Фрау Мюллер. Хозяйка модного магазина

5 июля 2013 года, 16:36

Часто бывая в Европе, в очередной раз убеждаюсь, что город - это люди. Архитектура, достопримечательности, главная улица, магазины, кафе, клубы, парки, музеи и памятники - это все, конечно, замечательно. Но именно жители создают и придают любому месту его неповторимый образ и колорит. Про Берлин все говорят, что это особенный город. Так считают и местные обитатели, и гости столицы. Мне удалось побеседовать с несколькими берлинцами, коренными и «понаехавшими», и все наши разговоры, так или иначе, крутились вокруг Берлина и его обитателей.

Этери Чаландзия

имя: Этери Чаландзия

Закончила факультеты журналистики и психологии МГУ им. М.В.Ломоносова. 
Главный редактор издательства «Альпина нон-фикшн». Журналист, писатель, сценарист.

Всегда есть обычный местный житель, а есть персонаж, по колориту не уступающий иной достопримечательности. На хозяйку модного бутика в районе зажиточного и респектабельного Кудама (Kurfürstendamm) и ее собак только ленивый не обернется.

Эта дама в годах, но без возраста, обращает на себя внимание. Иногда ее сопровождают восхищенные взгляды, иногда недоумевающие, но точно не равнодушные. И это при том, что самим берлинцам не свойственно глазеть на окружающих, даже если в их поле зрения попадает такая экзотическая персона, как Оста Мюллер (fr. Hosta Müller).

Надо сказать, что при всей эпатажности, фрау Мюллер оказалась удивительно милым и душевным существом. Это, кстати, довольно характерно для местных жителей. Вопреки мнению о холодности и остраненности немцев, в большистве случаев они проявляют редкое радушие, но, что называется, в душу не лезут.

Но и в свою пускают с осторожностью. Про себя Оста рассказала, что ее имя на иврите означает «лилия», а в смысле смешения кровей со смехом заявила, что она настоящий «миш-маш», то есть полная мешанина, однако уточнять состав «миш-маша» уже не стала.

Родом она из Франции, отца не помнит, только маму и бабушку. Последней в свое время принадлежала фабрика по изготовлению шнапса, но ни ее дочь, ни внучка ничего не унаследовали. Приходилось крутиться самим.

В 16 лет Оста вышла замуж, в 17 родила первую дочь. Следом вторую, поэтому, как она сейчас со смехом говорит, вместо образования у нее появились наследницы.

«Сейчас одна дочь помогает мне в моем бизнесе, она увлечена модой. Другая - скульптор. Я бы сказала, что она имеет успех и даже признание, но, к сожалению, то, чем она занимается, не приносит ей денег. Ее работы большие по размеру и сложные по технике исполнения, их производство не из дешевых. Работы с удовольствием приобретают музеи, но они, к сожалению, очень мало платят. Но она настоящий энтузиаст, ездит по всему миру с выставками.

Сейчас получила грант от Кореи и уехала туда работать. Мне очень нравится то, чем она занимается и то, что она так увлечена своим делом. Я вообще считаю, что все люди должны заниматься только тем, к чему душа лежит, что им нравится и приносит радость и удовлетворение. Хотя при этом не лишнее и деньги зарабатывать», - смеется фрау Мюллер.

Если бы не ее муж, возможно, фрау Мюллер никогда и не оказалась бы в Берлине. Ему в свое время предложили здесь работу, она переехала с ним, но потом развелась и решила никуда не уезжать. Поселилась на Востоке, открыла свой первый магазин, начала торговать одеждой.

«Здесь и правда было весело. Когда я приехала сюда в 1973, в Берлине еще была стена и люди в восточной части жили, словно на острове. 70-е были временем расцвета движения хиппи, город гулял, как современная Ибица или Сен-Тропе, я сама была «дитя свободы», одной из первых выходила топлес на улицы на всевозможные демонстрации. Тогда это было не так уж и безопасно, полиция, как сейчас в России, была очень строга к всевозможным проявлениям свободы. Но мы были молоды, и нам было все равно. Я и в своем первом магазине продавала одежду для хиппи».

Сейчас в ее магазинах продаются очень дорогие и очень дешевые, но совершенно особенные вещи. А оригинальный внешний вид хозяйки дополняют две роскошные русские борзые. Обычно они дремлют под вешалками по углам магазина, потревоженные, выбираются на свет божий и приводят в восторг посетителей и прохожих.

«Я обожаю своих собак. Когда-то у меня были долматинцы, потом доберманы, но с возрастом мне захотелось чего-то более спокойного и вальяжного. Эти русские собаки потрясающие. И потом, посмотрите, как они мне подходят по окрасу (смеется). Специально для моих ленивцев я купила на юге страны ранчо в несколько гектаров. Там им есть, где развернуться. Они чувствуют себя свободными, а для меня это важно.

Россия для меня не пустой звук. Я бывала там, и не раз. И в Москве, и в Ленинграде. Давно еще, до того, как была разрушена стена. Тогда, во времена моей молодости, СССР был совсем другим. Да, режим был довольно суровым, но в отношениях между людьми сквозили нежность и романтика. Ваша страна и люди были совершенно особенными. У меня тогда было много друзей из творческой интеллигенции, и мы часто посещали всякие закрытые места в Москве, куда и самих москвичей-то не пускали.

