правах в Израиле. Ему запрещено покидать страну. <...> Продажа подводных лодок Израилю, на значительную часть финансируемая из федеральных средств, каждый раз вызывает горячую дискуссию. Если эти подлодки будут применены для того, чтобы нести ядерные боеголовки, Германия внесет вклад в распространение оружия массового поражения, предупреждают эксперты». 

Наконец, тот же Der Spiegel всего пару лет назад подробно рассказывал о том, что, по ряду сведений, Израиль в свое время пытался предоставить ядерное оружие режиму апартеида в ЮАР: 

Разумеется, Грасс, как живущий в Германии интеллектуал, не мог не видеть всех этих постоянных статей в немецкой прессе. Он также не мог не видеть постоянные демонстрации проживающих в Германии палестинцев с антиизраильскими требованиями. Не мог не слышать призывы левых депутатов бойкотировать Израиль. Ложь Грасса о том, что израильская ядерная программа не упоминается в немецкой прессе, а израильская внешняя политика не становится объектом критики ‒ это типичное заявление антисемита, игнорирующего факты.

Еще интереснее Грасс обходится с другим популярным среди праворадикалов тезисом ‒ что Германия-де невинно страдает от того, что злые силы вокруг нее эксплуатируют память немцев о преступлениях нацистов, и делают на этом бизнес.

В стихотворении Грасс активно иронизирует над термином «компенсация» (Wiedergutmachung):

«из моей страны,

которую древние преступления,

которые нельзя сравнивать,

время от времени догоняют и призывают к ответу,

регулярно и чисто по-деловому, хотя и

быстренько называя это «компенсацией»,

должна быть поставлена в Израиль

очередная подводная лодкa»

Германия действительно поставляет в Израиль подводные лодки со значительной скидкой (большую часть стоимости подлодки оплачивает правительство Германии). Однако, во-первых, это не уникальная ситуация. Тем же грекам немецкие оружейники поставляли и танки, и подводные лодки, не дожидаясь перевода денег (и деньги так и не приходили на счета). А вот ирония над термином «компенсация» ‒ это однозначный маркер, по которому можно отличить немецкого антисемита. Достаточно сказать, что на предвыборных плакатах немецкой неонацистской партии «Республиканцы» во Франкфурте пять лет назад было написано одно-единственное слово: «Компенсация».

Ирония же Грасса над тем, что «преступления нельзя сравнивать», и память о них используется «по-деловому» ‒ отлично дополняет вполне однозначно считываемый любым немцем антисемитский контекст. Разумеется, профессиональный писатель Грасс не мог не понимать этого, и выбрал данные слова не случайно.

Посмотрим дальше. Грасс обвиняет Израиль в подготовке ядерного геноцида иранцев ‒ мол, удар, «который может стереть с лица земли» иранский народ, многократно отработан Израилем. Интересно, что уже на следующий день в интервью первому каналу немецкого телевидения ARD Das Erste, Грасс стал увиливать и говорить, что «не знает», как ударит Израиль, что допускает удар обычным оружием, но если этот удар будет по АЭС, то «атомная авария» может быть опасной. После этого Грасс упомянул Фукусиму ‒ не пояснив, правда, стерт ли сегодня с лица земли японский народ.

Более того, в объяснениях своего стихотворения, данных немецким СМИ, Грасс пошел еще дальше ‒ и более чем прозрачно сравнил современный Израиль с нацистской Германией, а критикующие стихотворение Грасса немецкие СМИ ‒ с геббельсовской пропагандой.

Так, Грасс заявил (и повторил не меньше трех раз в интервью немецкому телевидению), что немецкие СМИ ‒ «подключены» в своей критике стихотворения Грасса. «Подключенность» ‒ это нацистский термин, которым обозначалось включение медиа в систему министерства пропаганды. Такой выбор слов тоже не случаен, и может быть сравним разве что с употреблением термина «зондеркомманда» по отношению к группам бундесвера в Афганистане.

Кроме того, в своем интервью первому каналу немецкого ТВ Грасс пояснил, что выбрал для своего стихотворения название «То, что должно быть сказано» потому, что помнит опыт своего поколения, которое говорило в 50-е годы: «ах, если бы мы (тогда) знали» (имея в виду, что, мол, если бы мы при нацистах знали, что тогда делалось в лагерях уничтожения, то мы бы их не поддерживали). И сегодня Грасс так назвал свое стихотворение, чтобы люди не говорили, что они не знают, что делает Израиль. Таким образом, в мировоззрении Грасса действия нацистов и действия Израиля сегодня ставятся на одну доску.

Я так подробно рассматриваю детали стихотворения Грасса, а также его последующих интервью, поскольку для российского читателя неочевидны многие маркеры, отчетливо видные из Германии, и отлично идентифицирующие для любого немца именно антисемитский (а не антивоенный) пафос Грасса.

Собственно, в своем интервью первому каналу немецкого телевидения Грасс еще раз отлично показал, что все те смыслы, которые критики Грасса прочитали в его стихотворении, в нем действительно присутствуют. Также Грасс отлично продемонстрировал, что причина у его нападок на Израиль та же, что и у большинства леваков ‒ глубинный, догматический антиамериканизм, заставляющий нападать на тех, кого левая догматика считает проводником американской политики на Ближнем Востоке.

