О немецких числах

24 июня 2013 года, 13:24

Назойливая привычка всё подвергать сомнению не дала мне стать ни хорошим христианином, ни послушным ребёнком, ни прилежным учеником. Учёным она меня, правда, тоже не сделала, но избавиться от неё я не смог и поныне. Тем более, когда кругом столько противоречий и нелогичностей. Посудите сами: в Германии при всей её кажущейся структурированности и рациональности есть одно «но», разом нивелирующее все плоды мысли нации философов и поэтов — немецкий язык.

Александр Шерер

имя: Александр Шерер

Александр Шерер родился в Новосибирске. В 19 лет переехал в Германию, работает в Кёльне редактором местного издания. Сотрудничал с Deutsche Welle и Lenta.ru. Женат, воспитывает кота.

 

Марк Твен мог бы спеть вам об этом песню. Мог бы, наверное, но он написал вместо этого эссе, которое красноречиво назвал «Об ужасающей трудности немецкого языка». Твен, разумеется, не пытался выучить русский, иначе не дожил бы до своих 74 лет, умерев в припадках от тщетных попыток понять, почему по-русски тарелка на столе стоит, а в сковороде — лежит. Или попытался бы он произнести десятичную дробь, например, число Пи с всего лишь пятью цифрами после запятой. Бьюсь об заклад, произнесённое им вместо этого пришлось бы тоже запикивать.

А немцы поступают иначе: вместо «трёх целых, одной десятой, четырёх сотых, одной тысячной и пяти миллионных» говорят «три-запятая-один-четыре-один-пять-девять-два…» и так до бесконечности. В остальном же, что касается чисел в немецком, то это действительно полный пи.

Например, чтобы произнести год моего рождения, приходится прыгать из середины числа на начало и с конца на середину: «девятнадцать сотен, три и восемьдесят».

Конечно, французы в произношении больших чисел пошли ещё дальше, сделав из этого настоящий урок математики, но представьте меня, записывающего на слух телефон, который мне диктуют так: «двадцать восемь, пятьдесят шесть, тринадцать, тридцать семь». То, что на русском воспринимается легко и в правильном порядке, произносится в немецком справа налево, а записывается, разумеется, слева направо: «восемь и двадцать, шесть и пятьдесят, три и десять, семь и тридцать»!

Мой учитель немецкого, считавший, что знает на любой вопрос по своему предмету ответ, силился объяснить мне этот феномен тем, что цифры-де арабские, а арабы читают справа налево. Но тогда почему, чёрт подери, число 2001 произносится как «две тысячи и один», а не «один и две тысячи»?!

И для пущего захождения ума за разум: система школьных оценок в Германии шестибалльная с единицей как самой хорошей и шестёркой как самой плохой отметкой. Казалось бы, в этой системе три с плюсом — то же самое, что и 3,5, то есть нечто среднее между тройкой и четверкой. Куда там! Три с плюсом — это среднее между тройкой и двойкой!

Комментирую

Комментарии (1)

Alexeeva Irina написала: 24.06.2013 16:28

Alexeeva Irina

Очень красивое начало статьи, заставляет читать дальше. Но само содержание больше похоже на недовольный возглас ученика, только начинающего овладевать немецким. Но уважаемый автор немецким, несомненно, владеет, поэтому мне это все показалось просто странным.

Подписка на Euromag

Моя полиция меня бережёт 11 января 2016, 12:53

Моя полиция меня бережёт

Когда в ноябре минувшего года из-за террористической угрозы в Ганновере был отменён важный футбольный матч и страна ожидала от министра внутренних дел Томаса де Мезьера...

О жестокости мира 8 октября 2015, 14:19

О жестокости мира

Моя мама любит вспоминать историю о том, как однажды после проливного летнего дождя она забирала меня из детского сада. Мы шли к автобусной остановке по асфальтированной...

Немцов и немцы 4 марта 2015, 11:04

Немцов и немцы

В эфире популярнейшей немецкой информационно-аналитической программы «Heutejournal» ведущий задаёт московской корреспондентке Катрин Айгендорф прямой вопрос: кому...

Священные коровы 13 февраля 2015, 15:42

Священные коровы

В своей предыдущей колонке я затронул тему допустимости оскорбления религиозных чувств. В ней я говорил о том, почему не стоит лишний раз злоупотреблять свободой слова, без...