Новогодний Елка

25 декабря 2013 года, 11:25

В канун Нового года небольшая компания углублялась в заснеженные леса Финляндии. Мы понятия не имели, что это за городок такой – Хювинкяа, раньше мы вообще дальше своих родных гостиных в этот праздник носа не высовывали. А теперь тряслись с чемоданами в электричке и с тревогой косились в окна, наблюдая за стремительно сгущавшимися сумерками. Адрес отеля был буквально «на деревню дедушке», и это тоже не внушало оптимизма.

Этери Чаландзия

имя: Этери Чаландзия

Закончила факультеты журналистики и психологии МГУ им. М.В.Ломоносова. 
Главный редактор издательства «Альпина нон-фикшн». Журналист, писатель, сценарист.

На станции с нами вышли три человека и немедленно растворились в пейзаже. Мы бы тоже с удовольствием растворились, но не знали, куда и как. О буржуазных привычках решать все проблемы путем вызова такси следовало забыть. В таком месте логичнее было бы встретить оленью упряжку, а не парк авто. В растерянности потоптавшись на перроне и зачем-то послюнявив пальчиком направление северных ветров, мы сами составили подобие оленьего каравана и поволоклись в сторону дороги. Надо ли говорить, что кроме случайной вороны, еще и посмотревшей на нас, как на полоумных, мимо нас больше ровным счетом ничего не пронеслось.

Через час, когда уже мы прикидывали, в каких позах нам суждено окоченеть среди запорошенных корабельных сосен, нас подобрал веселый микробус. Мы так замерзли, что даже не услышали спасительного шума мотора. Водитель остановился, что-то спросил, что-то сам же ответил и гостеприимно распахнул двери авто. Через пять минут он уже одного за другим выгружал нас у ярко освещенного входа в гостиницу, прислонял к стене и подпирал каждого чемоданом.

Прошло часа два, прежде чем оттаяли пятки и уши, и слегка прояснилось в голове. Однако первое, что мы обнаружили, разлепив глаза, - снег в номере. Сугроб лежал на паркете и  подружка сосна уверенно тянула свои зеленые лапы к нашим постелям. Помогала некоторая беспечность, воцарившаяся в полуобмороженных организмах. Кого-то даже разочаровало, что в действительности между нами и природой оказалось огромное витринное окно в пол.

Пара дней прошли в состоянии умиления, но из помещения мы все-таки старались не выходить. Да и зачем? Внутри каждый сантиметр пространства напоминал о приближающемся празднике. Все горизонтальные поверхности, включая мыльницу в ванной,  были украшены и подсвечены. Бултыхаясь в бассейне, мы с восторгом посматривали на сверкающий за окном снег, который как елочную игрушку покрывал землю новогодней глазурью.

Гостиница была пуста, и мы с восторгом разрабатывали сценарии практически семейного празднования на многокилометровой территории. В главном холле стояла такая елка, что время от времени мы прикидывались игрушками и пытались зацепиться и повиснуть на ветвях то свинкой, то белочкой. Почему-то именно эти животные удавались нам лучше всего в тот год.

Самые амбициозные мечтали добраться до макушки и потеснить звезду. В пустых помещениях взрослые люди водили хороводы, играли в ручеек, а один умник где-то раздобыл гирлянду, накрутил на себя, в полночь выключил на этаже свет, встал в коридоре у розетки, подключился и позвонил всем на мобильные. Все высунули сонные носы из номеров, полюбовались сначала иллюминацией, а потом короткой сценой расправы, которую устроила Елке жена. Когда санитары с ресепшен оказались в нашем отсеке, все было чин-чинарем, двери на замках, посетители дурдома по кроватям, не было только света и слегка тянуло табаком из всех углов. Но на нас, как на пушных и хрюкающих зверей, здесь уже давно не сердились.  

Тридцать первого никто из нас солнца так и не увидел. Все спали в несколько приемов, копили силы настойчиво, обстоятельно, упорно. Но после заката один из наших, похоже, снова беспокойный Елка, тревожно обстучал номера. Зевая и потягиваясь, ленивцы вышли к полднику и обнаружили, что пока мы дрыхли, гостиницу захватили полчища туристов.

Казалось, пол земного шара слетелись на наш семейный праздник, кто-то доложил, что своими глазами видел даже пару из Колумбии. Пару кого, мы уже выяснять не стали, поскольку ситуация была критической. Из еды не истребленными остались только деликатесы - запеченная свекла и тертый дайкон, шелковые платья дам с пышными нарукавниками внушали нам ужас, а в оркестрантах, терзавших в углу свои гусли, мы быстро распознали двух техников из бассейна, кладовщицу с этажа и нашего шофера-спасателя. Мы быстро нацепили свои тулупы и варежки, натерлись барсучьим жиром, вызвали такси и дали деру. Пятьдесят километров до Хельсинки. Нам не привыкать. Платил Елка.

Холод в новогоднюю ночь был такой, что выдуваемый из носа воздух сразу превращался в две стеклянные трубочки. Так мы и ходили, чем-то похожие теперь на моржей, празднично позвякивая соплями. Необходимо было принимать меры. Мы и приняли. И только Елке жена показала кулак, намекая на то, что фиг-то ему сегодня достанется. Елка кивнул радостно, поскольку уже был хорошо согрет изнутри сорокаградусным новогодним теплом, и мы забегали по городу, чокаясь пластиковыми стаканчиками с прохожими.

