Венеция в свете La Luna

4 февраля 2014 года, 17:58

В Венецию мы с мужем часто ездим зимой, в самый, как считается, низкий сезон. В первый раз это случилось в 1995 году, когда Леня отправился делать телесюжет про карнавал и просто сошел от этого города с ума. Вернулся и сказал, что мы немедленно должны поехать туда вместе, потому что как же это так, что я еще не видела главного на свете чуда.

Елена Чекалова

имя: Елена Чекалова

Елена Чекалова  - журналист, гастрономический обозреватель, филолог.  Ведет гастрономическую колонку в Коммерсант-Weekend и в журнале «Афиша-еда», пишет о путешествиях и гастротуризме, делает сюжеты на эти темы для ТВ и интернета. Елена – автор двух бестселлеров – книги «Мировая кухня» и «Ешьте! Новая книга о вкусной и здоровой пище». 

Елена Чекалова  - жена популярного журналиста и телеведущего Леонида Парфенова, который полностью разделяет ее страсть к путешествиям  по всему миру. Последние три года Елену и Леонида  интересует не только все самое интересное и вкусное, но и все самое полезное, что можно  отыскать в различных уголках земного шара. Результатами своих новых открытий Елена ежедневно делится на сайте chekalova.ru.

Когда мы приехали, наступили уже самые последние карнавальные дни. Два дня мы шастали в костюмах, а после закрытия почему-то поехали на Лидо. Я никогда не забуду, как впервые вышла на широченный пляж, где летом, как и сто лет назад, по краю белого песка вытягиваются два ряда старомодных кабинок — их обессмертила висконтиевская «Смерть в Венеции».

Зимой от кабин торчат лишь скелеты, дует холоднющий ветер и по песку, завихряясь, летит мусор. Покинутая погибшая планета. Все рестораны были закрыты, и мы с трудом нашли кафешку, где согрелись граппой. А потом сели на вапоретто и поехали обратно. Венеция вдруг разом выросла из воды и обрушилась на нас какой-то просто обессиливающей красой. Мы впервые увидели ее со стороны моря — ведь Лидо узкой длинной полосой закрывает город от открытой Адриатики.  

Карнавальная Венеция – это совсем особый город. Кажется, будто из всех расписных венецианских сундуков поднимаются и оживают тени. Город переполняется толпами ряженых, которые съезжаются со всего света, чтобы представить себя кем-то другим в какой-то прошлой, будущей или параллельной жизни.

Мы с мужем участвовали в Карнавале три раза. Однажды посчастливилось поехать вместе с Олегом Ивановичем Янковским и Галиной Борисовной Волчек. Янковский, разумеется,  был в костюме Петра Первого, которого тогда как раз играл в спектакле «Шут Балакирев». Леня – взял напрокат «одежды» Бориса Годунова, а Галина Борисовна появилась на улицах Венеции в образе Синей Птицы. Мне она одно время такой и казалась – недосягаемой и прекрасной. 

Но Карнавал сближает, а маски скорее уравнивают, чем разъединяют. Здесь все – звезды, и все самые обычные люди. Помню, как мы сидели в разных ресторанчиках на набережной. Леня о чем-то говорил с Олегом Ивановичем, а мы с Галиной Борисовной болтали обо всем на свете - о моих детях, о ее сыне, о последних прочитанных книжках, о том, кто что любит готовить.

Многим кажется, что Карнавал – это какие-то специальные мероприятия. Они, конечно, в городе в это время бывают, но главное другое –  пожить в ином облике и как бы немного отстраниться от своих ежедневных проблем. Вот просто ходишь по улицам в чужом обличье, пьешь вино, обедаешь – все делаешь так, будто это и не ты вовсе или хотя бы не совсем ты, от которого ты сам давно устал.  

Многие считают, что это, своего рода, возвращение в детство, которое помогает преодолеть стресс и комплексы. Могу подтвердить: да, это потрясающая психотерапия! И здорово, если получится поехать на Карнавал с компанией друзей. Вы попадаете в волшебный  мистический город с его февральскими туманами, косыми лучами солнца,  с высокой водой, когда Лагуна по утрам выходит из берегов, когда все плывет и расплываются все очертания.

