Моя полиция меня бережёт

11 января 2016 года, 12:53

Когда в ноябре минувшего года из-за террористической угрозы в Ганновере был отменён важный футбольный матч и страна ожидала от министра внутренних дел Томаса де Мезьера ответов на вопросы, какие конкретные причины послужили поводом для принятия столь радикального решения, министр отказался от конкретики, выдав следующее: «Часть этих ответов вселило бы в население неуверенность».

Александр Шерер

имя: Александр Шерер

Александр Шерер родился в Новосибирске. В 19 лет переехал в Германию, работает в Кёльне редактором местного издания. Сотрудничал с Deutsche Welle и Lenta.ru. Женат, воспитывает кота.

 

Спасибо, парень, успокоил! С тех пор мы знаем, что лучше уж совсем не спрашивать, всё ли ещё у нашего правового государства под контролем, или оно уже давно капитулировало под натиском «вызовов времени», как в Германии нынче принято называть проблемы. Со своей стороны, заботливое государство предпринимает всё возможное, чтобы оставлять нас, беззаботное население, в блаженном неведении.

Неудобная информация замалчивается, потенциально скандальная статистика табуизируется, общественно-правовые СМИ, собирающие с населения деньги на то, чтобы это же самое население настраивать на правильный лад, умиротворяюще дудят в одну дуду о том, что в немецком Багдаде всё спокойно, и мы, как завещала наша канцлер, со всем справимся.

Но иногда Матрица даёт сбой, и беззаботно плескающемуся в розовой питательной жиже бюргеру на глаза попадается ужасающая своей неприкрытостью реальность. Один такой сбой произошёл в Кёльне в эту новогоднюю ночь.

Если минувший год меня чему-то и научил, то только тому, что во избежание проблем (пардон – «вызовов времени»!) необходимо отказаться от полётов в мусульманские страны (тем более – на самолётах Люфтганзы) и обходить больших скоплений людей в крупных городах стороной. Поэтому Новый год мы с женой встретили тихо-мирно вдали от Кёльна, а узнали о случившемся лишь на третий день (правда, одновременно с остальной общественностью), подъехав к дому.

Я уже заглушил мотор, когда по радио сообщили о массовых беспорядках у Кёльнского собора «с участием лиц арабской или североафриканской внешности». «Вот и приехали!» — сказал я жене, имея в виду вовсе не конец нашей поездки. Мы ещё несколько минут сидели в машине, слушая репортаж до конца.

На следующий день начинались рабочие будни, но возвращению в повседневность мешали с каждым часом нарастающая частота вопросов от друзей и знакомых из разных концов света о том, что у нас тут, в Кёльне, такое творится. Иностранные СМИ стали обращаться за комментариями о ситуации в городе, абсолютно незнакомые мне люди из России слали советы, как навести порядок в моей стране (видимо, россиянам уже наконец-то удалось научить сынов некоторых своих горных республик чтить Уголовный кодекс РФ)… И что-то мне подсказывает, что это только начало. В ближайшие месяцы волна возмущения случившимся в Кёльне вряд ли сойдёт на нет. Тем более, что джина, которого ведущие немецкие СМИ до последнего старались держать в бутылке, всё-таки выпустили на свободу.

Из очередной группы тех лиц, о которых даже при жизни можно говорить либо хорошо, либо ничего (а таковых групп в Германии — да и во всём Евросоюзе — пруд пруди), мигранты внезапно превратились в простых смертных. Вдруг нам стали показывать не только интервью с беженцами, на прекрасном английском или даже немецком рассказывающими, как страстно они желают к своим трём докторским титулам добавить в Германии ещё как минимум парочку и не покладая рук трудиться на благо общества, а беженцев, которые, сбиваясь в группы, грабят, запугивают и насилуют местное гостеприимное население. Зачем-то даже общественно-правовое телевидение стало снимать репортажи об арабских кланах, держащих в страхе Берлин, и о том, что местная полиция бессильна что-то сделать…

Ещё совсем недавно муниципальные власти многих немецких городов обращались с убедительной просьбой к своим жителям не поджигать традиционные новогодние фейерверки и хлопушки вблизи мест размещения беженцев. Ведь это может вызвать у травмированных войной людей неприятные воспоминания. И вдруг несколько дней спустя нам зачем-то сообщают, что этих самых беженцев пришлось в новогоднюю ночь прогонять с привокзальной площади Кёльна, чтобы те перестали запускать фейерверки прямо в толпы собравшихся попраздновать горожан.

Ведь можно же было это как-то по старинке подать под соусом желания поскорее интегрироваться в общество. Мол, для храбрости обычно непьющим мусульманам даже пришлось пересилить себя и принять на грудь, чтобы не выделяться из толпы. И, разумеется, лишённым возможности повзрывать новогодние хлопушки бедным парням ничего не оставалось, как начать налаживать общение с местными жителями и пытаться познакомиться поближе с вызывающе одетыми немецкими девушками, не соблюдающими к незнакомым в толпе расстояния вытянутой руки. Ну, и как без новогодних подарков! Не уходить же с пустыми руками домой, когда у доброхотных немцев такие хорошие смартфоны и толстые бумажники…

Теперь дело за малым: к следующему кёльнскому гей-параду приучить этих самых ребят трахать уже друг друга, чтобы и «вызовов времени» от них поменьше было, да и те могли бы уже сейчас практиковаться для дальнейшей успешной карьеры в местах не столь отдалённых.