Рождество в обнимку с гусем все-таки традиционно семейный праздник в Европе. Как-то раз в сочельник в Берлине в трех кухнях, видимых из нашего окна, мы наблюдали словно отштампованную по праздничному трафарету картину: стол, родственники, гирлянды на положенных местах и птица в жаровне. На улицах задраенные жалюзи магазинов, пустота и зимний ветер. Но вот Новый год... это как всемирная Олимпиада счастья. Восклицательный знак в каскаде зимних гуляний. Все открыто, все гудит, гуляет, свистит и переливается.

И мы гудели, гуляли, свистели и переливались, и вскоре с группой студентов из Бангладеш (этих-то как занесло в горячий финский снег?) заявились на Сенатскую площадь. Осмотрев главную елку северной страны, кое-кто заявил:

-Ну, наша-то гостиничная никак не меньше! Я бы даже сказал...

Но мы не дали, сами понимаете, кому, измерить в тот вечер его тезку на центральной площади. Да и потом все вокруг как-то заволновались, затрещали стаканами, обратным отсчетом ударил колокол, и вдруг вся площадь заорала таким счастливым криком, словно земля победным мячом влетела в новогодние космические ворота.

И мы заорали. И запрыгали тушканчиками по площади, обнимаясь с совершенно чужими, но такими прекрасными в эту ночь людьми. Со всех сторон зашипели и пыхнули серебряными парашютами бенгальские огни. Напитки ударили в голову и остановить безудержное счастье уже не было никакой возможности. Но никто и не старался ничего останавливать.

Мы объединились со студентами из Дакки и наш хоровод был признан лучшим на площади. Елка упорно, но тщетно искал розетки в мостовой, наконец, отчаявшись, пустился в пляс, потрясая своей гирляндой и приговаривая: «Елочка, зажгись!»

Потом мы ввалились в какой-то бар, в котором сразу случилось новогоднее чудо, потому что за самым хорошим столом заведения оказалось шесть (!) свободных мест и еду принесли практически мгновенно. Мы подключили, наконец, неугомонного Елку к электричеству и, оставив его мерцать в лучах преходящей славы, поспешили навстречу новым удовольствиям.

В ресторане густо пахло хвоей, глинтвейном, корицей, сдобой и свечами. Каждый час посетителей срывало в безудержную кадриль отмечать Новый год, заступивший на территорию очередной страны. И вскоре география мест потеряла значение, национальный колорит смешался в праздничном коктейле, и нам казалось, что своим весельем мы бойко крутим земную ось, щедро сдобренную шампанским и конфетти. 

Перед тем, как окончательно улететь сверкающей звездной пылью в праздничный космос, мы несмываемым фломастером зафиксировали на локтях Елки название нашей гостиницы в Хювинкяе, обеспечив таким образом шанс на возвращение домой.

Вернулись мы вместе с солнцем. Примерно так же, как светилу в конце полярной ночи, нам был рад персонал гостиницы. Недосчитавшись на праздничном ужине своих веселых русских, милые девушки уже и не знали, что думать. Но мы были целехоньки, еще немного пьяны и бесконечно счастливы. Мы так любили людей и друг друга, что были готовы обнести весь персонал и спящих постояльцев новогодними поцелуями. Но силы были на исходе, мы отхалтурили на воздушных поцелуйчиках и, допевая счастливые бенгальские песни, разбрелись по палатам. И только беспокойный Елка вернулся проверить, не произошел ли самозахват и смещение звезды с хвойного гиганта.

У него еще оставалась масса дел до нашего отъезда.

Новый год только начался!

Комментирую

Комментарии (2)

Silva Natalia написала: 09.01.2014 17:36

Silva Natalia

Как весело! Требуем продолжения банкета!

julius uu написала: 25.12.2013 14:58

julius uu

Отличная история! Так и хочется спросить, а что было дальше? ))

Подписка на Euromag

Озеро моей мечты 6 октября 2016, 10:35

Озеро моей мечты

Лаго ди Гарда, самое большое озеро в Италии. Место, где прохладно всегда, даже если за бортом больше тридцати. Край лимонов, инжира, оливок и винограда. Район, в который...

Всем кыш из Венеции! 12 сентября 2016, 13:41

Всем кыш из Венеции!

С этим ничего невозможно поделать: стоит оказаться на Понте делла Либерта, на мосту длинной три километра, отделяющего большую землю от Венеции, как происходит одно и тоже...

Я уеду жить в Гамбург 29 марта 2016, 14:34

Я уеду жить в Гамбург

Портовые города – моя страсть. В них спрессовано ощущение свободы и перемен. Любая заштатная река придает городу движение, а здесь – целая Эльба, плюс пучок...

Мадрид. Город без правил. 20 января 2016, 16:30

Мадрид. Город без правил.

По отношению к Мадриду у меня лично есть только одно правило – не ездить туда летом, когда в городе 45 градусов в тени и хочется, чтобы прилетели инопланетяне с...