О цене немецких цен

12 января 2015 года, 12:06

Вопреки всем стараниям Европейского центрального банка цены в Германии упорно отказываются расти. Как бы странно это ни звучало, но формула «что русскому хорошо, то немцу — смерть» действует и в экономике. В то время, когда россияне с замиранием сердца следят за повышением цен в своей стране, европейские экономы ломают голову, как бы довести уровень инфляции в ЕС хотя бы до двух процентов в год. Ослабленная кризисами и неблагоприятной конъюнктурой (привет, санкции!) экономика ЕС страдает от крайне низкого уровня роста цен, грозящего перейти в дефляцию. Это крайне губительно для рынка, так как не даёт ему развиваться. Потребители, ожидающие, что цены продолжат падать, тянут с масштабными покупками, что в свою очередь тянет дышащую на ладан европейскую экономику обратно в рецессию.

Александр Шерер

имя: Александр Шерер

Александр Шерер родился в Новосибирске. В 19 лет переехал в Германию, работает в Кёльне редактором местного издания. Сотрудничал с Deutsche Welle и Lenta.ru. Женат, воспитывает кота.

 

Немецкого потребителя низкие цены, разумеется, радуют. Но только до тех пор, пока его снова не попросят к кассе оплачивать спасение очередного банка, концерна или целой страны, находящихся на гране банкротства из-за неблагоприятной экономической обстановки. Например, на каждого жителя многострадальной Греции приходится по 20 000 евро финансовой помощи от европейских налогоплательщиков.

В том числе и от более бедных, чем даже самих этих несчастных греков, словаков и латышей. Деньги, которые, возможно, мы никогда не получим назад, так как всё идёт к тому, что вскоре в Греции придут к власти левые популисты, не настроенные ни выплачивать долги своим европейским кредиторам, ни продолжать политику реформ и строгой экономии. В ответ на это германское правительство запустило слух о возможном исключении Греции из еврозоны. Но в таком случае мы своих денег назад тоже не получим.

При этом никто даже не берётся сосчитать убытки европейцев, чьи накопления тают на глазах из-за вынужденной политики «дешёвых денег» со стороны ЕЦБ, призванной хоть как-то оживить европейскую экономику. И тут в конечном итоге приходится платить простому обывателю.

Другая страна, причиняющая Евросоюзу головную боль в последние месяцы, это, конечно, Россия. Европейские концерны стонут от упущенной из-за санкций прибыли и сворачивают объёмы производства, а фермерам приходится делать из непроданных в Россию товаров компост, чтобы не обрушивать цены на внутреннем рынке, и идти с протянутой рукой к брюссельским бюрократам.

Так, Польша, пуще других членов ЕС настаивавшая на санкциях против России, первой стала просить компенсацию за свои непроданные яблоки. При этом, чтобы не мелочиться и не бегать два раза, поляки потребовали у Европейской комиссии средств, в пять раз превышающих весь объём общеевропейского экспорта в Россию показательно прямых огурцов и брюссельской капусты. И это лишь после трёх недель российского эмбарго.

В Германии предпочитают лишний раз не тематизировать негативное влияние санкций против и со стороны России, но с каждым месяцем всё более тревожные экономические прогнозы чем-то нужно объяснять. Уверенно стремящийся к нулю рост немецкой экономики наши мудрецы пытаются списать на ещё только вступившее в силу постановление о минимальной часовой оплате труда в 8,5 евро. О том, что в других развитых странах подобные законы давно приняты и предусматривают ещё более высокие тарифы, лишний раз не упоминается.

Также виновником большинства экономических бед Германии учёные мужи видят во вводимых лишь к 2016-му году квотах на руководящие должности для женщин. Возможно, наши экономические шовинисты так исподволь намекают на то, что для оздоровления немецкой экономики пора главой правительства снова сделать мужчину? Или, как минимум, подталкивают к мысли, что будь на посту министра труда самец, он бы не решился принимать постановление о минимальной оплате труда или вводить поблажки для желающих выйти на пенсию уже после 63 (а не после стандартных 67 лет).

