Пожар по-киевски

29 января 2014 года, 11:35

«Majdan», «Gruschewskogo», «Tituschki» - последнюю неделю эти слова в немецких СМИ повторяются не реже, чем в свое время «Bojewiki» и «Silowiki». Киевское восстание прочно закрепилось в прайм-тайме немецких новостей. Все мои знакомые немецкие журналисты, занятые в Москве, уже не по одному разу съездили в Киев. Чем дальше, тем привычнее они надевают каски и бронежилеты (один из коллег меланхолично заметил, что надписи «German TV» на бронежилетах вызывают у демонстрантов неконтролируемые вскрики «йа-йа» и «хэнде хох»). И чем дальше, тем более беспокойно рассказывают журналисты о происходящем в центре европейского города.

Сергей Сумленный

имя: Сергей Сумленный

Сергей Сумленный - политолог, глава представительства немецкого фонда Генриха Бёлля в Украине. Работал в московском бюро крупнейшей немецкой телерадиокомпании ARD, во франкфуртской редакции газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, отвечал за консультирование по вопросам российских санкций в немецкой консалтинговой компании SCHNEIDER GROUP. Защитил диссертацию по истории взаимоотношений власти и СМИ в послевоенной Германии (ИНИОН РАН). Автор книг «Немецкая система» и «Немецкий формат».

«Протесты в Киеве: битва за Украинский дом», «Восстание в Украине: Толпа на улице Грушевского», «Почему мы не можем быть безразличны к Украине» - это только некоторые заголовки немецких газет последних дней. В крайне эмоциональном репортаже журналист консервативной газеты FAZ описывает конвейер приготовления бутылок с зажигательной смесью и свой вопрос молодой девушке – знает ли она, что происходит с лицом милиционера, в которого попала горящая смесь? Девушка знает, как знает и о том, что происходит с похищенными оппозиционерами. Бульварная BZ напоминает о роли Кличко – самого известного в Германии украинца, любимого немцами уже больше десяти лет, героя всевозможных рекламных роликов, в которых он говорит с таким чарующим акцентом.

Разумеется, немецкие СМИ симпатизируют восставшим. Ну, а в самом деле – кому им симпатизировать? Не президенту же Януковичу, воспринимаемому как марионетка Кремля, и не «Беркуту», начавшему прицельно калечить журналистов еще за несколько недель до первых «коктейлей Молотова», полетевших из толпы.

Кстати, о коктейлях и прочих нарушениях порядка. Разумеется, никто в Германии в здравом уме не приветствует штурм административных зданий, строительство баррикад и тем более – метание в полицейских зажигательных снарядов. За любую из таких акций демонстрант в Германии легко может оказаться за решеткой.

В случае попыток применения силы в отношении полиции правоохранители могут и разогнать демонстрацию, и применить водометы, и задержать нарушителей. В Германии запрещено даже пресловутое ношение демонстрантом маски (Vermummungsverbot, §17a Закона о митингах), равно как и выход на демонстрацию в шлеме, велосипедных щитках и прочей защите (Schutzwaffenverbot, там же).

Однако это не значит, что любая возмущенная демонстрация в Германии сразу же разгоняется и подавляется. Каждый год на первое мая в Берлине собираются десятки тысяч демонстрантов со всей страны, многие из которых приезжают только для того, чтобы покидать в полицию камни и бутылки с зажигательной смесью.

Год от года берлинские городские власти допускают демонстрации, вырабатывая (часто – совместно с демонстрантами) удовлетворяющие все стороны схемы гашения конфликтов. Такая методика работает – и последний берлинский первомай оказался одним из самых мирных за всю историю. То есть – да, могли бы разогнать, запретить и подавить. Но этого принципиально не делается, и на этом основывается пресловутый общественный мир.

Более того. Немецкое законодательство имеет и другую сторону. 20-я статья Основного закона ФРГ гласит недвусмысленно: «Федеративная Республика Германия является демократическим и социальным федеративным государством. Вся государственная власть исходит от народа. Она осуществляется народом путем выборов и голосований и через посредство специальных органов законодательства, исполнительной власти и правосудия. Законодательство связано конституционным строем, исполнительная власть и правосудие – законом и правом. Если иные средства не могут быть использованы, все немцы имеют право на сопротивление любому, кто предпринимает попытку устранить этот строй».

Иными словами, за гражданами Германии закреплено право на вооруженное восстание. И это не пустые слова. Не случайно присяга новобранцев бундесвера традиционно проходит в Германии 20-го июля – в день покушения офицеров вермахта на канцлера Адольфа Гитлера. Именно так новобранцам дают понять – у военного есть и право, и обязанность выступить с оружием в руках против диктатора, узурпировавшего власть.

Разумеется, в обычной жизни никто, кроме совсем уж отвязанных радикалов, не станет пытаться объяснить метание зажигательных смесей в полицию необходимостью защиты конституции. Ну так, с другой стороны, и полицейские в Берлине и Мюнхене не устраивают охоту за съемочными группами мировых телеканалов, и не забивают до полусмерти попавшихся под руку демонстрантов.