Помните, как у  Бродского в «Набережной Неисцелимых»: «Тут окно потемнело. Король Туман въехал на пьяццу, осадил жеребца и начал разматывать белый тюрбан. Его сапоги были мокры, как сбруя коня; плащ был усеян тусклыми, близорукими алмазами горящих ламп. Он был так одет, потому что понятия не имел, какой сейчас век, тем более год...». Как известно,  Бродский больше всего  любил именно зимнюю Венецию. Вот эти его строки про Крым, но в Венеции он чувствовал примерно то же:

Приехать к морю в несезон,

помимо матерьяльных выгод,

имеет тот еще резон,

что это - временный, но выход

 за скобки года, из ворот

 тюрьмы.

И да, прав поэт, материальные выгоды в зимней Венеции весьма существенны:  в гостиницах цены ниже, а почти безработные гондольеры готовы покатать вас по каналам и за треть обычного гонорара (к дням Карнавала это, увы, не относится). Побывав здесь только что, в январе, мы смогли себе позволить пожить в Luna Hotel Baglioni, настоящем венецианском палаццо, который на несколько счастливых дней стал нашим с Леней домом.

Совершенно потрясающее ощущение: вбегаешь с холодного воздуха - и прямо за входной дверью тебя встречает горящий камин. Сразу опускаешься в кресло и наслаждаешься каким-то родным запахом догорающих дров. Вот эта очень домашняя обстановка и делает жизнь в этом роскошном дворце на Гранд Канале с феерическими видами из окон особенно теплой и расслабленной. 

Уезжая, я по белому завидовала моим друзьям, которые большой и шумной компанией собираются на Карнавал – он снова открывается совсем скоро, через 2 недели. И хотя цены в Luna Hotel Baglioni повысятся (что делать! – бизнес есть бизнес), они забронировали номера именно здесь. Дело в том, что это едва ли не лучшее место карнавальной жизни: в Luna Hotel Baglioni идея переодевания стала едва ли не главной философией.

Здесь есть все для того, чтобы гость на несколько дней почувствовал себя знатным венецианцем, пожил в «собственном» дворце с армией слуг, которые готовы выполнить любую прихоть. Три недели на первом  этаже отеля будет работать ателье чудесных карнавальных костюмов  Flavia (можно купить готовые, можно сшить, можно арендовать).

А 22 февраля здесь в декорированном фресками и полотнами 18 века бальном зале Marco Polo состоится бал-маскарад, где всех научат танцевать минуэт и угостят вкуснейшими блюдами шефа Козимо. Он поразительный мастер: мы с мужем ели его адриатический рыбный суп, этакое пряное море в тарелке, яркую тверденькую пасту с огромными креветками и пронзительным морским ароматом, а еще сладчайшую на свете телячью печенку.

Знаете, как все это здорово зимой, когда войдешь в его ресторан Canova с холодного, пахнущего лагуной воздуха! Если вам удастся побывать в зале Marco Polo,  обратите внимание на центральную фреску на тему Карнавала: в ее левом углу мальчик, который  торгует главной венецианской карнавальной сладостью - пончиками фрителло. Так вот, Козимо усовершенствовал традиционный рецепт, и теперь отведать его знаменитую сладость люди едут специально.

Этого рецепта ни у кого  нет – «жадный» шеф держит его в секрете, но попробовать может каждый. Так что, если будете в Венеции в карнавальные недели, но выберите другой отель, все-таки загляните в Luna Hotel Baglioni. А Козимо просил всем передать, что особенно интересные дегустации с вечеринками и танцами в зале Marco Polo запланированы еще на 28 февраля и 1 марта.

 Да, мы с мужем из тех русских, для кого Венеция и есть главный Вечный город. Пронзительные венецианские сны сподвигли нашего приятеля Андрея Бильжо купить там жилье, а потом написать хорошую и полезную книжку «Моя Венеция». У нас тоже не раз мелькала идея сочетаться с Венецией законным браком, но однажды мы точно поняли: этому не бывать, мы обречены на нескончаемый, но роман, на временные, но любимые дома. Ведь есть на свете и другие вещи, которые надо попробовать, места, которые надо увидеть. Пока живешь.

Подписка на Euromag