Но сейчас то, что мне рассказывают о вашей стране мои русские клиенты, меня совсем не вдохновляет. Мне не нравится ваш президент, не нравится, что он делает, как себя ведет, что говорит. Нет ничего хорошего в том, что в стране опять воцаряется диктатура. В советское время я была у вас из любопытства, мне было очень интересно посмотреть на СССР изнутри. Но вот сейчас я, пожалуй, останусь в своем Берлине».

При том, что фрау Мюллер явно любит свой город, она весьма скептически относится к его обитателям. Возможно, это снобизм артистического сознания, требовательного к среде, возможно, местный житель всегда объективнее и циничнее восторженного туриста.  

«По мне коренные берлинцы в массе своей довольно малоприятные люди. Они бывают замкнутыми, вредными, вздорными, спесивыми. В каком-то смысле в этом виноваты история и политика. Большие войны никогда не проходят бесследно, а немцы в прошлом веке только и делали, что начинали войны и проигрывали их. И то, и другое, в конечном счете, плохо повлияло на характер нации.

По мне так очень хорошо, что в Берлине сейчас живет много иностранцев. Приезжие гораздо живее и импульсивнее. Они отлично разбавляют застойную атмосферу города. Их присутствие заставляет местных жителей проявлять больше толерантности, быть более открытыми и терпимыми. Я уверена, что чем больше здесь будет иностранцев, тем лучше для всех нас.

Париж, Лондон, Нью-Йорк, Рим, они все разные, у  каждого из этих городов есть свое лицо и стиль. Берлин, по-моему, в этом смысле сильно проигрывает. Не то, чтобы он был совсем безликим, но все-таки он гораздо менее выразителен. К слову, хочу сделать комплимент русским женщинам, они красивы сами по себе, и их внешний вид привносит оригинальность и яркость в немецкое унылое однообразие.

То, что берлинцы превратились в неопределенную серую массу, мне кажется, опять же в какой-то степени связано с политикой. Многие смотрят на первых лиц государства, а они одеваются очень скучно и невыразительно.

Нашего канцлера Ангелу Меркель можно понять, в силу ее статуса и положения она вынуждена соблюдать безликий дресскод, но в массе своей людей, понимающих, что такое стиль и элегантность, в Берлине совсем немного. Конечно, не все ориентируются на Меркель, но ее консервативный стиль остается примером.

Лично я консервативной никогда не была. Можно сказать, во все времена я была «против всех». Мой внешний вид всегда привлекал внимание, я к этому привыкла. Я понимаю, что смущаю и даже раздражаю кого-то, но, как правило, это такие правильные обыватели, которых настораживает все необычное. В оригинальности они видят угрозу. Они смотрят коллекции одежды, например, Ямамото, и не понимают, как это вообще можно носить. Но то, что они не понимают объективной красоты этих вещей, на мой взгляд, еще хуже, чем то, что они их никода не наденут. В результате торжествует нечно средне-безликое, и люди на улице практически ничем не отличаются друг от друга.

Но как бы там ни было, для меня Берлин – лучший город Германии. Я не люблю Гамбург - скучный серый мегаполис. Мюнхен – столица сытых бюргеров. А Берлин – был и остается городом свободы. Сегодня модная молодежь препочитает жить в бывшей восточной части, до падения стены я и сама жила там припеваючи, но сейчас Западный Берлин подходит мне гораздо больше.

И мне кажется, что сейчас Берлин переживает свои лучшие времена. Война осталась позади. Город воссстановлен, он развивается, растет и процветает. Привлекает массу иностранцев.

Что будет дальше? Не знаю (смеется). Посмотрим...»

Продолжение следует...

Автор выражает благодарность Юлиану Добрыкину за помощь в организации и проведении интервью.  

Комментирую

Комментарии (1)

Хорхе, просто Хорхе написал: 05.07.2013 18:03

Хорхе, просто Хорхе

Милая бабулька!
Как же ей удалось жить в восточном Берлине ДО падения стены? Она что - ГДР-овка? Не очень вяжется с демонстрациями топлес - где: На Александерплатц в 1973?

Подписка на Euromag

Озеро моей мечты 6 октября 2016, 10:35

Озеро моей мечты

Лаго ди Гарда, самое большое озеро в Италии. Место, где прохладно всегда, даже если за бортом больше тридцати. Край лимонов, инжира, оливок и винограда. Район, в который...

Всем кыш из Венеции! 12 сентября 2016, 13:41

Всем кыш из Венеции!

С этим ничего невозможно поделать: стоит оказаться на Понте делла Либерта, на мосту длинной три километра, отделяющего большую землю от Венеции, как происходит одно и тоже...

Я уеду жить в Гамбург 29 марта 2016, 14:34

Я уеду жить в Гамбург

Портовые города – моя страсть. В них спрессовано ощущение свободы и перемен. Любая заштатная река придает городу движение, а здесь – целая Эльба, плюс пучок...

Мадрид. Город без правил. 20 января 2016, 16:30

Мадрид. Город без правил.

По отношению к Мадриду у меня лично есть только одно правило – не ездить туда летом, когда в городе 45 градусов в тени и хочется, чтобы прилетели инопланетяне с...