22 года вместе

3 октября 2012 года, 11:09

Если бы я был любителем конспирологических теорий, то я бы точно написал роман про то, что на самом деле объединение Германии было блестящей операцией восточногерманской разведки – Штази.

Сергей Сумленный

имя: Сергей Сумленный

Сергей Сумленный - политолог, глава представительства немецкого фонда Генриха Бёлля в Украине. Работал в московском бюро крупнейшей немецкой телерадиокомпании ARD, во франкфуртской редакции газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, отвечал за консультирование по вопросам российских санкций в немецкой консалтинговой компании SCHNEIDER GROUP. Защитил диссертацию по истории взаимоотношений власти и СМИ в послевоенной Германии (ИНИОН РАН). Автор книг «Немецкая система» и «Немецкий формат».

Смотрите сами. Сегодня, 23 года спустя падения стены и 22 года после формально-юридического объединения страны (8 ноября 1989 и 3 октября 1990 годов соответственно) объединенной Германией правят выходцы из ГДР. Нынешний канцлер ФРГ Ангела Меркель была в ГДР комсомольской активисткой и даже отвечала в своей ячейке за агитацию и пропаганду. А ее папа вообще сбежал после войны из ФРГ в ГДР. Нынешний же президент ФРГ Йоахим Гаук был в ГДР правозащитником под плотным наблюдением Штази. Думаете, такие люди просто так приходят к власти? Как бы не так!

Посмотрим дальше: в последние годы ГДР задыхалась в экономическом кризисе. Пустые полки, серые стены домов, тарахтящие и дымящие «Трабанты». Страну могло спасти только гигантское экономическое вливание. И оно случилось! За два десятка лет из ФРГ в бывшую ГДР было перекачано более 1,5 трлн евро, по 200 000 марок на каждого жителя страны. Какую здесь возвели инфраструктуру! Когда едешь на машине с запада на восток, границу между бывшей ФРГ и бывшей ГДР ощущаешь мгновенно – и собственной пятой точкой. Дело в том, что при выезде в бывшую ГДР дорога становится идеально ровной и пугающе новой, а машина начинает не ехать, а лететь. Западные немцы до сих пор платят со всех своих доходов «налог солидарности» – который тратится исключительно на востоке. Налог никто отменять не собирается, некоторые депрессивные западные города (вроде Бохума или Вупперталя) вынуждены даже брать кредиты, чтобы перекачать новые миллионы евро на восток, где уже не знают, какой перекресток дорог в третий раз за два года заново перекрыть асфальтом.

Кстати, за расходом денег на строительство инфраструктуры долгое время следил еще один уроженец ГДР – министр транспорта Вольфганг Тифензее. Чем не заговор?! В то время, как западные земли не знают, что делать с дырами в бюджете, мэр Берлина и премьер-министр Бранденбурга закопали в стройку аэропорта под Берлином уже добрых 4 млрд евро, и закопают еще, дай только срок. То же самое и с другими инфраструктурными проектами, да что там – в объединенной Германии федеральные земли, являющиеся донорами, это западные Бавария, Гессен, Баден-Вюртемберг и Гамбург – а восток деньги только потребляет.

И, наконец, посмотрим, как произошло падение стены. Официальная версия событий звучит так. В начале ноября 1989 года правительство ГДР разрабатывало законопроект по облегчению выезда граждан в Западную Германию. Различные версии законопроекта достаточно хаотично перекидывались между советом министров ГДР, министерством юстиции ГДР и политбюро ЦК СЕПГ. Вечером 9 ноября член политбюро ЦК СЕПГ Гюнтер Шабовски представлял зарубежным корреспондентам на пресс-конференции то, что он считал окончательным вариантом законопроекта, – не зная, что держит в руках куда более либеральную версию законопроекта, которую по представлению министерства юстиции его коллеги из политбюро успели подкорректировать в сторону ужесточения в ходе дневного заседания, на котором сам Шабовски не присутствовал.

