Брюссельские вузы. Как стать своим?

20 декабря 2012 года, 13:51

Брюссель, осень, конец ноября. Сижу на кухне у друзей-художников, ем рыбу и с нетерпением жду: пришел поговорить с их сыном – студентом-первокурсником факультета математики одного из университетов Брюсселя. Беседовать собирались о ритуале «крещения» или «принятия в братство», которое прошел он на днях. Ужин заканчивается, кнопка записи на айфоне включена минут двадцать, результата по-прежнему никакого.

Аркадий Сухолуцкий

имя: Аркадий Сухолуцкий

Аркадий Сухолуцкий родился и вырос в Москве.

Эксперт по компьютерным технологиям в сфере туризма (международные системы бронирования). В 91-ом покидает СССР. На протяжении многих лет работает в крупных американских корпорациях, где наряду с другими занимается и финансовыми вопросами. Работал в нескольких странах Восточной и Западной Европы, сейчас в Бельгии, Брюссель.

Много путешествует, владеет тремя иностранными языками, сотрудничает с «Газетой.ру» и журналом «Всемирный следопыт». Глубокое духовное родство с Парижем, конечно же, хорошо, но опыт работы в американских компаниях заставляет посмотреть на деньги иначе. «Прижимистые в быту европейцы просто знают цену деньгам, и у них есть чему поучиться», – сказал он нам при знакомстве. Из Москвы обычно привозит тонну газет и журналов. Нам обещал бельгийский шоколад: «Леонидас» и «Гудайву». Жаль, мы рассчитывали на «Пьер Марколини».

Старую традицию хранят как военную тайну – «чужаков» кормят ужином, студент сыплет общими фразами, вопрос о десяти испытаниях откладывается на потом. «Я вам все расскажу, попозже». Терпеливо жду и медленно понимаю: во-первых, парень страшно ошибся с факультетом (надо было не на математика – в разведшколу идти), и второе – все обещания и договоренности – изменить имя и не упоминать универ – пока не сработали. Крепкий орешек. Хорошо, будем ждать.

О том, что ритуал «крещения» недавно закончился, брюссельские водители узнают одними из первых. На дорогах появляются молодые люди в разрисованных белых халатах, на голове кепка с длинным козырьком, в руке пивная кружка. У водил эти ребята ненавязчиво просят денег. Подает тот, кто в курсе: это часть старой традиции – после принятия в студенты идти на светофор, «за деньгами». В первый день собирают на Ассоциации инвалидов, в остальные – на студенческие организации.  

Посвящение в студенты или «крещение», как называют его здесь, обычно, состоит из десяти испытаний. Примерное описание есть в брошюре, которую дают всем, кто готов их пройти, не особо рассказывая обо всем окружающим. И хотя прямого запрета «на разглашение» как бы нет, однако, судя по тому, как Сергей (имя изменено) старается избежать «рассказа в подробностях» – тема эта для «непосвященных» закрыта.

По его словам, «вступление в братство» – традиция добровольная, многие первокурсники от участия отказались. «Жалко время тратить непонятно на что». Сергей говорит, что «хотел попробовать, испытать себя было интересно». Еще в школе мечтал попасть на «крещение». Зато теперь отказывается говорить с журналистом. Тоже логично.  

И все же что-то удается узнать. Процессом «крещения» руководят комиссары – студенты третьего и четвертого курсов. Десять этапов проходят за месяц. Все бросить, прекратив испытания, можно в любой момент. С осуждением такие студенты в универе не сталкиваются.   

А зачем тогда? Из рассказа следовало: испытания не сводятся к армейской дедовщине, где сломить волю и подчинить себе – основное правило и просто must, для начала. «Старослужащие» бельгийских универов стремятся научить «новобранцев» анализировать, быть самостоятельными, критично подходить к власти и не боятся ее. Сергей вспомнил про испытание, через которое прошел сам, и которое прекратили, когда вся группа просто отказалась продолжить «игру». Оказалось, в том и была их задача – понять, что это замкнутый круг, выйти из которого можно, только настояв на своем, а точнее, отказавшись.  

За объяснение целей и смыслов отвечают старшекурсники-комиссары, после самого испытания или во время его проходит «разбор полетов». Юным студентам втолковывают: «власть глупа, поступает нелогично, неправильно, думайте самостоятельно, относитесь критично». В общем, «не стоит прогибаться под изменчивый мир», вот и мы, как ни странно, все в курсе.  

«После первого испытания комиссары казались людьми, которым только поорать да поиздеваться охота. Но со временем понял – это просто игра, и у всех свои правила. За этот месяц я узнал про себя очень много. На каждом этапе одного испытания от нас требовали ответов, без которых мы не могли идти дальше. Было сложно. На первом этапе всем закрыли глаза – не знаешь где ты, что вокруг происходит. Поначалу – кошмар, а потом привыкаешь.

