Немцов и немцы

4 марта 2015 года, 11:04

В эфире популярнейшей немецкой информационно-аналитической программы «Heutejournal» ведущий задаёт московской корреспондентке Катрин Айгендорф прямой вопрос: кому — по её мнению — выгодно, что Немцова больше нет. Печально ухмыляясь, журналистка задаёт встречные вопросы: «Кому выгодно то, что умер Литвиненко? Кому выгодна смерть Бориса Березовского? Кому выгодно то, что «Pussy Riot» отправляются в тюрьму? Кому выгодно то, что украинская лётчица Савченко сидит в заключении? Кому выгодно то, что Навальный сидит за решёткой? На эти вопросы я ответить не могу». «Русские загадки», — подытоживает ведущий.

Александр Шерер

имя: Александр Шерер

Александр Шерер родился в Новосибирске. В 19 лет переехал в Германию, работает в Кёльне редактором местного издания. Сотрудничал с Deutsche Welle и Lenta.ru. Женат, воспитывает кота.

 

Всё в лучших традициях Гоголя: «В огороде бузина, а в Киеве дядька». Формально поставленные в один ряд отдельные события или личности совсем необязательно должны быть связаны между собой. Даже корреляция одного события с другим ещё ничего не говорит об их причинно-следственной или вообще какой-либо связи. Подивиться на факты типа «потребление сыра на душу населения США коррелирует с количеством людей, погибших, запутавшись в постельном белье», можно на сайте tylervigen.com, рекомендую.

Тем не менее, человеческий мозг устроен так, что всегда пытается увязать одно с другим и выстроить логическую последовательность. Эта особенность нашего мышления — плодородная среда для возникновения множества суеверий и теорий заговора. И, разумеется, журналисты не только знают эту особенность, но и с радостью ею пользуются.

В своей непонятно почему наделавшей много шума книге «Чёрный лебедь» (не путайте с фильмом о балеринах) Нассим Талеб на более чем пятистах страницах самовлюблённо рассказывает, как много он за свою жизнь узнал и достиг. Но ничего из этого не помогло ему предвидеть важные и судьбоносные события, основываясь лишь на опыте прошлого.

Как ранее писал Тютчев: «Нам не дано предугадать». К этому выводу Талеб в своей книге приходит примерно сорок шесть раз, но, остановиться на четырёх строках, как Тютчев, Талеб не смог, иначе вряд ли такая книга продалась хотя бы за десять долларов. Поэтому автору пришлось наполнять произведение убедительными примерами.

Один из них настолько понравился авторитетному психологу Даниэлю Канеману, что тот процитировал его в своей книге об ошибках человеческого мышления. «В декабре 2003 года, в тот день, когда был арестован Саддам Хусейн, ровно в 13:01 в экстренном выпуске новостей агентство «Блумсберг ньюс» сообщило: «Ценные бумаги США растут в цене: Саддам арестован, но терроризм ещё жив».

Полчаса спустя агентству пришлось делать новую сводку. За это время цены на государственные облигации упали (обычное явление на рынке ценных бумаг — его колебания происходят по нескольку раз на день); журналисты взялись искать «причину» и отыскали — ею оказался все тот же арест Саддама.

В 13:31 вышел новый экстренный выпуск. На этот раз сообщалось: «Американские ценные бумаги падают: после ареста Саддама вырос спрос на рисковые активы». Так у одной и той же причины оказалось два прямо противоположных следствия. Ясно, что этого быть не может, арест Саддама и колебания рынка никак не связаны между собой. (Следует типичная для Талеба якобы остроумная шуточка, которую я здесь опущу, чтобы лишний раз не испытывать ваше терпение).

Таков обычный прием: чтобы заставить вас «скушать» новость, её нужно приправить конкретикой. Кандидат провалился на выборах? Вам тут же укажут «причину» недовольства избирателей. В сущности, сгодится любая мало-мальски правдоподобная».

Формально в ответе немецкой журналистки не было ничего указывающего на связанность между собой перечисленных событий и тем более на их инициаторов. Но мы-то, просвещённые европейцы с незатуманенными кремлёвской пропагандой головами, конечно, знаем, кто на самом деле стоит за всеми преступлениями в России, как даёт понять ироничное замечание про «русские загадки» ведущего.

