Viennafair: русские на ярмарке

20 сентября 2012 года, 14:25

Сегодня в Вене открылась ярмарка современного искусства Viennafair. Основанная в 2005 году, ярмарка традиционно проводилась в мае. Однако весной этого года Viennafair сменила хозяев. 70% акций выкупили российские бизнесмены Сергей Скатерщиков и Дмитрий Аксенов, сменились арт-директора — ими стали известные по «Арт-Москве» Кристина Штейнбрехер и Вита Заман, время проведения тоже изменилось — в этом году венская ярмарка совпала по времени с «Арт-Москвой». Сменила Viennafair и свои акценты — среди участников появились российские галереи и спецпроекты азербайджанского и грузинского искусства.

Яна Жиляева

имя: Яна Жиляева

Яна Жиляева. Может, конечно, все. Ну, кроме кроссвордов. Но почему-то в основном делает интервью. Для ELLE, InStyle, PROспорт, Harper's Bazaar. Самого автора в этих интервью и не разглядеть. Зато герой во всей своей красе отражается в тексте будто в зеркале. Прежде книг не писала, но вот ее младшая сестра вышла замуж за француза. Пять лет просто ездила в гости, а потом выпустила книжку "Выйти замуж за француза. 50 счастливых историй".

Кроме того, Скатерщиков и Аксенов пообещали привести в Вену серьезных коллекционеров современного искусства, а Дмитрий Аксенов на московской пресс-конференции сообщил, что для привлечения VIP- клиентов была разработана специальная программа. В ироническом тоне Дмитрий Юрьевич поведал, что теперь на ярмарке будут танцы и банкеты.

О том, почему так шутит господин Аксенов, что он думает о современном искусстве, зачем ему понадобилась Венская ярмарка и кто он вообще такой, Яна Жиляева пыталась выяснить в коротком интервью у самого господина Аксенова накануне открытия выставки.

Дмитрий Юрьевич, почему именно Австрия? Почему именно современное искусство?

– Моя супруга, дочь советского дипломата, родилась в Австрии. Училась в Вене. Правда, тогда  учиться было возможно только в посольской школе.  Так, исторически, мы регулярно навещаем Вену. В Вене у нас широкий круг знакомых, так что можно сказать, что с городом мы знакомы хорошо.

Что касается искусства... По роду своего бизнеса, занимаясь строительством и девелопментом загородного современного жилья, мне оказалась близка тема современной архитектуры, дизайна, оформления интерьеров. Ну, и любопытство присутствует, конечно.

То есть из всех современных искусств вам ближе всего архитектура?

– Можно сказать проще:  я банально построил дом – и возникла потребность его как-то украсить. И когда мне стали что-то предлагать, я активно сопротивлялся. Беспредметное искусство я не знал и не понимал. Думал, что меня хотят обмануть, издеваются. Но вот некий эволюционный период прошел...

Сколько времени заняла эволюция? Кто ваши любимые художники?

– Пять лет. Джотто, например.

Джотто это не беспредметное искусство, все-таки.

– А-а, про современное... Я коллекционирую российских производителей контента. Более того, нахожусь в дружеских отношениях со многими. Люди содержательные являются носителями культуры и отражателями своих идей.

А если дружишь с художниками, должен покупать их работы?

– Ну, мы как люди – selfmade person, first generation капитализма – никому ничего не должны. У нас ментальная установка: закон джунглей диктует закон жанра. Конечно, испытываешь некую симпатию к творчеству своего друга, но, чтобы покупать, я должен быть уверен, что это и правда нравится, я сам должен принять решение, это должно быть экономически целесообразно, и главное, я должен быть готов это повесить на стену своего дома. И какая бы прекрасная работа не была, если я понимаю, что долго на это смотреть не смогу, я не покупаю, я так не рискую.

А что делаете с теми работами, которые ожиданий не оправдали, смотреть на которые стало тошно?

– Приходится дарить, жертвовать. Или перевешивать в помещения, где реже бываешь. Прежде чем начинать коллекционировать, я поинтересовался у экспертов, с какими ситуациями могу столкнуться. Как это бывает, что первично, что вторично.

Кто из современных русских авторов в вашей коллекции?