Я работал в Германии на многих митингах – в том числе самых накаленных, со столкновениями праворадикалов и левых демонстрантов – и видел, как действует полиция в случае возникновения опасности. Ничего и близко похожего на ноябрьские избиения «Беркутом» мирных демонстрантов в Германии невозможно себе представить. А именно эти события привели к жестокой эскалации насилия в Украине.

Впрочем, не все, разумеется, так мирно и спокойно. Глядя на Киев (а до него из Берлина всего два часа лета) немцы не могут не беспокоиться. Перспектива получить в непосредственной близости от границ Евросоюза гражданскую войну по образцу Югославии никого не привлекает. А ведь происходящее в Украине так похоже на то, как на территории самой Германии полвека назад разгоралась террористическая война.

«Мы говорим: существо в униформе — не человек, а свинья, и поступать с ним надо соответственно. Это значит — с ним не надо разговаривать, с ним вообще нельзя разговаривать. В него надо стрелять», - если вы думаете, что эти слова принадлежат кому-то из активистов украинского Майдана, вы ошибаетесь. Это слова из статьи немецкой журналистки Ульрики Майнхоф, написанной еще в 1960-е годы.

Впрочем, эту статью Майнхоф писала уже из подполья, когда стала одним из лидеров подпольной террористической организации RAF, а вот до того, еще будучи популярной буржуазной колумнисткой, она посвятила отдельный текст поджогам дорогих магазинов в центре Франкфурта. Статья «Почему ты горишь, потребитель?» сравнивала пожар общества потребления с применением напалма американцами во Вьетнаме – и оправдывала революционные поджоги.

Уже через несколько лет поджоги супермаркетов сменились стрельбой на улицах, расстрелами прокуроров и полицейских. Власть ответила массовыми облавами и полулегализацией пыток, а ряд смертей активистов RAF леваки до сих пор считают внесудебными казнями. Если подобное начнет разгораться в Украине – немцы явно не будут рады.

То, что ситуация в Киеве волнует Германию больше, чем происходящее в Сирии или Египте (хотя и в отношении Киева, по словам одного высокопоставленного сотрудника немецкого МИДа, с которым я говорил на этой неделе, Германия ориентируется на Египет, то есть, на количество смертей в Каире при разгоне лагерей оппозиции – мол, если счет жертвам не дойдет до сотни, прямого вмешательства не будет) совершенно понятно. Украина ближе, Украина более европейская, Украина теоретически может стать кандидатом на вступление в ЕС.

Конечно, пока что вступление Украины в ЕС – не только невозможно, это настоящий кошмар для Брюсселя. Сорок пять миллионов человек населения (больше Польши и меньше лишь Германии, Великобритании, Франции и Италии), сотни километров не демаркированной границы с Россией, не демаркированная граница с Белоруссией, разваливающаяся экономика и близость к Дагестану и Чечне. Уже сегодня в Германии из 40 тыс. беженцев, подавших заявку на убежище, 10 тыс. – это выходцы из российского Северного Кавказа.

Представьте себе теперь, что будет, если Украина вступит в ЕС, и Северный Кавказ окажется отделен от Евросоюза лишь Ставропольским краем и узкой полоской воды Керченского пролива. Восточная граница ЕС будет проходить в паре сотен километров от воюющих территорий. Крым немедленно превратится в новую Лампедузу, а таманские контрабандисты, известные еще со времен Лермонтова, будут возить в ЕС все новых и новых беженцев – а, возможно, еще и дагестанских и чеченских террористов, потренировавшихся в Сирии, вернувшихся домой, но соскучившихся в родных Махачкале и Грозном по настоящей работе, и потянувшихся в Париж и Берлин.

Однако даже то, что сегодня никто Украину в ЕС видеть не хочет, не означает, что эта страна не рассматривается немцами как часть общего европейского пространства – и потому кровопролитие в украинской столице воспринимается как угроза, в первую очередь, европейскому миропорядку.

Впрочем, есть и еще один аспект восприятия событий в Украине. Это понимание того, что, как бы ни был жесток и преступен «Беркут», украинцы не смогут наказать его сотрудников. Даже в несравнимо более ясной ситуации – например, после Второй мировой войны, в случае с нацистскими полицейскими и судьями – наказание не постигло почти никого из низших, средних и даже высших членов силового аппарата. Те, кто выносил приговоры и приводил их в исполнение, чаще всего сохраняли за собой должности и в послевоенной ФРГ, и в послевоенной ГДР.

Возможности деклассировать десятки и сотни полицейских – даже по причине их участия в выполнении преступных приказов – нет ни у одного государства. Это во время гражданского противостояния оппозиция может тешить себя надеждой, что судья, бросающий за решетку людей по сфабрикованным делам, после смены власти будет привлечен к ответственности.