Мы все прекрасно понимаем, что без указки из Кремля в России ни одна бродячая шавка прохожего за ногу не тяпнет, ни один мент бутылку шампанского не откупорит. А стало быть отвечать за всё «российское зло» придётся всё тому же «кровавому» Путину, чуть ли не лично целившемуся в малазийский «Боинг» и собственноручно подмешивающему полоний Литвиненко в чаёк.

Факт, что любая смерть кремлёвских критиков наносит коллективному и вездесущему Путину несравнимо больший урон, чем вся их жизнедеятельность до этого, западные журналисты охотно игнорируют. Однако, именно честные попытки ответить на вопрос, кому действительно выгодно убийство Немцова, избавили бы нас и московскую корреспондентку от многочисленных встречных вопросов.

Немец, чьи знания о России хоть немного выходят за рамки текста знаменитой песни «Moskau», знает, что по уровню народной поддержки национального лидера Россия конкурирует разве что с Северной Кореей. Удивляет, что для этого Путину в последнее время даже пальцем шевелить не пришлось. Всю грязную работу на себя перенял коллективный Запад, в любой непонятной ситуации вводящий санкции.

Постепенно до нас, конечно, доходит, что это не совсем то, чего мы на самом деле хотели бы достичь своей финансовой блокадой, но романтический момент для заигрываний с российским населением нами снова был упущен.

Зачем накануне в Москве рвали глотки и пучили узко посаженные глазки всякие там стариковы, мне тоже не очень понятно. Ну, то есть, понятно, что хотели на благоприятной политической конъюнктуре сколотить себе имя и заработать денежку, но необходимости в этих полезных идиотах у Кремля уже давно нет: Майдана в обозримом будущем в России не предвидится, а оппозиция переживает свой, пожалуй, глубочайший кризис со времён Советского союза.

В этом свете убийство Немцова для задыхающегося втуне протестного движения как глоток свежего ветра. О еле дышащей на ладан российской оппозиции вдруг заговорили ведущие мировые СМИ, весенний марш «против всего плохого и за всё хорошее» из московской периферии перенесли в самый её центр, Немцова снова стали называть «лидером оппозиции и видным политиком», которым он уже давно не являлся и что ему совершенно точно опять не грозило.

Но не стоит повторять упомянутую выше логическую ошибку. Из того, что кому-то что-то на руку, ещё не следует, что он является инициатором.

Мне на руку, когда московские корреспондентки, получающие зарплату, в том числе, и из моего кармана, хватаются за столь примитивные журналистские приёмы, чтобы сформировать желаемое мнение у зрителя. Мне такие вопиющие случаи дают очередной повод написать свежую колонку (Талеб из этого наверняка и целую книгу бы выжал). Но это не значит, что я именно для этого ежемесячно плачу 18 евро обязательных сборов на содержание наших независимых СМИ.

Мне гораздо милее был бы немецкий журнализм, не впадающий в примитивизм мнений ради громких заголовков и скандальных инсинуаций. А я уже наконец-то смог бы со спокойной душой писать свои немецкие колонки о таких житейских мелочах, как любовь немцев к сортировке мусора или о том, почему, скажем, в Германии так часто ломаются лифты и эскалаторы.

Подписка на Euromag

Моя полиция меня бережёт 11 января 2016, 12:53

Моя полиция меня бережёт

Когда в ноябре минувшего года из-за террористической угрозы в Ганновере был отменён важный футбольный матч и страна ожидала от министра внутренних дел Томаса де Мезьера...

О жестокости мира 8 октября 2015, 14:19

О жестокости мира

Моя мама любит вспоминать историю о том, как однажды после проливного летнего дождя она забирала меня из детского сада. Мы шли к автобусной остановке по асфальтированной...

Священные коровы 13 февраля 2015, 15:42

Священные коровы

В своей предыдущей колонке я затронул тему допустимости оскорбления религиозных чувств. В ней я говорил о том, почему не стоит лишний раз злоупотреблять свободой слова, без...

О толерантности 23 января 2015, 12:59

О толерантности

Мне глубоко безразлично, какой национальности, цвета кожи, вероисповедания или сексуальной ориентации мой сосед. До тех пор, пока эти его особенности не мешают мне жить, моя...