Как-то так, в традиционных позитивных тонах нужно было это подавать, а не бить по неподготовленной голове либерально настроенного населения шокирующими фактами. И без того уже немецкое общественное мнение склонно теперь скорее поддержать слова Тило Саррацина «Deutschland schafft sich ab (Германия самоликвидируются)», чем фразу Ангелы Меркель «Wir schaffen das (Мы с этим справимся)».

Зато с какой решительностью кёльнская полиция вернула казалось бы уже утерянное доверие к себе со стороны населения, живо разогнав водомётами демонстрацию возмущённых новогодними беспорядками граждан в прошлую субботу! Сразу стало понятно, что у нашей полиции всё под контролем и ни один нарушитель спокойствия не уйдёт сухим! Недаром Кёльн славится на весь мир своей водой. А то, что они никак не реагировали на призывы о помощи и не защищали унижаемых на их глазах девушек — так это просто бдительные стражи правопорядка не хотели портить никому праздник.

И в этом кёльнская полиция несомненно брала пример со своих британских коллег, которые всё время были в курсе о том, что банда мусульман-педофилов на протяжении 16 лет изнасиловала в маленьком городке Ротерхэм 1,4 тысячи детей, но стражи правопорядка, не желая показаться негостеприимными, и чтобы не тревожить местное население неприятными новостями, скромно закрывали глаза на происходящее.

Действительно, обвинить кёльнскую полицию в бездействии нельзя. Она сделала всё от неё зависящее, чтобы оградить нас от излишней шокирующей информации, выпустив ранним утром первого января пресс-релиз о спокойно и «мирно» прошедшей в «радостной атмосфере» праздника  и без особых происшествий новогодней ночи. Если бы не попавший в чужие руки внутренний рапорт одного из полицейских.

Бульварная пресса тут же раструбила неполиткорректный рассказ очевидца, и ящик Пандоры закрыть уже оказалось невозможно. Один за другим начали появляться сообщения, что и в многочисленных других городах Германии и остального ЕС на девушек была открыта охота организованными группами парней арабской или североафриканской внешности, а число жалоб от жертв кёльнских событий уже перевалило за 500. В Гамбурге — за сотню.

И ведь как на зло горшочек не перестаёт варить: нам зачем-то прямо вот так открытым текстом первые лица, отвечающие за нашу безопасность, объясняют, что в этом уже давно нет ничего нового, что полиция всех этих арабов/североафриканцев знает в лицо и каждый раз отпускает без каких-либо последствий, так как беженцам они ничего предъявить не могут. Что не только притормозить поток новых беженцев (число которых лишь за прошлый год перевалило за миллион) мы не можем, но и даже выслать обратно уже пойманных на грабежах и изнасилованиях, пока те кого-нибудь наконец-то не убьют. Да и после этого сидеть они будут в комфортабельных местных тюрьмах за счёт немецких налогоплательщиков. Если, разумеется, после отбывания первой половины срока не запросятся вдруг сами на свою далёкую родину.

Похоже, единственный способ избавиться от криминализированных беженцев — дождаться, что они сами от нас уйдут, чтобы совершить теракт в какой-нибудь другой стране. Как это, например, произошло в четверг в Париже. Молодой человек, отсидевший в Германии в статусе беженца в нескольких тюрьмах за кражи, причинение телесных повреждений и наркодиллерство, приехал «на гастроли» в соседнюю Францию и с топором и криками «Аллах акбар!» напал на полицейский участок, где был тут же застрелен.

Нет, такой способ подачи информации нас до добра не доведёт. В конце концов нужно всегда видеть позитивную сторону в «вызовах времени». Нашли в кармане одного из подозреваемых в бесчинствах бумажку с переводом арабских фраз «хочу трахаться, большие сиськи, я Вас убью» на немецкий — нужно похвалить парня за рвение к изучению языка принимающей страны. Тем более, мужчина знает, чего хочет — это уже редкость. И какой женщине не будет приятен комплимент её груди? Да и то, что угроза составлена в вежливой форме — вообще высший лингвистический пилотаж!

В общем, не надо вселять в нас панику. Тем более, что упомянутый в начале Томас де Мезьер пообещал наконец-то демонстрировать решительность в отношении недоброжелателей, чтобы те не чувствовали себя слишком комфортно. А стало быть, снова можно спать спокойно. И да хранит меня моя полиция от плохих новостей!

Подписка на Euromag

О жестокости мира 8 октября 2015, 14:19

О жестокости мира

Моя мама любит вспоминать историю о том, как однажды после проливного летнего дождя она забирала меня из детского сада. Мы шли к автобусной остановке по асфальтированной...

Немцов и немцы 4 марта 2015, 11:04

Немцов и немцы

В эфире популярнейшей немецкой информационно-аналитической программы «Heutejournal» ведущий задаёт московской корреспондентке Катрин Айгендорф прямой вопрос: кому...

Священные коровы 13 февраля 2015, 15:42

Священные коровы

В своей предыдущей колонке я затронул тему допустимости оскорбления религиозных чувств. В ней я говорил о том, почему не стоит лишний раз злоупотреблять свободой слова, без...

О толерантности 23 января 2015, 12:59

О толерантности

Мне глубоко безразлично, какой национальности, цвета кожи, вероисповедания или сексуальной ориентации мой сосед. До тех пор, пока эти его особенности не мешают мне жить, моя...