Скромное обаяние итальянского кризиса

17 марта 2014 года, 13:38

Слово «кризис», как известно, происходит от греческого и означает «решение, исход», то есть кардинальное изменение, но через полное разрушение, страдание и катаклизм. Собственно, о «кризисе» все греческие трагедии. У итальянцев же кризис, политический, превратился даже не в «комедию дель арте», а самый настоящий фарс.

Вера Щербакова

имя: Вера Щербакова

Вера Щербакова окончила факультет иностранных языков МГУ им. Ломоносова, там же защитила кандидатскую по культурологии. Вся профессиональная жизнь - 13 лет - связана с ИТАР-ТАСС. Корреспондент агентства в Италии с 2007 года. Время от времени звучит на радио, иногда на ТВ, пишет для журнала «Эхо планеты», снимает сюжеты для ТАСС-ТВ. В общем, старается соответствовать современному требованию  «мультимедийности» журналиста. Обожает Рим.

Перефразируя классика - «каждый кризис несчастлив по- своему». С 2006 года в Италии их было 4,5, и все пришлись на президентство отметившего в этом году 88 лет Джорджо Наполитано. В прошлом году он впервые в истории республики, отсчитывающей ее с 1946 года, был переизбран на второй срок. Тоже, кстати, признак глубочайшего политического кризиса, если не тупика.

Ну а последние регулярные очередные выборы в Италии проводились в 2006 году. Тогда на них (во второй раз) победил Романо Проди. И это не давало покоя его главному сопернику, незабвенному персонажу итальянской политики Сильвио Берлускони. Незабвенен он хотя бы потому, что опять же с начала республиканской послевоенной истории он – единственный премьер-министр, которому удалось отработать весь положенный по Конституции пятилетний премьерский срок.

Правда, после этого он проиграл те самые выборы Проди. И, как выяснилось спустя несколько лет, с заведением уголовного дела и началом очередного судебного процесса по обвинениям Берлускони в подкупе сенаторов, «кавальере» сделал все, чтобы подорвать правительство оппонента.

Кризис №1. Ищите женщину

Это был мой первый кризис, тогда я еще имела малое представление о бурной итальянской политической жизни, всецело поглощающей страну. Вернемся в конец 2007 года. Неаполь утопал в отходах и задыхался в зловонии. Италия прославилась на весь мир «мусорным скандалом», легшим темным пятном на репутации правящих кругов. Все помои выливали на действующее правительство Проди. На фоне откровенной медийной кампании проходит, почти незаметно, сообщение, что итальянская прокуратура начала расследование против жены, ни много ни мало, министра юстиции Клементе Мастеллы. Сам он также подозревался во взяточничестве.

Женщину взяли под домашний арест – душа оскорбленного чиновника не выдержала и он ушел в отставку. Все бы ничего, и очень даже по-итальянски (министр под следствием – нормальное дело), если бы этот Мастелла не возглавлял микроскопическую партию в составе правящей коалиции Проди (победить Берлускони тому удалось, только собрав совершенно разношерстную коалицию, сочетавшую несочетаемое). Сначала Мастелла, в лучших традициях, заверил Проди в оказании поддержки «из вне», и при первом же голосовании по вопросу о доверии правительства выразил вотум недоверия.

Потом я неоднократно убеждалась, что итальянские политики говорят одно, но потом делают все с точностью да наоборот. В результате расследования, открытого спустя несколько лет после падения правительства Проди, выяснилось, что Берлускони подкупил нескольких сенаторов, чтобы те кардинально сменили свои политические убеждения.

Но это стало известно потом. А тогда, в январе 2008 года получалось, что правительственный кризис спровоцировала… женщина! И Мастелла, и его благоверная до сих пор находятся под бесконечным судом, что не мешает бывшему министру с 2009 года служить европарламентером, внимание, от партии Берлускони (премия за предательство!). В местные выборы он больше не лезет, хотя по-прежнему возглавляет какую-то микроскопическую партию.  Кризис правительства Проди  2008 года был последним парламентским, то есть получившим развитие через инструмент вотума доверия.