Именно поэтому, отвечая в 18:53 на вопрос корреспондента итальянского агентства ANSA Риккардо Эрмана о порядке выезда, Шабовски ошибочно заявил, что граждане ГДР могут выезжать из страны, в том числе в Западный Берлин, автоматически получая выездную визу. В 18:57 корреспондент переспросил члена политбюро, с какого момента новый закон вступает в силу, и Шабовски, повертев в руках листок с записями, произнес свою ставшую исторической фразу: «Насколько я знаю, это вступает в силу… прямо сейчас, сразу же».

Дальнейшее было делом техники: фраза ушла по каналам информационных агентств и попала в редакции западноберлинских радиостанций. Те немедленно передали в эфир новость о том, что стена открыта для выезда. Через несколько минут первые жители ГДР пришли к пропускным пунктам. Спустя полчаса количество людей у стены достигло нескольких тысяч. Пограничники не знали, что делать с таким наплывом людей, заявлявших, что разрешение прозвучало из уст члена политбюро. Через несколько минут стена пала.

Вы можете поверить, что падение самой развитой страны социалистического блока, советского форпоста на западном направлении, самой мощной экономики соцлагеря и самой большой военной силы центральной Европы произошло из-за того, что член ЦК правящей партии оговорился на пресс-конференции? Или, спросим иначе: верите ли вы, что член ЦК мог действительно оговориться по такому важному вопросу, а само ЦК не предприняло никаких мер по предотвращению беспорядков, не вывело на улицы войска и не проинформировало пограничников на стене о трагической ошибке, последствия которой надо срочно предотвращать?

Вот примерно такой был бы у меня конспирологический роман. Мол, падение стены было срежессировано в кабинетах аналитиков Штази, законсервированная резидентура в недрах властного аппарата ФРГ пришла в движение, и объединение Германии на самом деле стало оккупацией Западной Германии – Германией Восточной, с тем, чтобы поставить, в конце концов, во главе страны настоящих восточных немцев, и в итоге обложить ФРГ данью в триллионы марок – и жить безбедно.

В принципе, под эту версию можно бесконечно подверстывать новые факты, вертя реальность так, как хочется. Например, можно вспомнить о том, что, пока западные земли бьются с опасными АЭС и дурно пахнущими угольными электростанциями, на востоке уже прошла (благодаря западным деньгам) энергетическая революция, и добрые 70% электроэнергии, потребляемой в Саксонии-Ангальт, уже генерируется возобновляемыми источниками энергии, в первую очередь – ветряками.

Или интерпретировать тот факт, что после объединения Германии ни один старший офицер армии ГДР, кроме единственного военврача-полковника, не получил возможность продолжать службу, так, что армия-победительница в полном составе отправилась на досрочный отдых, предоставив работу покоренной армии (благо, главнокомандующего-канцлера предполагалось поставить из восточных немцев).

Или, наконец, увидеть в новой реформе дошкольного образования, проводимой министром Кристиной Шредер (она, правда, родилась на западе страны), воплощение гэдээровской идеи о помещении всех детей дошкольного возраста в детские сады. В итоге, этот конспирологический роман основывался бы исключительно на фактах, но фактах специально отобранных и проинтерпретированных – и потому был бы совершенно фантастическим. Поэтому проще его не писать, а поздравить немцев с годовщиной объединения страны. 

©
Подписка на Euromag

Первый по изнасилованиям 19 января 2016, 09:53

Первый по изнасилованиям

Российские СМИ радостно распространяют сообщения об изнасилованиях в Германии – даже если те, скорее всего, выдуманы местными нацистами.

Снега нет и не будет 29 декабря 2015, 10:58

Снега нет и не будет

Самый большой дефицит сейчас в Европе – это снег. Обычный новогодний снег на лыжных курортах.

Как переехать в Берлин 2 ноября 2015, 13:11

Как переехать в Берлин

В России вышла новая книга автора EUROMAG и бывшего собкора журнала «Эксперт» в Берлине Сергея Сумленного. «Берлин: Веселая столица, или от рейхстага до...

Беженцы – это Европа 7 сентября 2015, 11:50

Беженцы – это Европа

С моей дочерью в берлинский детский сад ходят две девочки-сирийки. Каждый раз, когда я захожу за дочерью и вижу их, я счастлив, что эти две девочки играют в кукол в Берлине...