О гостях фестиваля в Зальцбурге

21 августа 2012 года, 15:45

Мы приехали в Зальцбург всего на один день: у мужа здесь были дела, а я увязалась, чтобы побродить по любимому городу. Два часа дня. Жарко. Я упала на стул в кафе на площади перед дворцом. Заказала холодное пиво. И только тут насторожилась. Рядом со мной потягивали пивко какие-то нереальные пары: солидные мужчины в смокингах и галстуках-бабочках, разряженные дамы в немыслимых вечерних платьях с жемчугами на потных напудренных шеях. Снимают исторический фильм и у массовки перерыв? Привезли целый автобус сумасшедших миллионеров? – гадала я. И только когда мой взгляд упал на афишу, я все поняла. Ну, конечно же! Знаменитый Зальцбургский театрально-музыкальный фестиваль!

Наталья Барабаш

имя: Наталья Барабаш

Профессиональный журналист, последние 16 лет работала в газете " Комсомольская правда", была шеф-редактором еженедельника "КП"  и заместителем главного редактора газеты. Сейчас  живет в Вене, очень любит этот город и готова рассказывать о нем бесконечно.

Он регулярно проходит с 1920 года в память о Моцарте. И теперь каждый год по 250 тысяч самых богатых меломанов со всей Европы несутся сюда приобщиться к прекрасному. Потому и спектакли дают два раза в день: в 15 часов и вечером. И все равно билетов не достать. 

Я плюнула на пиво и сделала отчаянный бросок к кассе: а вдруг? Девушка в окошке смотрела на меня, как на больную: с вежливым сочувствием.  

– Билетов нет! – сказала она. – Может, правда, не выкупят вот этот один – за пятьсот евро. А дешевые кончились давно! 

– И сколько стоили дешевые? – спрашиваю.

– 300 евро! Но их сразу разобрали! 

Делать нечего. У меня был свободный час. И я уселась на ступеньки перед входом в фестивальный Дворец – тут это запросто – чтобы все-таки посмотреть представление. Я назвала его – «Прибытие публики». Ведь у любого спектакля два участника – на сцене и в зале. А в залах Зальцбурга сейчас – не меньше звезд, чем на сцене, это уж точно. Причем из самых разных областей. От особ королевской крови – а на «Богему» прибыли принцесса Нидерландов Маргрит, сестра королевы Беатрикс, до американских кинодив.

Вот, например, недавно здесь вовсю зажигали Розарио Доусон и Тэри Хатчер – их фотками были полны местные газеты. Но, как ни странно, светский скандал был связан не с ними, а с... Ангелой Меркель. Она в очередной раз приехала сюда в свой отпуск, и, конечно, пошла слушать свою любимицу – Анну Нетребко. Но сначала «Богему» задержали на полчаса – приболел тенор Петр Бечала. А потом на зашедшую поздравить божественно певшую Нетребко Меркель накинулись светские хроникеры, которые закатывали глаза в ужасе: как она могла прийти на фестиваль три года подряд в одном и том же наряде! С той же сумочкой! В тех же украшениях! И даже с той же прической! 

Хотя что-то мне подсказывает, что все же не платье и сумочка – главные достоинства Ангелы. 

Между тем, к парадному подъезду уже подкатывали неповоротливые лимузины, огромные такси-мерседесы, а из них – выходили, выпархивали, выползали – в зависимости от возраста – нарядно одетые зрители.

Впрочем, что там – нарядно! Такого парада роскоши я не видела даже на дворцовых Венских балах. Свет от огромных бриллиантов веселыми зайчиками скакал по площади, пожилые дамы еле несли намотанные, как шарфы, жемчуга на морщинистых шеях, задорные старички щеголяли в ослепительно белых фраках, темные от яхтенного загара лица мужчин нелепо торчали из белых воротничков рубашек по цене среднего мотоцикла. 

Некоторые из гостей явно покупали свои наряды специально для этого выхода – и интересно было посмотреть, кем мечтали видеть себя в детстве богатые бизнес-леди: одна Королевой горы чеканила шаг в нелепом, словно выкованном из стальных пластин платье с каменными плечами, вторая пожилой и растолстевшей Дюймовочкой семенила в пестром платьице из лепестков, третья смешно размахивала крыльями Летучей мыши…  

Юные  дебютантки щеголяли в летящих платьицах-колоколах – их простота стоила родителям целого состояния. Ну и – череда блестящих женщин. На мой взгляд – слишком блестящих для середины дня. Дамы, умоляю – не надевайте длинные платья и килограммы бриллиантов с утра! Под жарким солнцем все это кажется декорациями из дешевого мюзикла... 

В этот момент у ступенек высаживались сразу две звезды – пожилая, уже почти угасшая оперная дива и молоденькая вертлявая драматическая актриса. Папарацци, как ненормальные, защелкали затворами, а две высадившиеся рядом дамы старательно делали вид, что не видят друг друга в упор.

Собственно, разногласия между оперой и драмой как раз и привели к нынешней смене директора фестиваля. Его прежний глава Юрген Флимм вдрызг разругался с отвечающим за драму Томасом Оберендером, уверенным, что драму здесь зажимают. И после добровольной отставки Флимма к руководству пришел глава Цюрихской оперы Александр Перейра, который тут же открыл фестиваль «Волшебной флейтой», про которую критики высказались так: музыкальная часть – интересна, драматическая и режиссерская (а моцартовскую оперу по отвратительной сегодняшней постановочной традиции перенесли в наши дни, чуть ли не в какой-то интернат с фанатиками-сектантами) – никуда не годится. Ну-ну... 

