Герр Гайсмайер. Коренной берлинец

19 июля 2013 года, 13:42

По утрам во внутреннем дворе жилого дома играет классическая музыка. Бах и Бетховен гудят в довоенном берлинском колодце. В такой день все соседи знают: герр Гайсмайер дома, вернулся из очередной командировки. Этот коренной берлинец тоже в каком-то смысле местная достопримечательность.

Этери Чаландзия

имя: Этери Чаландзия

Закончила факультеты журналистики и психологии МГУ им. М.В.Ломоносова. 
Главный редактор издательства «Альпина нон-фикшн». Журналист, писатель, сценарист.

Его высокая фигура, неизменно одетая в черное, заметна издалека. Замкнутый, сосредоточенный, на вид неприступный и не общительный, он весь, как особая берлинская шарада. Отдельная планета. Отдельная вообще от всего и всех.

Его hochdeutsch (литературный немецкий) выдает человека непреходящей интеллектуальной деятельности, а полуторачасовой разговор заставляет засомневаться в ее наличие у себя. Но герр Гайсмайер слишком хорошо воспитан, чтобы позволить даже малознакомому человеку почувствовать неловкость или дискомфорт в его присутствии.

Возможно, в каком-то смысле знакомство с ним позволяет лучше понять одну из разновидностей немецкого характера. В случае с герром Гайсмайером - это сочетание железной воли, безупречной вежливости, убежденности в каждом своем слове и эмоциональности. На протяжении разговора ему было совершенно не все равно, о чем его спрашивали и что он отвечал.

«Так сложилось, что жителей Западной части Берлина, той, в которой я родился и вырос, не очень любят во всей стране. На Востоке по причине идеологической и классовой неприязни, остальная Германия потому, что Западному Берлину всегда помогали.

Конечно, стена оставила трагический след в жизни города. Причем для обеих сторон, и восточной, и западной. И не только в психологическом и житейском, но и в экономическим смысле.

До 1989 года Западный Берлин жил своей сытой жизнью. Ему помогала Франция, Америка, США. Он был витриной всего самого лучшего в капиталистическом мире во времена холодной войны. Тогда для жителей западной части деньги не были проблемой, жители имели их в изобилии. После падения стены структура города развалилась, оказалось, что нельзя жить за счет других. Немцы из Западного Берлина в поисках работы устремились в города Западной Германии, в Кельн, Эссен, Мюнхен. По сути, Западный Берлин утратил свою идентичность, население разъехалось. Только на Востоке оставались настоящие берлинцы.

Но и для Восточного Берлина падение стены стало катастрофой, они все потеряли, структуры, работу, перспективы. Они думали, что неуязвимы, но не тут-то было. Так что, оглядываясь назад, можно сказать, что для жителей города было одинаково плохо и то, что поставили стену, и то, что ее разрушили.              

До сих пор сохраняется разница менталитетов и настороженное отношение друг к другу жителей Востока и Запада. Многие предпочитают держаться своих сторон и редко посещают противоположную территорию.

При том, что западную и восточную часть разделяли глубочайшие противоречия, объединяло их то, что по сути обе жили за чужой счет. Западному Берлину помогал капиталистический мир, Восточным занимался сам Сталин.

Но потеряв однажды свою структуру, город ее так и не восстановил. С потерей квалифицированных специалистов и международных предприятий после падения стены Берлин сдал.

Бум туризма, который он сейчас переживает, ни в какой мере не может вернуть ему те экономические высоты, которые он имел когда-то. Да, Берлин широко разрекламирован по всему миру, но на туризм нельзя ставить в долгосрочном развитии. Это сезонный бизнес, кроме того, мода на города переменчива. Очень многие сейчас едут сюда, но никто не может быть уверен в том, что через несколько лет такой же интерес сохранится.

Если сравнить сегодня Берлин с городами Европы, с Лондоном, Парижем, да и с многими другими городами Германии – Гамбургом или Дюссельдорфом, понятно, что он привлекает туристов своей дешевизной. В год сюда приезжает порядка 15 миллионов. Но их сложно сравнивать с туристами Парижа, Лондона, Нью-Йорка или даже Москвы. Местный туризм, это так называемый «туризм с рюкзаками». На цены Берлина слетаются со всех концов земли, но огромных прибылей городу это все равно не приносит.

Что касается наших стран, то сейчас уже мало кто вспоминает, что двести лет назад Россия и Германия вместе воевали против Наполеона, были союзниками и друзьями, обычные люди заключали между собой браки, все было прекрасно, но после 1917 года отношения испортились. Революция сыграла свою роковую роль, ваша страна во всем мире приобрела печальную репутацию и с этим пока сложно что-то сделать.

Однако время идет и сегодня очень много русских в Берлине. Больше, чем когда бы то ни было. Даже когда здесь стояла Красная Армия, солдаты не гуляли по улицам, а по большей части сидели в казармах. А сейчас русский язык уже стал частью городской культуры. Русская речь звучит повсюду, в траспорте, на улицах, в магазинах. В 1991 году, прогуливаясь по Берлину, я встретил русскоговорящего человека. Это было удивительно. Сейчас этим уже никого не удивишь.

