В процессе

25 мая 2012 года, 14:41

- И ты мне хочешь сказать, что у вас нет коррупции? Этот вопрос (а по сути - упрек в необъективности) возникает почти всегда, когда ввязываешься в спор о преимуществе западной модели развития, и собеседнику, прямо скажем, нечем крыть.

Аркадий Сухолуцкий

имя: Аркадий Сухолуцкий

Аркадий Сухолуцкий родился и вырос в Москве.

Эксперт по компьютерным технологиям в сфере туризма (международные системы бронирования). В 91-ом покидает СССР. На протяжении многих лет работает в крупных американских корпорациях, где наряду с другими занимается и финансовыми вопросами. Работал в нескольких странах Восточной и Западной Европы, сейчас в Бельгии, Брюссель.

Много путешествует, владеет тремя иностранными языками, сотрудничает с «Газетой.ру» и журналом «Всемирный следопыт». Глубокое духовное родство с Парижем, конечно же, хорошо, но опыт работы в американских компаниях заставляет посмотреть на деньги иначе. «Прижимистые в быту европейцы просто знают цену деньгам, и у них есть чему поучиться», – сказал он нам при знакомстве. Из Москвы обычно привозит тонну газет и журналов. Нам обещал бельгийский шоколад: «Леонидас» и «Гудайву». Жаль, мы рассчитывали на «Пьер Марколини».

Коррупция, безусловно, есть. Но только система построена так, чтобы ее, хотя бы на бытовом уровне, практически, не было. На этом этапе для подтверждения своих слов я обычно, привожу какой-нибудь пример из жизни. И пыл собеседника заметно стихает. Взять хоть недавний визит в бельгийский Парламент. Достаточно яркая иллюстрация по теме: «Как это происходит у них?» Или «Почему коррупционерам в Европе живется так сложно?».  

Более двух лет назад я сдал в местное МВД документы на паспорт. Документы приняли, дали номер дела и сразу предупредили: «Мы как почта – вашу папку отправляем на рассмотрение в Парламент. Паспорт получите прямо у них. Обращаться к нам, по этому делу, совсем бесполезно. Ждите». И я стал ждать.

Спустя пару месяцев, домой пришли полицейские. Парень и девушка. Без предупреждения, просто позвонили в дверь.

– Здравствуйте, вы подавали документы для получения бельгийского гражданства?

– Да, подавал.

– Окей. На каком языке будем разговаривать?

– Давайте на французском.

Примерно такая, совершенно формальная и доброжелательная беседа состоялась между нами в тот день. В руках у них были какие-то бумаги. И в процессе беседы, полицейские что-то помечали в них. Вся процедура заняла три минуты.

И я решил: «Дело в процессе, чего волноваться?». И действительно, через несколько месяцев, пришло письмо из Парламента с номером дела и полезной информацией. В письме говорилось, что: «Процедура рассмотрения вашего дела может занять 18 и более месяцев. По всем вопросам обращайтесь...». На бланке были номера телефонов, адрес, и часы работы отдела бельгийского Парламента, который занимается вопросом гражданства.

В общем, спустя два года я решил позвонить. Телефон не отвечал. Пришлось навестить парламентариев лично.

Ну что вам сказать? Все очень скучно. Даже поругаться в очереди практически не с кем. Среди комплекса правительственных зданий, стоит какой-то невзрачный дом. На первый этаж и только в этот отдел, можно зайти свободно, без пропуска. Обычный зал ожидания. Надо взять номерок. Прием ведет один человек, но делает это динамично и споро.

С посетителями говорит в обычной раздражительно-нравоучительной манере человека, постоянно работающего с людьми. Время от времени он смотрит в компьютер, проверяет документы, снова что-нибудь объясняет. Хотя, кажется, что и без этого все ответы он знает давно, наизусть. Усталый, измотанный жизнью профи.

В нескольких метрах от него, за столом, сидит полицейский. Но не обычный, каких мы встречаем на улицах, а специальное подразделение – военная полиция. На рукаве внушительная нашивка – MP (Military Police). В Бельгии военная полиция обеспечивает безопасность правительственных учреждений  Видимо от скуки он с важным видом рассматривал какую-то карту, иногда поглядывая на сидящих в зале. А когда разговор с представителями Парламента переходил на повышенные тона, внимательно смотрел на настойчивых посетителей.

Однако, самое важное – как устроен прием. Клерк стоит за огромным, прямо до потолка, стеклом, как в каком-нибудь банке. Говорить нужно в микрофон, а документы передавать через специальный ящичек, как в валютном обменнике. То есть, хоть какая-то возможность «договориться», «ускорить процесс», «посодействовать» отсутствуют полностью. Все официально, легально и на виду у всех.

Наш разговор был очень коротким. Чиновник взял номер дела, посмотрел в монитор.

– Вы живете по тому же адресу?

– Да.

– Не вижу проблем и поводов для волнений. В начале следующего года решится вопрос.

– Но в письме говорится 18 месяцев, а они-то давно прошли...

– В письме говорится – он взял синий фломастер и подчеркнул нужное предложение – «не меньше 18 месяцев, а возможно и более».

– Но...

– Терпение. У нас много работы. Вы понимаете, что я вам говорю?

Ну конечно понимаю. Если без правительства жили полтора года, не особо тревожась, – как его оперативно сформировать, то вопрос с гражданством можно три года рассматривать. Никуда тут не денешься. Только странно, что отсутствие коррупции, эффективность, четкость и быстрота, в нашем случае, не уживаются вместе. А в остальном – порядок, вот везде бы так, правда?

©
Подписка на Euromag

Дайте жалобную книгу 26 октября 2013, 17:34

Дайте жалобную книгу

...Этим летом я показывал Брюссель гостям из Москвы. Очень скоро мы сели на террасе одной старой кофейни - прямо напротив музея с археологическими раскопками, но нам, если...

Фредерик Николай 24 июля 2013, 10:47

Фредерик Николай

Пиво «Волга», бар «Потемкин», большое бревно перед входом (после тысячного повышения цен на сигареты в Бельгии остались любители «подымить»), на...

День Королевы 6 мая 2013, 12:42

День Королевы

На известие о том, что королева Беатрикс отрекается от престола (в пользу старшего сына Виллема-Александра), в первую очередь откликнулись владельцы амстердамских отелей и...

Чтобы помнили 5 февраля 2013, 11:51

Чтобы помнили

На церемонию, посвященную Международному дню памяти жертв Холокоста (проходила в Еврокомиссии), я пришел очень рано. Зарегистрировался, получил бейдж, повесил на видное место...