Президент «крещения» тоже что-нибудь объяснял. Скажем, мы делали что-то (не могу сказать тебе что), а нас спрашивали – почему поступили так, почему не иначе? Сделали бы по-другому, может, это было лучше. Не считаете? Как маленьким, объясняли вещи, которые мы не поняли, не придали значения, не увидели их. Зато потом преодоление трудностей приобретало конкретный и важный характер. Постепенно увидели – в любом задании есть свой смысл.

Первое испытание мне совсем не понравилось. Хоть и знал, что игра, а комиссары – «актеры», серьезно задумался – стоит ли продолжать, были мысли уйти. Но затем, после трех испытаний, решил твердо – останусь. Что есть, то есть – к некоторым заданиям не хочется возвращаться. Хотя если спрашивать, то никто не жалеет.  

Неприятный момент – это «пытка едой», к примеру. Не просят есть траву или землю, но могут намешать (нормальные по отдельности) продукты и положить вам в тарелку...  

Последнее и главное испытание называется «Уик-енд». На выходные с рюкзаками мы поехали загород. Куда конкретно, вам, конечно, не скажут. Вначале на поезде, потом шли пешком. На опушке леса стояла пара домиков. Комиссары сказали: «Располагайтесь, это и есть наша база». Только устроились, они пришли снова и забрали все имущество в рюкзаках: мобильные телефоны, еду, какую-то технику, личные вещи, сладости. Кроме спального мешка и одежды – конфискация полная.

Нас заперли в темной комнате, где вместо освещения мерцал белый свет, а вместо туалета было два ведра – одно для девочек, другое для мальчиков. Выйти из помещения, разумеется, невозможно. Было там человек 60. Все напряжены и взволнованы – в конце уик-енда каждого ждал «страшный суд», на котором решится – прошел ты студенческое «крещение» или нет. О сне можно было забыть – в комнате звучала громкая музыка – голос из динамика то срывался на крик, то почти умолкал, но «музыкальное сопровождение» никогда не стихало.  

В принципе, в любой момент можно встать и уйти, если вам надоело. Комиссары, разумеется, начнут прессовать, давить на психику. Длится это может минут десять. Могут и пивом облить. В общем, отказаться можно, но сложно. И мысли такие на этом этапе у некоторых были.

Ощущение времени ушло совершенно. Один раз выводили гулять. Комиссары сидели в домике рядом и вершили там суд. Начали  с самых слабых – кому на уик-енде уже было плохо. Рассказать о суде я, увы, не могу. Это испытание, где людей тестируют чисто психологически. Все ли прошли – я не знаю. После суда в новой комнате все уже по-другому: теплые отношения с грозными комиссарами, привычные туалеты и душ, домашняя еда, вещи, что вчера отобрали, в момент возвращается. Пришел на суд я одним из последних, в ожидании провел двое суток. 

Очень скоро реванш – специальный день, когда комиссары попадают к нам «в руки». По правилам – можно отыграться и мстить. Но никто это делать не будет – нет ни повода, ни причины. Все давно позади, теперь мы все дружим».

Когда закончил статью, бельгийские СМИ написали о том, как студентам одного из брюссельских универов запретили одеваться в женскую одежду. От традиции пришлось отказаться после случаев, когда испытание «принятие в  братство» обернулось  изнасилованием для двух первокурсников. Запрет объяснили всем просто: «определенные категории граждан могут воспринимать молодых мужчин, одетых в платья, как провокацию».

Жаркие споры шли в соцсетях. Присмотревшись к ленте в Фейсбуке, я увидел пост (девушка учится в брюссельском университете и позволила цитировать ее коммент анонимно), из которого узнал много нового: «...Чтобы стать членом братства, нужно получить свою дозу унижений. Например, из того, что я видела лично, выпить пива со своей свежей спермой, полазить с голым задом по универу, наблевать на себя etc. Из свежих развлечений ребята придумали одному пацану переодеться в барышню и так погулять по городу. Ну а вечером два марокканца в темноте попутались и случайно его изнасиловали. Такие дела».

Перезвонил друзьям-художникам. Сказали, что вряд ли их сыну выпадало такое. Будем надеяться. Ведь многое он нам так и не рассказал.

©
Подписка на Euromag

Дайте жалобную книгу 26 октября 2013, 17:34

Дайте жалобную книгу

...Этим летом я показывал Брюссель гостям из Москвы. Очень скоро мы сели на террасе одной старой кофейни - прямо напротив музея с археологическими раскопками, но нам, если...

Фредерик Николай 24 июля 2013, 10:47

Фредерик Николай

Пиво «Волга», бар «Потемкин», большое бревно перед входом (после тысячного повышения цен на сигареты в Бельгии остались любители «подымить»), на...

День Королевы 6 мая 2013, 12:42

День Королевы

На известие о том, что королева Беатрикс отрекается от престола (в пользу старшего сына Виллема-Александра), в первую очередь откликнулись владельцы амстердамских отелей и...

Чтобы помнили 5 февраля 2013, 11:51

Чтобы помнили

На церемонию, посвященную Международному дню памяти жертв Холокоста (проходила в Еврокомиссии), я пришел очень рано. Зарегистрировался, получил бейдж, повесил на видное место...