Кризис №2. Европейский заговор

В результате прошедших в апреле 2008 года досрочных выборов к власти вновь, в третий раз, пришел Сильвио Берлускони. Его последнее премьерство погрязло в скандалах личного характера. То, тогда еще только 73-летнего, его фотографировали в компании молодых девушек, чего, в итоге не выдержала его законная супруга Вероника Ларио и подала на развод. То газеты пестрили неприличными фоторепортажами папарацци с его частной виллы на Сардинии.

Наконец, в 2010 году разразилось «дело Руби», в котором фигурировала несовершеннолетняя марокканка Карима эль-Маруг. Один неосторожный звонок лично премьера в миланский полицейский участок с тем, чтобы девушку, задержанную  за кражу, отпустили, вскрыл сеть несовершеннолетней проституции на другой частной вилле Берлускони – в Аркоре под Миланом. Потом глава правительства перед парламентом будет оправдывать свою заинтересованность в судьбе несовершеннолетней тем, что она племянница Мубарака (до свержения египетского президента оставалось еще несколько месяцев и никто в момент «откровений» итальянского премьера не мог предвидеть его скорый печальный конец).

Берлускони же к тому времени стал откровенным посмешищем для Европы (и в первую очередь для своего народа – за игру в «ку-ку» с Ангелой Меркель и «загорелого» Обаму краснели все итальянцы). Но проблема заключалась в том, что в отличие от Проди, правоцентристская коалиция Берлускони оказалась куда надежнее, и премьер сохранял поддержку большинства в парламенте.

Судебно-следственными рычагами его убрать тоже не удавалось – как щитом Берлускони был накрыт иммунитетом государственного деятеля (а берлусконьевский парламент этот иммунитет лишь укрепил специальными законами). Тогда на европейском уровне было решено выдавить итальянского лидера экономическими способами: котировки акций компаний Берлускони на бирже резко пошли вниз, а в Италии впервые узнали, что такое спред - пресловутый показатель разницы по доходности надежных и ненадежных гособлигаций до сих пор остается мерилом экономического кризиса.

К ноябрю 2011 года спред достиг почти 600 пунктов (то есть доходность по 10-летним ценным бумагам Италии далеко перевалила за психологический рубеж в 7%, при одной из наиболее высоких внешних задолженностей обслуживать ее стало невозможно). В общем, заговорили о близком банкротстве Италии, которая должна была потянуть за собой в омут всю Европу. А на «пороге» уже появился Марио Монти. Берлускони подал в отставку «по собственному желанию», без голосования в парламенте по вопросу о доверии. Хотя оно ему могло бы быть и выражено!

Кризис №3. Технический

У технического кабинета и конец – «технический». Технически профессор экономики Монти, которого поначалу преподносили как «единственного спасителя» Италии, а потом обвинили в выдавливании из народа последних соков (за что его и возненавидели), не досидел до очередных выборов месяц! Итак, в ноябре 2011 года Монти согласился на предложение президента Джорджо Наполитано возглавить технический кабинет.

Глава государства справедливо рассудил, что страна к очередным досрочным выборам не готова, ни физически, ни морально. Планировалось, что Монти не только удержит Апеннины от «экономического коллапса», но и даст между делом политическим партиям набраться сил и предвыборных обещаний. Очередные выборы должны были бы состояться в апреле 2013 года. Но политические партии не выдержали, и в первую очередь Берлускони, вокруг которого в отсутствии премьерского иммунитета начала «гореть земля» - в какой-то момент против него одновременно шли четыре (!) судебных процесса.

В начале мандата у Монти было неведомое ни для одного избранного правительства большинство (тогда началась пагубная практика, так называемой, широкой коалиции, когда обычно противоборствующие правый и левый центры голосуют одинаково). К декабрю 2012 партия Берлускони, устами, тогда еще его ближайшего соратника, Анджелино Альфано как-то неуверенно усомнилась в эффективности Монти.

