Дева всех румянее

20 сентября 2012 года, 10:35

Писать про Германию приятно, а рассказывать – еще приятнее. Мой знакомый немец, много лет живущий в России и работающий здесь, пишет сегодня в «Фейсбуке»: «Воскресенье, в тамбуре подмосковной электрички. Приходят три парня лет 30 с сигаретами в руках. Я: «Тут не курят!» Один в ответ: «Немцы пришли, что ли?» Они поворачиваются и уходят, не закуривая. Что это было?»

Сергей Сумленный

имя: Сергей Сумленный

Сергей Сумленный - политолог, глава представительства немецкого фонда Генриха Бёлля в Украине. Работал в московском бюро крупнейшей немецкой телерадиокомпании ARD, во франкфуртской редакции газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, отвечал за консультирование по вопросам российских санкций в немецкой консалтинговой компании SCHNEIDER GROUP. Защитил диссертацию по истории взаимоотношений власти и СМИ в послевоенной Германии (ИНИОН РАН). Автор книг «Немецкая система» и «Немецкий формат».

Что-что, как будто не понятно. Та самая странная, сложная, но крайне сильная связь русского народа с Германией это была. В любом русском, если поскрести, найдешь отнюдь не татарина, а немца – или, скорее, идеалистическое представление о немце.

О человеке, который «никогда не нарушит закон, все делает по правилам и упорядоченно, и умеет этот порядок устанавливать». А заодно – и Германии, как «стране, где все для людей, все по уму». Чем не представление о земле обетованной или о локализации рая на земле?

Собственно, последняя картина немца имеется не только в России, но даже и в Греции, где до недавних пор (пока немцы не были объявлены врагами страны номер один) бытовала поговорка «каждому греку нужен немец» – в том смысле, что только с Отто Рехагелем раздолбайская греческая сборная по футболу сможет добиться успехов. В общем, немцев в России любят и уважают, а к Германии отношение более чем теплое – особенно учитывая историю самых кровавых войн между Россией и Германией.

В прошедшие выходные я еще раз убедился в том, как точно и без промаха бьет немецкая тема в самое сердце российского читателя. Дело в том, что на выходные я прилетал в Москву представлять второе издание своей книги «Немецкая система», изданной вначале редакцией «Эксперт», а затем издательским домом «Дело», и представленной в Москве при поддержке EUROMAG.

Если бы мне кто-то сказал, что в солнечный пятничный день с удивительно теплой погодой (такая редкость в конце сентября!) несколько десятков человек набьются в небольшую комнатку книжного магазина «Циолковский» и добрых три часа будут слушать рассказы о Германии, я бы не поверил – но все было именно так. Люди пришли и в пятницу в «Циолковский», и в субботу в соседний «Библио-глобус». Огромное им за это спасибо.

Вообще, рассказывать в России про Германию – это одно удовольствие. Собственно, книга так здорово ложится на непринужденную беседу, поскольку она и писалась как беседа – на основе десятков разговоров с друзьями, которые приезжали ко мне в гости, а я возил их по Германии и попутно рассказывал истории.

«Вон, видите замок? В нем жил последний князь Меттерних, его предок получил замок в дар за отличное проведение Венского конгресса по разделу Европы после Наполеона, и вокруг замка растет отличный виноград, из которого делают замечательный рислинг. Да, конечно, мы заедем в ресторан, где его наливают, там и купить можно.

А вот последний Меттерних был женат на княжне Васильчиковой, она из семьи Романовых, родилась в январе 1917 года, жила в Германии, работала в немецком МИДе, и завещала себя похоронить во дворе замка, что и было сделано в 2006 году. Да, конечно, я покажу вам ее могилу. А пока посмотрите на памятник опоздавшему гонцу, вон, справа у дороги, – это памятник ошибке сбора винограда, из-за которой получился сорт вина позднего сбора». Собственно, стиль «а вот еще был случай» – это лучший способ рассказа о такой сложной и интересной стране, как Германия.

