Реальная красота

2 августа 2011 года, 13:33

Англичане запретили рекламу Lancome и Maybeline за то, что они занижают самооценку и провоцируют депрессию.

Арина Холина

имя: Арина Холина

Писатель, публицист. Автор более десятка художественных книг. Трудилась заместителем главного редактора журнала "Медведь". Сегодня сотрудничает с проектами "Сноб", Euromag и газетой "Известия". Ведет собственный проект Newblackmag.

Боевики надо снимать не о китайской, русской или хоть татарской мафии. Это все детишки, которые стреляют по прохожим из водяного пистолета. Настоящие, леденящие душу блокбастеры надо снимать о косметических концернах.

Сейчас отдельных марок почти нет. Лореаль, Эсти Лаудер, LVMH – это все гигантские корпорации, которые в любое мгновение могут сказать каким угодно медиа: «Вот вы без должного восторга рассказали о новом средстве для волос, так что все наши двадцать брендов больше не будут размещать у  вас рекламу».

Бедные редакторы разделов красоты! Они шагают даже не по тонкому льду, а почти по воде, как святые. Или, скорее, как великомученицы. По расплавленному свинцу.

Ведь красота — основной рекламодатель. Поэтому мы никогда не услышим и не прочитаем ни единой крамольной мысли ни об одном препарате, будь он хоть из мазута.

Без всякого сопротивления со стороны общества косметические концерны не чувствуют под ногами почву. В том смысле, что кажутся себе всемогущими, приближенными к божественной природе. Не моргнув, предлагают эликсиры сразу от всех болезней и прочих несовершенств.

Причем в рекламе этих продуктов даже не здоровое рыночное нахальство, а прямо таки изощренный цинизм. Берутся всемирно известные, красивые, ухоженные девушки — и вот их так уделывают ретушью, что на лицах не остается живого места. На самом деле, что странно, образ становится даже непривлекательным. Но маркетологи все равно хотят именно так.

И вот, наконец, после некоторых общественных волнений, действительно влиятельная организация Advertising Standards Authority заявила, что реклама компании L'oreal  «вводит потребителей в заблуждение». Имеется в виду реклама Lancome, где снималась Джулия Робертс. Художники превратили актрису в восковую версию самой себя. Робертc, кстати, не раз заявляла, что она лично против этой погони за молодостью. А компания призналась, что использовала «техническую обработку», но при этом изображение точно отражает эффект от средства. Ну, то есть, теперь есть тональный крем, который удаляет морщины. Совсем.

Робертс, правда, рекламировала основу под макияж, а вот другая участница скандала, Кристи Терлингтон – как раз тональный крем от Maybeline. На рекламных полосах, правда, где-то в стороне мелким шрифтом печатали, что «изображение является «иллюстрированных» эффектом, но политиков Джо Свинсон и Линн Физерстон это не убедило. Мало того, что они убедили запретить эту рекламу, так еще и начали Кампанию за уверенность в своем теле.

Джо Свинсон, депутат парламента от округа в Шотландии, 31 год: «Мы были шокированы, что даже ASA не разрешили увидеть фотографии Джулии Робертс до обработки. Это хорошо показывает, в какой странном мире мы живем, если даже комиссия по рекламе не может увидеть рекламные снимки без ретуши. Чрезмерная ретушь и цифровая обработка фото стали нормой, но Кристи Терлингтон и Джулия Робертс и без этого красивые женщины, они не нуждаются, чтобы их улучшали. В этом запрете на рекламу сообщение всем рекламодателям — Вернитесь в реальность!».

Кампания за уверенность в собственном теле – это, между прочим, не шутка, а серьезная история, часть движения против «идеализированного» женского образа.