Тот доказывать ее не стал и подал в отставку, тоже не спрашивая более мнения парламента. В результате новые выборы, по которым изголодались политические партии, готовые наобещать избирателям все и вся (особенно Берлускони), были назначены на конец февраля 2013 года, то есть чуть более чем на месяц раньше, чем они и так прошли бы.   

Кризис №4. Рокировка

Возможно, именно этого самого месяца и не хватило, чтобы голосование выявило одного победителя. Парламентские выборы февраля 2013 года завели страну в еще больший политический тупик. При высоком (для традиционно политизированной Италии) проценте неявки избирателей, итальянцы, уставшие от бездарности обычных политиков правого и левого центров, отдали за них практически одинаковое число голосов (по 30%), добавив новое нигилистское «Движение 5 звезд» с 25%. Получилась гремучая неуправляемая парламентская смесь, не способная не только произвести правительство, но и избрать президента.

Технически присутствие Марио Монти в правительственном дворце Киджи затянулось (итальянское законодательство гарантирует преемственность), аж, до конца апреля. 28 апреля к присяге было, наконец, приведено новое правительство, опять «президентское», как его сразу окрестили. На этот раз президент Наполитано выбрал в качестве премьера молодого и очень грамотного Энрико Летту из формально победившей левоцентристской Демократической партии. Недостаток у нового главы правительства был только один – его никто не выдвигал в качестве кандидата в премьеры на выборах.

Ну и еще – для формирования правительства пришлось снова заключать ненавистный союз с правым центром Сильвио Берлускони. Представители его партии, тогда еще со старым названием «Народ свободы», вошли в состав кабинета. Жизни, которому негласно было отведено до 2015 года максимум. Но совсем скоро начался откровенный сюр. Самое абсурдное в кризисе правительства Летты, просуществовавшего едва 300 дней, что к его падению привела не оппозиция, в которую успел перейти Берлускони (составив еще более абсурдную компания непримиримому «Движению 5 звезд»), а свои же, то есть родная Демократическая партия.

То, что не удалось «всемогущему» Берлускони, поскольку его попытка кризиса не удалась в конце сентября, за него сделали его извечные противники. Они попросту заменили премьера. Им стал еще более молодой и амбициозный Маттео Ренци, до недавнего времени мэр Флоренции. Но и у него тот же недостаток – его никто не избирал (более того, в отлитие от Летты, он даже не член парламента)  и за ним осталось все то же ненадежное большинство, оставшееся в наследство от тупиковых февральских выборов, только еще более уродливо мутировавшее за год.

Менять правительство как перчатки всегда было итальянским национальным видом спорта, вторым по популярности после футбола. У всех правительственных выборов лишь одна общая черта – они всецело поглощают внимание страны и мало кого интересуют за ее пределами. Но, поверьте, каждый раз это невероятно увлекательный детектив, и всегда есть о чем поговорить! Игры демократии!  

Подписка на Euromag

Сюрпризы от Папы 24 апреля 2015, 15:42

Сюрпризы от Папы

Оставим ватиканистам глубокомысленный анализ реформ римской Курии и тайного смысла произведенных назначений. Они, может, и знают все установки Второго ватиканского собора и...

Куда движется Венеция? 6 марта 2015, 16:30

Куда движется Венеция?

Венеция, как известно, движется под воду. Еще Гете, путешествуя по Италии, более 200 лет назад писал своему брату: нужно быстрее приехать посмотреть на это чудо, потому что...

Таинственный «остров армян» 14 ноября 2014, 15:48

Таинственный «остров армян»

В год, предшествующий 100-летнему юбилею геноцида армян, когда на Венецианском кинофестивале показали фильм «Шрам», посвященный этой трагедии одного народа, я не...

Место под солнцем 11 сентября 2014, 15:28

Место под солнцем

Когда меня спрашивают, в какой период лучше приезжать отдыхать в Италию, говорю: только не в августе. Если, конечно, не хотите в буквальном смысле слова давиться на пляже...