Германия – это вообще тот случай, когда объект идеально подходит для представления в России. С одной стороны, Германия – вот она, рядом, всего два часа лета. Та же Европа, что и мы, половина русских царей из Германии, даже кухни чем-то похожи в своей калорийности, обилии картофельных гарниров и по-всякому приготовленной свинины.

Да что там! Когда я работал продюсером в московском бюро немецкой телерадиокомпании ARD и ездил с корреспондентами по стране, ни в одной командировке не случалось так, чтобы не встретился человек, который бы не расплывался в улыбке: «о, Германия! Я там служил в ГСВГ, это были лучшие годы моей жизни!»

Так что про Германию русским вроде бы известно все. С другой стороны, Германия – это до сих пор терра инкогнита для русских. Про нее неизвестно, именно что, почти ничего, на рассказы о том, что немецким магазинам законодательно запрещено торговать в воскресенье, русский собеседник реагирует скептическим взглядом, а когда слышит, что в стране с верующих взымается церковный налог, а до 1960-х годов супружеская измена была уголовным преступлением, и вовсе прекращает верить в подобные росказни и отходит в сторону. Хотя это чистая правда.

Вообще, то, что русские любят Германию и иногда серьезно обижаются на критику в ее сторону (даже немцы так не обижаются порой – они-то привыкли свою страну рассматривать сквозь призму немецкого скепсиса) – это очень заметно. Еще Марина Цветаева начинала свое стихотворное обращение к Германии, напавшей на Советский Союз, с удивительного для тогдашней обстановки (бомбы падают на советские города) восторга этой страной: «О дева всех румянее // Между зеленых гор».

Сегодня же, если мимоходом критикуешь любые аспекты немецкой действительности (а она, как и любая действительность, не идеальна – в стране можно наткнуться и на ужасный сервис, и на шовинизм, и на проблемы в социальной сфере), всегда стоит держать в голове возможную автоматическую реакцию собеседника: «а что, в России лучше, что ли?»

Впрочем, это мелочи. Представлять в России книгу о Германии – это всегда здорово. Живая дискуссия с десятками людей – это лучшее, что может быть для журналиста, обычно общающегося с читателями через написание текстов перед монитором.

Один читатель спрашивает, чем отличаются восточные немцы от западных, другой – доказывает, что немецкого национального характера не существует, третий просит пояснить, действительно ли немцы так высокомерны, как про них говорят. Все в режиме реального времени, все в ситуации, когда сразу же чувствуешь, интересно или нет то, что ты рассказываешь, – есть ли контакт с аудиторией, близка ли им та страна, образ, который ты рисуешь. И нет ничего более приятного, чем видеть, что твою книгу про страну, которую ты любишь, и о которой хочешь рассказать как можно большему количеству людей, листают и несут на кассу. Большое спасибо за это всем.

©
Подписка на Euromag

Первый по изнасилованиям 19 января 2016, 09:53

Первый по изнасилованиям

Российские СМИ радостно распространяют сообщения об изнасилованиях в Германии – даже если те, скорее всего, выдуманы местными нацистами.

Снега нет и не будет 29 декабря 2015, 10:58

Снега нет и не будет

Самый большой дефицит сейчас в Европе – это снег. Обычный новогодний снег на лыжных курортах.

Как переехать в Берлин 2 ноября 2015, 13:11

Как переехать в Берлин

В России вышла новая книга автора EUROMAG и бывшего собкора журнала «Эксперт» в Берлине Сергея Сумленного. «Берлин: Веселая столица, или от рейхстага до...

Беженцы – это Европа 7 сентября 2015, 11:50

Беженцы – это Европа

С моей дочерью в берлинский детский сад ходят две девочки-сирийки. Каждый раз, когда я захожу за дочерью и вижу их, я счастлив, что эти две девочки играют в кукол в Берлине...