Тут стоит вспомнить, что за катастрофическое состояние немецкой армии нужно сказать спасибо именно мужчинам, чьи плоды труда пришлось разгребать женщине, впервые ставшей министром обороны ФРГ. В прошлом году оказалось, что немецкие военные вертолёты разваливаются чуть ли не в воздухе, а транспортные самолёты не летают вообще. Зато при этом выделяемые на оборону деньги бундесвер даже частично возвращал в бюджет.

Всё это очень напоминает то, каким образом наш министр финансов (тоже, к слову, мужчина) добился принятия первого после объединения Германии бюджета без новых внешних займов. В то время, как прогнившая насквозь немецкая инфраструктура разваливается на глазах, а кредиторы буквально пихают Германии деньги под минусовые проценты, страна решила затянуть ремни потуже и начать экономить.

Но деньги на ремонт трещащих по швам мостов, пока они совсем ещё не развалились, нужно откуда-то брать и выбоины на славных немецких автобанах необходимо чем-то засыпать. Поэтому у правительства появилась гениальная идея — ввести плату за использование иностранцами немецких дорог. Проблема лишь в том, что законодательство ЕС запрещает такого рода дискриминацию, а поэтому в конечном итоге всё может свестись к тому, что платить должны будут и немцы.

Низкие цены на бензин радуют немецкого потребителя тоже до тех пор, пока не наступают каникулы. Тогда, как по мановению волшебной палочки, цены на топливо по всей стране подскакивают до невиданных высот без всякой оглядки на рыночную цену нефти. Но делать нечего — приходится заправляться, ведь отель забронирован, а семья настроилась на смену обстановки.

На поезда и самолёты в такие дни надежды никакой: машинисты Deutsche Bahn, пилоты Lufthansa и Germanwings традиционно бастуют. Вот и тянутся вереницы автомобилей по забитым и наполовину закрытым на ремонт автобанам, сжигая в часовых пробках всё ещё не самое дешёвое в мире горючее и повышая и без того один из самых высоких в мире уровней выброса углекислого газа в атмосферу.

Несмотря на тот факт, что мировая цена на нефть обвалилась в последние месяцы более, чем вдвое (что также лишний раз свидетельствует о плачевном состоянии глобальной конъюнктуры), бензин в Германии подешевел максимум на четверть, так как большую часть его цены составляют всевозможные налоги.

Учитывая цены на электричество, выше которых в Европе можно найти только у датчан, поводов для радости остаётся не так уж много. Тем более, что до среднего уровня датских зарплат немецкому пролетариату ещё очень далеко. Любое же повышение зарплаты тут же приводит к увеличению класса налогообложения, что автоматически оставляет реальный доход на прежнем уровне.

Высокие цены на электричество — прямое следствие правительственной программы «Энергетического разворота» по выходу из атомной энергетики. После аварии на Фукусиме Германия решила в скором времени закрыть все свои АЭС и перейти на альтернативные источники электроэнергии. Разумеется, это стоит немалых денег. Энергоёмкие предприятия грозят закрытием или переносом производства, поэтому было решено их от повышения цен избавить и переложить всё на плечи налогоплательщиков.

Энергетические концерны, ранее лопатами загребавшие прибыль от своих АЭС, теперь терпят огромные убытки и отказываются перенимать стоимость утилизации радиоактивных отходов после закрытия электростанций. Платить снова приходится немецкому потребителю.

Самое печальное в этой истории то, что немецкий «Энергетический разворот» служит для других стран примером, как не надо делать. Поэтому никто из наших соседей, глядя на нас, не собирается отключать свои атомные электростанции, а британские эксперты даже ставят атомную энергетику на первое место по экологичности. Да-да, перед всеми этими нашими ветряками и солнечными панелями!