Вот Грасс отвечает на вопрос журналиста, как смотрится бывшее членство Грасса в СС на фоне его нынешних стихов. Думаете, Грасс отвечает про СС? Нет, он лишь одним предложением упоминает свое членство, и поясняет, что он был тогда «молод». Но затем Грасс несколько минут разглагольствует про разжигание Западом войн на Ближнем Востоке. Грасс вспоминает шаха Ирана и поддержку со стороны США, он говорит о США с ненавистью, вспоминает поддержку со стороны США саддамовского Ирака и 1 млн жертв ирано-иракской войны (что, видимо, должно оправдать нынешний Иран).

Дальше Грасс спрашивает: «Сколько диктатур были поддержаны западом, только потому, что они были антикоммунистическими?! Мы хотим терпеть это? Я сыт этим лицемерием Запада. Есть столько поводов посмотреть на себя самих. ФРГ является третьим по объему экспортером оружия. Это позор! Страна, которая две мировые войны пережила». Именно так, по мнению Грасса, выглядит ответ на вопрос о членстве писателя в СС.

Именно Израиль, а не Иран, по мнению Грасса, «угрожает хрупкому миру», потому что Иран-де слишком слаб для этого, вследствие «развязанной Западом» ирано-иракской войны. Также слабы для этого и арабские страны, несмотря на свою риторику. А Израиль имеет силу для этого, и Израиль является, к тому же, оккупационным режимом, полагает Грасс.

Таким образом, Грасс отлично артикулирует все антиизраильские и антисемитские тезисы, популярные в Германии. В общем, это и неудивительно: 84-летний писатель слишком долго жил в уверенности, что он является моральным эталоном страны. Такая уверенность мало кого доводила до добра ‒ а погруженность в достаточно замкнутую среду левых интеллектуалов, с традиционными симпатиями к палестинцам и традиционной нелюбовью к США и Израилю, только усугубила эту интеллектуальную слепоту, заставив писателя жить в выдуманном мире, где немецкие СМИ якобы не смеют критиковать Израиль, а армия Израиля планирует осуществить ядерный холокост населения Ирана.

Гюнтер Грасс,

То, что должно быть сказано

 

Почему я молчу, замалчиваю слишком долго

то, что очевидно, и что в штабных играх

отработано, в чьем завершении, выжившие,

мы являемся лишь сносками.

 

Это заявленное право на первый удар,

который может стереть с лица земли

иранский народ, закабаленный пустозвоном

и ведомый к организованному торжеству,

потому что подозревается,

что он способен построить атомную бомбу.

 

Но почему я запрещаю себе

называть по имени ту другую страну,

в которой много лет ‒ хотя и в тайне ‒

располагают растущим ядерным потенциалом,

вне контроля, потому что никакая проверка

туда не допускается?

 

Это всеобщее замалчивание этого состояния дел,

которому подчинилось мое молчание,

я воспринимаю как отягощающую ложь

и принуждение, которое грозит наказанием,

как только его не соблюдают;

вердикт «антисемитизм» нередок.

 

Но сейчас, поскольку из моей страны,

которую древние преступления,

которые нельзя сравнивать,

время от времени догоняют и призывают к ответу,

регулярно и чисто по-деловому, хотя и

быстренько называя это «компенсацией»,

должна быть поставлена в Израиль

очередная подводная лодка,

чье назначение состоит в том,

чтобы всеуничтожающие боеголовки

направлять туда, где не доказано

существование одной-единственной атомной бомбы,

но хочет быть из опасения доказательств,

я говорю то, что должно быть сказано.

 

Почему же я молчал до сих пор?

Потому что я думал, что мое происхождение,

которое запятнано несмываемым пятном,

запрещает мне вменять этот факт

как произнесенную правду государству Израиль,

с которым я связан и буду связан.

 

Почему я говорю только сейчас,

постарев и из последних сил:

ядерная держава Израиль угрожает

и без того хрупкому мировому миру?

Потому что должно быть сказано,

что уже завтра может быть слишком поздно;

в том числе потому что мы ‒ как немцы, достаточно виновные ‒

может стать поставщиками преступления,

которое можно предвидеть, и поэтому наше соучастие

не сможет быть смягчено

обычными отговорками.

 

И признаю: я больше не молчу,

потому что лицемерие Запада

мне надоело; к тому же, есть надежда,

что многие решатся освободиться от молчания и

потребовать виновника очевидной опасности

отказаться от насилия и

одновременно настоять на том,

чтобы неограниченный и постоянный контроль

израильского атомного потенциала

и иранского атомного производства

международной инстанцией

был разрешен правительствами обоих стран.

 

Только так всем, израильтянам и палестинцам,

даже больше: всем людям, которые в этом

оккупированном безумием регионе

живут друг с другом в тесной вражде,

и в конце концов и нам можно помочь.

©
Подписка на Euromag

Первый по изнасилованиям 19 января 2016, 09:53

Первый по изнасилованиям

Российские СМИ радостно распространяют сообщения об изнасилованиях в Германии – даже если те, скорее всего, выдуманы местными нацистами.

Снега нет и не будет 29 декабря 2015, 10:58

Снега нет и не будет

Самый большой дефицит сейчас в Европе – это снег. Обычный новогодний снег на лыжных курортах.

Как переехать в Берлин 2 ноября 2015, 13:11

Как переехать в Берлин

В России вышла новая книга автора EUROMAG и бывшего собкора журнала «Эксперт» в Берлине Сергея Сумленного. «Берлин: Веселая столица, или от рейхстага до...

Беженцы – это Европа 7 сентября 2015, 11:50

Беженцы – это Европа

С моей дочерью в берлинский детский сад ходят две девочки-сирийки. Каждый раз, когда я захожу за дочерью и вижу их, я счастлив, что эти две девочки играют в кукол в Берлине...