Преодолевая страх

22 ноября 2010 года, 11:48

Это чертовски неприятно, когда тебя бьют. Или угрожают. Например, пистолетом. Да еще и с глушителем. Или угрозы по телефону. Но вот самое нехорошее не именно в том, что может случиться, а в его предвкушении. Или в посттравматическом шоке, когда весь мир выглядит как смертельная ловушка.

Арина Холина

имя: Арина Холина

Писатель, публицист. Автор более десятка художественных книг. Трудилась заместителем главного редактора журнала "Медведь". Сегодня сотрудничает с проектами "Сноб", Euromag и газетой "Известия". Ведет собственный проект Newblackmag.

У меня был такой период. Когда любой шорох отзывался боем сердца. Как раз после истории с глушителем.

А самое странное в том, что если случилось действительно нечто ужасное — например, попытка вооруженного ограбления, то после временного обострения паранои, порог страха понижается.

Ты уже знаешь, каково это. Ужасно, да. Но самое главное — ты лишаешься девственности. И назад пути нет. Ты точно знаешь, что нигде нет безопасного места, твой дом — нифига не крепость, и в этом есть нечто расслабляющее, потому что у тебя больше нет иллюзий.

Не дай Бог пережить нечто подобное, конечно. Моего приятеля один раз вынули из машины и несколько раз проломили ему голову об асфальт. Угашенные вурдулаки. Просто так. Им показалось, что он выпендривается.

Я тоже однажды была за рулем и мне грозили пистолетом из БМВ. Потому что могли. Неприятно. Shit happens.

Страх — наш верный друг, особенно в больших городах, где много тревожных незнакомцев, где все слегка безумны. Мы привыкли жить если не с оранжевым, то хоть с желтым уровнем тревоги. Маньяки, террористы, грабители, насильники, милиционеры, чиновники и прочее, прочее. Это все — наша жизнь. Почти обыденность. Фашисты, нашисты, гопники, странные типы.

После того как моя приятельница написала текст об одном крупном чиновнике, с ней встретился давний приятель с замашками чекиста и начал предупреждать. Мол, опасные игры, блаблабла. Психологическая атака. Детский сад, конечно, инициатива снизу, но как-то гадко.

Мою знакомую сбила фура. Она вся в трубках и штифтах. Молодая девушка. Журналиста сделали инвалидом анонимные отморозки. Одну девушку до полусмерти избили где-то на окраине, украли рублей пятьсот и изнасиловали. К счастью, она уже была без сознания. Иногда жизнь — полное дерьмо. Но это, правда, не повод бояться. Потому что если начал — путь тебе в сумасшедший дом.

У меня есть целая группа приятелей, которая ждет, что скоро здесь все рухнет, а к власти придут какие-нибудь радикальные нацисты. Все отнимут, всех посадят. Или сразу повесят. Этого боятся взрослые умные люди, не молодежь бестолковая.

Но нацисты, например, сами по себе угрозы не представляют. Они могут только поджигать машины и громить вагоны метро. Потому что дегенераты. А их лидеры — ничуть не лучше, ну разве что читать умеют. Я их видела близко близко. Они жуткие, но не страшные. И каждый мечтает о занавесках в цветочек, тарелке горячего борща и блондинке с сиськами. Парадоксально.

Опасаться нужно совсем других людей, с другими целями. Только кого — неизвестно. Самое паршивое, когда не знаешь, чего именно бояться. А это и есть работа хорошо налаженного агитпропа. Чтобы страх был расплывчатый, бессмысленный.

Вот почему избили Кашина? Именно его? Он не самый смелый, не самый дерзкий. Даже осторожный. Могли избить, например, Божену Рынску — и тогда бы точно припомнили ее «балтийскую гниду». Вот, мол, доигралась. Хотя БР и саму уже боятся. То ли с шокером нападет, то ли ногтями расцарапает. Нет, правда. Она такая вся спонтанная, что девушки давно ее побаиваются. А теперь уже и молодые люди.

Главная задача любой правильной диктатуры — чтобы у страха ни в коем случае не было логики. Случится может что угодно с кем угодно. И любой человек в качестве этого «кого угодно» - потенциальная жертва. Так и получается покорное стадо, которое время от времени, для профилактики, зачищают.

Только иногда так выходит, что лимит страха исчерпывается. Это как с любовью — раз, и нету ее. Бояться больше нету сил. Совсем. И это даже не волевое решение, нет. Просто состояние. Ты не можешь бояться, потому что тебе все это осточертело. И если продолжать, то твоя жизнь превратиться в еще больший отстой, чем могла бы, если бы все страхи сбылись.

Вы никогда не были жертвой семейного насилия?

Слабый боится сильного. Причем боится уверенно, добровольно, это образ жизни. И вдруг что-то происходит, слабый говорит — а пошел бы ты к черту, я сейчас вызову милицию, тебя посадят, урод, вякни мне тут. И сильный вдруг растекается лужей соплей. Но только не должно быть страха. Взаправду. Никаких поз и актерства. Просто в какой-то момент насильник должен увидеться именно тем жалким, трусливым существом, какое он и есть на самом деле.

Отчаянное безрассудство и безумное геройство вряд ли станут эпидемией, потому что это была бы уже другая сторона медали, но вот хотя бы говорить уже почему-то не страшно.

И это нормальное состояние свободных людей. Не тех, кому свободу дали как милость (вроде ваучеров), а потом скупили по сходной цене, пока те размышляли, что им с ней делать. А тех, чья свобода — личное достижение. Результат пути, который прошел человек.

©
Подписка на Euromag

Американские «ничтожества» vs европижоны 28 октября 2016, 17:05

Американские «ничтожества» vs европижоны

Кто бы мог подумать, что длинный запрос «В чем отличие европейского стиля от американского?» окажется не только очень популярным, но еще и драматичным.

Дюссельдорф: искусство хорошей жизни 16 декабря 2015, 15:00

Дюссельдорф: искусство хорошей жизни

У русских, по территориальному признаку, а не национальному, всегда был этот вопрос: «Кто мы?». «Да, скифы мы, да азиаты, с раскосыми и жадными...

Пляски с сексом и совершеннолетием 9 июля 2015, 10:30

Пляски с сексом и совершеннолетием

- И я все надеялся – может, она с ним займется сексом... - говорил мой друг мечтательно.

Нордернай: терапия севером 11 июня 2015, 11:58

Нордернай: терапия севером

Русские любят Италию. Тепло, красиво. Еда, вино, магазины, природа, древности. Русские любят Италию с той же романтической одержимостью, что и финны – это не просто...