– Дмитрий Гутов, Олег Кулик, Анатолий Осмоловский мне нравится. Пока, правда, ничего еще из его работ я не приобрел. Вот недавно купил Леонида Сокова «Ленин и Джакометти», установил. Сегодня утром пришел посмотреть: хорошо смотрится! Отлично вписался в экстерьер. Супруге моей очень нравятся мозаики Ольги Солдатовой. Она – рукодельница, хоть и кандидат политологических наук, и ее, конечно, поразила трудоемкость того, что делает Солдатова. Я купил работу... А из совсем молодых – Recycle, Гапонов и Котешов. 

Как домашние относятся к вашему увлечению?

– Моя семья меня мотивировала. Моей дочери 11 лет, а сыну 5. Дети растут в культурной среде. Они видят, как мы общаемся с художниками, искусствоведами...

Вы хотите дать детям европейское образование? Они будут учиться в Вене?

– Ответ короткий: я хочу, чтобы дети росли здесь, в России. В противном случае, будучи воспитанными в другой культуре, мы с детьми не сможем найти общего языка, мы станем разными людьми. А чужих людей растить я не собираюсь. При этом, в современном глобальном мире человеку нужно широко ориентироваться, быть интегрированным, и в более зрелом возрасте, лет в 16-18 уже можно получать международный опыт. Мы долго думали об этом с женой. Устойчивый тренд: все едут в Лондоны, Швейцарии. Я категорический противник этого.

Венская ярмарка теперь тоже вроде любимого ребенка?

– Изначально для меня это была просто инвестиция. Я ничего не знал про современное искусство. У меня есть компетентный коллега. Решение я принимал исключительно из бизнес-соображений. Но оказалось, что требуется личное участие как в бизнесе, так и в человеческом плане. Поскольку я человек из той среды, которая должна прийти на рынок, соответственно, мое мнение учитывается. Я предложил сделать акцент на привлечение громких имен, западных состоявшихся галеристов. В ожидании прихода русских денег, западные галереи с удовольствием согласились участвовать. Но я им сразу сказал: «Русские ничего не купят, не надо питать иллюзий».

Все рассказывают, что российский рынок в кризисе, коллекционеров современного искусства можно сосчитать по пальцам, и тут они приедут и всех осчастливят. Forget it! Поэтому, первое: серьезный акцент на привлечение западных коллекционеров (и нам пришлось потратиться на то, чтобы их привлечь), второе: инвестиции в будущее, серьезная программа, рассчитанная на привлечение будущих русских коллекционеров, людей состоятельных, не чуждых культурного любопытства.

Например, Дмитрий Гутов согласился устроить пару экскурсий в «Альбертину» и в Kunsthistorisches. А это такой лектор, который за 15 минут способен конвертировать человека, далекого от мира искусства в любопытного почитателя его таланта. Поэтому если Гутов прочтет 20 слушателям  лекцию про Ван Гога и Караваджо, два человека потратят в течение нескольких лет 20 млн долларов на покупку современного искусства. Я в этом твердо убежден. В нашей программе предусмотрены такие точечные вложения. 

©
Подписка на Euromag

Современное искусство. Что покупать в кризис 13 марта 2015, 13:30

Современное искусство. Что покупать в кризис

Организаторы Cosmoscow, единственной в Москве международной ярмарки современного искусства, назвали даты и место ярмарки этого года — с 11 по 13 сентября в Гостином...

За стеклом 5 июля 2013, 12:30

За стеклом

В Школе драматического искусства на Сретенке дают комедию. Настоящую комедию по знаменитой пьесе, без лирических дополнений, вставных танцевальных номеров, музыкальных...

Юбилей Миланского эдикта: опера в музее 18 июня 2013, 11:51

Юбилей Миланского эдикта: опера в музее

В Сербии с размахом отмечают юбилей Миланского эдикта, в котором Римский император Константин в 313 году нашей эры признал христианство официальной религией. Поскольку...

Трусливая ножка 9 июня 2013, 10:54

Трусливая ножка

О том, что смотреть гастроли труппы Бенжамена Мильпье прибежит весь Париж, европейская пресса писала еще осенью, когда стало известно, что железная леди, директор балета...