Но даже сейчас, когда русскими полон город, я не думаю, что отношение к ним изменилось в лучшую сторону. Как раз наоборот. Немцы считают, что большинство уезжает, потому что в России невозможно жить. В 80-90-х сюда перебирались богатые русские. Они начинали свой бизнес, покупали магазины, у них было столько денег, что они просто открывали чемоданы и за все платили наличными.

Но потом времена изменились и в Берлин повалили небогатые обыватели, которые надеялись, что здесь смогут жить лучше, чем на родине. По моим сведениям, с 1991 года из Петербурга в эмиграцию – и не только в Германию – уехало порядка миллиона жителей. Логично, что многие здесь думают, что не от хорошей жизни такое количество людей разъезжается по всему свету. Наверное, если бы у них дома все было хорошо, они оставались бы там.

Понятно, почему русские сейчас сюда стремятся. Берлин - дешевый город, особенно по сравнению с богатой и дорогой Москвой. Здесь ты можешь быть хоть кем-то, даже если в Москве ничего из себя не представляешь. В Берлине развлекаются на всю катушку те, кто в Москве сидят в сторонке и пьют свое дешевое пиво. Но те русские, кто сейчас живет в Берлине, продолжают делать не лучшую рекламу своей стране. Многие из них не интегрируются, не учат язык. Предпочитают общаться только в своей среде. Это неизбежно создает некоторую дистанцию.

Настороженное отношение к приехавшим из России сегодня объединяет Берлин. Зажиточная западная часть смотрит на них свысока, а жители современного Восточного Берлина не питают особенно нежных чувств к русским, в том числе и потому, что до сих пор считают, что русские их «сдали». Для них они остаются самыми большими предателями.   

Помимо русских в городе сейчас много турок, арабов, достаточно азиатов. Но их нельзя сравнивать. Все-таки большинство приехавших из России - это горожане, получившие хоть какое-то, а порой и совсем неплохое образование. Из Турции же в основном приезжают крестьяне, жители горных районов, про которых говорят, что они сначала разрушили свой Стамбул, а теперь пришли разрушать Европу.

В 60-х годах у меня в Берлине был приятель-турок, писатель, когда я его спрашивал, почему он переехал в Берлин, тот отвечал, что из-за жителей Анатолии, наводнивших Стамбул.

Прошло время и в начале 90-х он засобирался обратно. Я поинтересовался, почему он уезжает на этот раз, и он ответил, что все из-за тех же анатолийских крестьян, которые на этот раз добрались уже до Бранденбургских ворот. Все-таки в этом смысле русская эмиграция - европейская по сути.

Еще одна проблема в восприятии современной России связана с тем, что про нее сегодня показывают мало позитивных новостей. Возможно, это какое-то неизжитое наследие времен холодной войны, но, как правило, если речь заходит о России, то в связи с какими-то катастрофами и происшествиями. Эти тревожные картинки из новостей откладываются в сознании европейцев и не помогают формированию позитивного имиджа вашей страны.

Лично для меня Россия - это примерно один миллион населения, который обслуживает вся остальная страна. Я знаю, у вас на Пушкинской площади есть ресторан, стоимость которого исчисляется миллионами. Для жителя Берлина это немыслимо.  

Если бы у меня был выбор, я бы все равно предпочел бы жизнь в Берлине. Для меня очень важно и ценно то, что Берлин пережил такие непростые времена и не скрывает своих исторических ран ни в переносном, ни в прямом смысле. В Москве я часто бываю, но я не хотел бы переехать к вам жить. Нет-нет. У вас слишком холодно зимой. Это невыносимо». 

Подписка на Euromag

Озеро моей мечты 6 октября 2016, 10:35

Озеро моей мечты

Лаго ди Гарда, самое большое озеро в Италии. Место, где прохладно всегда, даже если за бортом больше тридцати. Край лимонов, инжира, оливок и винограда. Район, в который...

Всем кыш из Венеции! 12 сентября 2016, 13:41

Всем кыш из Венеции!

С этим ничего невозможно поделать: стоит оказаться на Понте делла Либерта, на мосту длинной три километра, отделяющего большую землю от Венеции, как происходит одно и тоже...

Я уеду жить в Гамбург 29 марта 2016, 14:34

Я уеду жить в Гамбург

Портовые города – моя страсть. В них спрессовано ощущение свободы и перемен. Любая заштатная река придает городу движение, а здесь – целая Эльба, плюс пучок...

Мадрид. Город без правил. 20 января 2016, 16:30

Мадрид. Город без правил.

По отношению к Мадриду у меня лично есть только одно правило – не ездить туда летом, когда в городе 45 градусов в тени и хочется, чтобы прилетели инопланетяне с...