В реальности же оказывается, что судья сохраняет за собой место, и лишь изменившаяся политическая ситуация заставляет его по-другому относится к понятию верховенства закона. Германия пережила такую волшебную перемену в поведении судей и полицейских в послевоенные десятилетия, и тот, кто знает историю своей страны, знает и то, что такая перемена может случиться и в Украине. Но только с мечтами о революционной смене госаппарата, популярных на Грушевского, это имеет мало общего. 

Комментирую

Комментарии (9)

Костанец Евгения написала: 15.02.2014 04:56

Костанец Евгения

Протрите свои очки и пересмотрите записи с Майдана. А на счет кровопролития.. в узде надо было держать гомика своего, который приехал поддержать митингующих, на это как Германия смотрит, если она так переживает за свой миропорядок? Чтоб никто из гостей ЕС не сказал, что Украину там никто не хочет видеть? Ведь ВСЕ мировые СМИ, кроме России и Беларуси, нагнетали обстановку и разжигали ненависть к действующей власти, к Беркуту, заставляя сочувствовать уродам, не желающим ни работать, ни учиться, дай только кулаками помахать... А как настучали по морде, так за юбки ЕС репьями цепляются "спасите, помогите, нас мирных с палками, пушистых с цепями, обидели, щитами от нас закрываются".

Костанец Евгения написала: 15.02.2014 04:56

Костанец Евгения

Я что-то не поняла про "Беркут избивал демонстрантов за несколько недель до того, как в них полетели коктейли Молотова". Вы, Сергей, что-то не очень Сумленный, или очень, только на заказ (сумлинный на укр. яз. - ответственный). Нападения на Беркут начались за три дня до неподписания Ассоциации. Это раз. Второе - кого там Беркут избивал, если за несколько недель никого ан Майдане не было? И третье - при наличии мозги и Интернета, вы находитесь в плену заблуждений. Ребята три часа стояли под цепями и палками "мирных демонстрантов". Это ж все есть на видео, с указанием даты и времени.

Ефимов Алексей написал: 07.02.2014 12:50

Ефимов Алексей

Автор пытается доказать, что изначальные неправомерные действия Беркута всецело оправдывают те беззакония, которые продолжает творить толпа на улицах Киева и ее лидеры. Но это же чушь какая-то! Очевидно, что с точки зрения европейских ценностей и подходов оправдать евромайданный шабаш невозможно. За нарушением закона должно следовать наказание, а не выдача грантов и предложений должностей в правительстве. Недавние беспорядки во Франции и в Англии, точнее действия властей по их завершению - яркий тому пример.

r Vlad написал: 07.02.2014 12:16

r Vlad

Описано все правильно,но только надо иметь ввиду,что раньше или позже,но Украина станет полноправным членом ЕС,невзирая на просто свинячий визг из кремля.

игнатьев вася написал: 07.02.2014 09:37

игнатьев вася

полный бред, а не статья, брось писать Серега-займись делом.

Собол Макс написал: 06.02.2014 17:19

Собол Макс

Вспомните хотя бы беспорядки в Гамбурге, разгоняют жёстко, с помощью водомётов, дубинок, и гранат со слезоточивым газом, арестовывают сотнями

Собол Макс написал: 06.02.2014 17:18

Собол Макс

полная чушь,

Городецкий Максим написала: 03.02.2014 14:35

Городецкий Максим

Aвтор упустил факт, что практически все демонстрация протеста в Германии нужно санкционировать. А правительство потом еще рассмотрит: разрешить митинг или нет. И таких беспорядков, как творила толпа на Украине даже представить невозможно, в Германии это обернется такими штрафами, что за одну голову Ленина бюргер будет работать всю жизнь или угодит за решетку за вандализм. Ситуация вышла из под контроля и запад увидел дикую Украину...и похоже уже не захотел.

Коновалов Игорь написал: 31.01.2014 22:22

Коновалов Игорь

а очень хочется всех расстрелять потом, конечно. Надо создавать прецедент. Не забудем, не простим.

Подписка на Euromag

Первый по изнасилованиям 19 января 2016, 09:53

Первый по изнасилованиям

Российские СМИ радостно распространяют сообщения об изнасилованиях в Германии – даже если те, скорее всего, выдуманы местными нацистами.

Снега нет и не будет 29 декабря 2015, 10:58

Снега нет и не будет

Самый большой дефицит сейчас в Европе – это снег. Обычный новогодний снег на лыжных курортах.

Как переехать в Берлин 2 ноября 2015, 13:11

Как переехать в Берлин

В России вышла новая книга автора EUROMAG и бывшего собкора журнала «Эксперт» в Берлине Сергея Сумленного. «Берлин: Веселая столица, или от рейхстага до...

Беженцы – это Европа 7 сентября 2015, 11:50

Беженцы – это Европа

С моей дочерью в берлинский детский сад ходят две девочки-сирийки. Каждый раз, когда я захожу за дочерью и вижу их, я счастлив, что эти две девочки играют в кукол в Берлине...