 Тут к ступенькам подошла группа русских туристов с гидом. Гид делала вид, что не замечает столпотворения первых богачей Европы у себя за спиной, и уныло бубнила что-то про архитектора, построившего бывшие конюшни. 

– А это, это кто? – волновался какой-то мужик в семейных трениках, показывая на суетящихся вокруг красоток фотографов. 

– Никто! – отчеканила толстая нелепая дама с экскурсионным зонтиком. – Не отвлекайтесь! Художник учит нас, что каждому придется в жизни пройти четыре тяжелых испытания: славой, богатством, нищетой и предательством. И никому из нас – запомните! – этого не миновать! 

Русские туристы из автобусного тура глазели на людей у входа, как раз сейчас переживающих первые два испытания. Судя по всему, чувствовали они себя неплохо. Но ведь на всех хороших испытаний не хватает... 

Тут нашу группу загородил автобус с китайцами – даже на такие элитные мероприятия и даже очень богатые граждане Поднебесной прибывают небольшими отрядами по миллиону человек.     

 …После третьего звонка – он здесь звучит надтреснутым церковным колоколом – подъезжают опоздавшие. Этот тип интернационален. Вот из такси молча выходит надутая пара, они смотрят в разные стороны, как орлиные головы на гербе. Ясно – поругались перед выходом. Варианта всего два: 

Первый: 

Он: – Сколько можно собираться! Ты за месяц знала, что мы сегодня в три часа идем в оперу! Там уже все в зале сидят! Ты хоть раз куда-нибудь пришла вовремя?

Второй:

– Ну, и где ты был? Через полчаса начало! Я с утра, как дура, нарядилась, сижу, тебя жду, а ты там на работе неизвестно чем занимаешься!

Короче, две эти счастливые опоздавшие пары благополучно высадились. И пришло ее время. Время Золушки. На каждом балу всегда бывает дама, которая приезжает позже всех и одна. Кого ждала она до самого последнего мига? И еще чуть дольше? И еще... Кому назло все же вскочила в такси и понеслась – поперек времени, поперек своей судьбы – ронять туфельки к ногам неизвестных принцев?  Сие нам неведомо, но знайте – в каждом зале всегда есть своя такая Золушка. 

Я написала это, сидя на ступеньках у входа. 

Шло время. Золушка не ехала. Я усомнилась в своей незыблемой теории. Я уже даже поднялась, чтобы уйти восвояси. И в этот миг подъехало такси. 

Отворилась дверь – и белокурая красотка в маняще ультрамариновом платье выпорхнула из машины, оглядываясь вокруг глазами только что вылупившейся из гусеницы бабочки. 

Я облегченно вздохнула. Все хорошо будет сегодня с этим спектаклем. Главная труппа зрителей в сборе. И какая труппа! 

Как тут у подъезда с визгом притормозило еще одно такси. Из его темного чрева выползла, победно озираясь, нарядная старушка и гордо потрусила к входу.  Это была уже не гусеница и не бабочка. Это был ходячий кокон. На секунду их взгляды с Золушкой встретились. Хорошо, что рядом не было сказочника. История о Золушке, которая так и окуклилась, разъезжая по балам в поисках Принца, была бы слишком печальной... 

…Последними от подъезда всегда уходят они. Я наградила бы их медалями «За верность» – тех, кто всегда и у каждого театра мира упорно ждет своих не пришедших спутников. Они отказываются продавать билеты и не уходят. Даже когда спектакль уже давно начался.  

Они дают опаздывающему шанс. Пока шанса попасть внутрь не остается у них самих. В этот раз их было двое. Благородный подтянутый Старик в смокинге и дама неопределенных лет и неопределенной внешности – я даже не могу ее вспомнить, чтобы описать. Кажется, платье в цветочек...

К ним, когда уже отзвенели все звонки, дважды подбегал служитель и уговаривал пройти внутрь. Я слышала, как он уверял, что передаст опоздавшим билет и все устроит, – ну послушайте же, какая это блестящая опера! На третий раз – спектакль шел уже минут 15 – Старик не выдержал и, как-то сгорбившись, пошел в зал. 

А женщина устояла. Она продолжала маячить на лестнице, напряженно вытягивая гусиную шею вдоль улицы, так, что, казалось, еще немного – и шея сама собой завернет за угол.  Он не шел. Когда через полчаса я пересекала площадь, собираясь наконец выпить кофе, дама без лица так и стояла на ступеньках скорбной скульптурой  «Тщетное ожидание».

Я почему-то уверена, что ни один из тех, кого так истово ждут, этого не стоит...

©
Подписка на Euromag

Жители Буссето против Верди 6 сентября 2016, 16:22

Жители Буссето против Верди

Странные они, жители итальянского Буссето. Мы попали в этот городок случайно. Сидели себе в ресторанчике, попивали легкое газированное местное винцо в Кремоне. Наслаждались...

Принцесса Турандот и царица Нетребко 6 мая 2016, 12:55

Принцесса Турандот и царица Нетребко

У Анны Нетребко есть удивительная особенность - всегда быть в центре внимания. Вот и на этот раз. В Венской опере состоялась премьера оперы Пуччини «Турандот».

Больница для миллионеров 7 апреля 2016, 16:11

Больница для миллионеров

Довелось мне тут полечиться в венской больнице как миллионерше. Правда, всего два дня. Но зато каких!

Опера «Ходорковский»: водка, медведи, Путин 23 ноября 2015, 14:25

Опера «Ходорковский»: водка, медведи, Путин

Австрийский театр «Сирена» поставил оперу «Сизиф». Вы слышали об этом хоть что-нибудь? И я не слышала. Более того, даже венские таксисты не могли...