Цели The Campaign for Body Confidence  - разоблачить стереотипы, которые травмируют наше душевное равновесие и делают нас несчастными. Благодаря этим установкам мы теряем самоуважение, раздражаемся, погружаемся в депрессию, приобретаем пищевые расстройства. Причем не только женщины, но и мужчины, и дети. Мы хотим повлиять на моду, на красоту, на диеты и на медиаиндустрию – и даже на правительство. Нужно добиться честности и прозрачности рекламы, добиться того, чтобы магазины уважали любые размеры и формы, представить программу уверенности в собственном теле в школах.

Я точно знаю, что многие, читая эту программу, пожимают, конечно, плечами — мол, нет у людей проблем. Но они же твердят себе «я толстая, я толстая, я толстая», и, с одной стороны, ругают «этих тощих селедок с подиумов», а с другой — как только видят в журнале женщину 48 размера старше двадцати двух лет, орут – «Не, ну что за дикость! Это уже слишком!»

«Слишком» быть нормальным человеком. Окей, я тоже хочу, чтобы модели были фотогеничные, профессиональные, чтобы они могли дать секс или показать нечеловеческое счастье, но все-таки лучше бы они были похожи на людей, которые в день съедают больше, чем ложку овсянки на воде.

Мы даже не осознаем, как сильно загипнотизированы масс-медиа и маркетологами, которые очень мудро создают недостижимый идеал, к которому можно бесконечно приближаться, но никогда не достичь.

Женщины находятся в состоянии беспробудного отрицания самих себя. Одна знакомая, очень симпатичная женщина чуть за сорок, успешная, здоровая, молодая мать и остроумный собеседник, только и твердит, какой она была стройной в молодости, и как плохо выглядит сейчас. Ну да, она не Твигги, но она хороша, только ей так не кажется. Потому что мы все ДОЛЖНЫ быть худыми, это, девушки, MUST have или MUST be— повелительное наклонение глаголов стало чем-то привычным.

Глянец и реклама нас не соблазняют, они уже повелевают, понимаете?

Лично мне не нравится такой мир, где женская самооценка намертво припаяна к рекламе дурацкого крема для лица. Состояние души зависит от какого-то маркетолога с золотым парашютом, который, возможно, любит заниматься сексом с малолетними тайскими трансвеститами, а с рабочего компа комментирует на блоге Perez Hilton: «Да уж, Джулия Робертс после родов совсем распустилась, кому она нужна, жирная корова». А потом нанимает ее же за 15 миллионов долларов и вычищает в фоторедакторе.

Как можно доверять этим людям, если они даже Робертс и Терлингтон, которым платят огромные деньги, считают старыми и недостаточно блистательными?

Они больны, честное слово. Они, а не мы. Мы — всего лишь носители вируса, что тоже плохо, но с этим можно бороться. И лучшая вакцина — взгляды любящих нас людей. Мужчин, женщин, родителей, детей. Это они - наше отражение, а не жалкое отретушированное подобие Евы Лонгории, которая хочет, чтобы мы купили помаду с мерзким запахом дешевого вазелина.

©
Подписка на Euromag

Американские «ничтожества» vs европижоны 28 октября 2016, 17:05

Американские «ничтожества» vs европижоны

Кто бы мог подумать, что длинный запрос «В чем отличие европейского стиля от американского?» окажется не только очень популярным, но еще и драматичным.

Дюссельдорф: искусство хорошей жизни 16 декабря 2015, 15:00

Дюссельдорф: искусство хорошей жизни

У русских, по территориальному признаку, а не национальному, всегда был этот вопрос: «Кто мы?». «Да, скифы мы, да азиаты, с раскосыми и жадными...

Пляски с сексом и совершеннолетием 9 июля 2015, 10:30

Пляски с сексом и совершеннолетием

- И я все надеялся – может, она с ним займется сексом... - говорил мой друг мечтательно.

Нордернай: терапия севером 11 июня 2015, 11:58

Нордернай: терапия севером

Русские любят Италию. Тепло, красиво. Еда, вино, магазины, природа, древности. Русские любят Италию с той же романтической одержимостью, что и финны – это не просто...