И не дай Бог случиться чему-нибудь с любой АЭС в Европе, радиоактивное облако всё равно накроет и Германию, несмотря на то, что мы тут терпеливо переплачиваем за экологичную электроэнергию.

Да и экологичность немецкого отказа от атомной энергетики крайне сомнительна. Чтобы компенсировать нехватку электричества от АЭС, Германия стала сжигать ещё больше угля. Поэтому количество выброса страной углекислого газа в прошлом году побило все рекорды, что сводит на нет все попытки ФРГ снизить свою долю в загрязнении окружающей среды.

Сравнительно низкие цены на бензин, крайне высокие на электроэнергию и рекордный выброс Германией углекислого газа в атмосферу ставит под вопрос реализуемость поставленной Меркель пару лет назад цели к 2020-му насчитать на дорогах Германии миллион электромобилей.

Немецкие производители не торопятся выводить на рынок доступные модели и развивать инфраструктуру электрозаправок, а потребители не спешат в несколько раз переплачивать за покупку всё ещё слишком дорогих моделей на батарейках, даже несмотря на предлагаемые государством субсидии.

С политическими успехами у партии Меркель тоже не задалось. На федеральном уровне её влияние стремительно уменьшается. Из 16-и глав федеральных земель лишь четверо представляют Христианско-демократический союз. Накануне нового года на смену главы Тюрингии от ХДС пришёл представитель партии Левых (прямых наследников правящей партии ГДР) Бодо Рамелов. Всё это случилось несмотря на масштабную кампанию в СМИ против кандидатуры Рамелова и даже попыток засудить его за участие в протестах против неонацистов (!) в Дрездене в 2010 году.

Но особенно примечателен тот факт, что после 25 лет со дня падения Берлинской стены жители бывшего ГДР очевидно затосковали по прежнему режиму. Даже обвинения в поддержке преступлений тогдашних коммунистов от нынешнего президента ФРГ и укоры в прославлении Путина от партии Меркель не помешали Рамелову стать первым главой федеральной земли от Левой партии.

Оппозиция с правого края от ХДС тоже не дремлет и всё увереннее переманивает на свою сторону разочарованный электорат. Речь, прежде всего, о внушительных успехах партии евроскептиков «Альтернатива для Германии». Любой промах в политике Меркель тут же отзывается укреплением позиций этой популистской партии. И даже клеймо «прихвостней Кремля», щедро раздаваемое направо и налево партией Меркель своим политическим оппонентам, не помогает в борьбе против укрепления АдГ.

Но довольно пессимистичного бурчания! Уверен, Германия и в этом году будет оставаться локомотивом европейской экономики, еле-еле тянущем на себе весь Евросоюз. Стало быть, в отличие от других членов ЕС дела у нас будут идти сравнительно неплохо. Правда, если какой-нибудь из перечисленных выше факторов не станет вдруг той соломинкой, способной переломить спину верблюду. Тогда и низкие цены на бензин нас не спасут.

Подписка на Euromag

Моя полиция меня бережёт 11 января 2016, 12:53

Моя полиция меня бережёт

Когда в ноябре минувшего года из-за террористической угрозы в Ганновере был отменён важный футбольный матч и страна ожидала от министра внутренних дел Томаса де Мезьера...

О жестокости мира 8 октября 2015, 14:19

О жестокости мира

Моя мама любит вспоминать историю о том, как однажды после проливного летнего дождя она забирала меня из детского сада. Мы шли к автобусной остановке по асфальтированной...

Немцов и немцы 4 марта 2015, 11:04

Немцов и немцы

В эфире популярнейшей немецкой информационно-аналитической программы «Heutejournal» ведущий задаёт московской корреспондентке Катрин Айгендорф прямой вопрос: кому...

Священные коровы 13 февраля 2015, 15:42

Священные коровы

В своей предыдущей колонке я затронул тему допустимости оскорбления религиозных чувств. В ней я говорил о том, почему не стоит лишний раз злоупотреблять свободой слова, без...