Все сложно

11 декабря 2010 года, 17:39

Я не хочу пахнуть чертовым шоколадом. Или пирожными. Или каким-нибудь, мать его, мохито. Потому что я – женщина, человек, а не ресторан или булочная. Еще я не американка и не хочу, чтобы от меня несло мылом. И не англичанка, которая пахнет грубоватым шипром и какой-нибудь прямолинейной фиалкой. Я живу в Европе, а у нас тут все сложно.

Арина Холина

имя: Арина Холина

Писатель, публицист. Автор более десятка художественных книг. Трудилась заместителем главного редактора журнала "Медведь". Сегодня сотрудничает с проектами "Сноб", Euromag и газетой "Известия". Ведет собственный проект Newblackmag.

Современные парфюмеры выпускают один бессмысленный парфюм за другим, продавая все это торжество химической промышленности жертвам рекламы. Духи вдруг упали до уровня спонтанной покупки у кассы – ой, дайте-ка мне вот это, которое чизкейк и капучино.

Все что угодно пахнет либо продуктами, либо таким однородным фруктово-цветочным облаком, которое образуется в зоне дьюти-фри.

Духи больше не часть образа, а всего лишь звено между дезодорантом и бальзамом для одежды. Великий критик Лука Турин называет это функциональным запахом. Спасибо Estee Lauder с ее Pleasures – это она ввела моду на все такое легкое, свежее, ненавязчивое.

Поэтому я больше не использую современные парфюмы. Они ни о чем. В них нет ни настроения, ни сообщения, ни стиля.

Только ретро.

 

 

Стоит вдохнуть Shalimar или Chanel Cuir de Russie, как начинает играть воображение.

Это сложносочиненные, драматически насыщенные ароматы. Они удивляют. А вовсе не грубые и назойливые парфюмы, которые как свалят тебя с ног каким-нибудь цитрусом в начале, так ты от него и не избавишься до упора.

Многие опасаются, что ретро – запахи тяжелые, «дамские» и «возрастные», но это все предрассудки, возбужденные рекламой фруктовых компотов, которые сейчас называются парфюмами.

Нет возрастных, летних или зимних, утренних или вечерних ароматов. Если запах «свой», если духи дружат с кожей, с физиологией, то аромат видится естественным, садится близко к телу и лишь немного шлейфит, не раздражая окружение.

 

К счастью, парфюмерные дома с историей, вроде Сhanel, Guerlain, Caron, возобновили производство старых духов. Можно, конечно, достать и оригиналы, винтаж, но тут нет гарантии, что аромат не битый.

С одной стороны, преданные фанаты не сомневаются, что современные требования к компонентам убивают «тот самый» запах. Иногда они не ошибаются. Например, дом Dior облажался и с Dioressence (1979), и с Diorella (1972). Это мрак. Очень-очень плохо. Хуже разве что Lancome с Magie Noire (1978), Poeme (1995) и Tresor (1990). Мерзость. Даже не подобие, а издевка.

Но вы послушайте, как звучит характеристика той настоящей Diorella: «Она была задумана как женский запах и самое существо богемного шика, со странной нотой перезрелой дыни, которая ощущается элегантной и декадентской». И все так и было. И суть, и богемность, и притягательный тлен. Порочное упоение.

Так что на самом деле ретрозапахов не так уж много, зато они лучшие. Потому что даже самые претенциозные современные духи, которые стоят в пять раз больше обычных, все равно лишь перепевка классики.

Лидеры, конечно, Сhanel и Guerlain. Им тоже пришлось ужаться, но парфюмы почти сохранили лицо. Разве что кое-где проблемы со стойкостью. Но это очень личное. Надо пробовать.

Chanel, кроме классики (№ 5, № 19, Coco), переиздала коллекцию Эрнеста Бо, гениального парфюмера: Cuir de Russie, 1924 [кожа, иланг, ветивер, гвоздика, жасмин и т.д.; очень чувственный, напоминающий «Красную Москву» запах с оттенком мужского клуба. «Этот великолепный запах все еще пахнет так, как он и должен: для меня это запах внутри «бентли» 1954 года, принадлежавшего моему отчиму, я часто сидел на его заднем сиденье в одиночестве и играл с раскладными столиками из красного дерева» (Лука Турин)], Bois des Iles, 1926 (альдегиды, ирис, смола, мускус и другое; мягкий древесный аромат с теплой цветочной композицией, пахнет октябрем на Французской Ривьере); вроде бы мужской (хотя сейчас это уже неактуально) Chanel Pour Monsieur, 1955 (роскошный фужерный аромат; пахнет теплым лесом после дождя). Последний, впрочем, надо покупать только в концентрации EDT, так как версия EDTC (концентрат) – современная и отвратительная. А главное – совершенно другая.

И не забывайте, что Chanel № 5 можно покупать только в версии EDT и духи, так как EDP самым безобразным образом осовременил «нос» Жака Польжа. Человечество, конечно, благодарно ему за Chance и Coco, но все же не надо богохульствовать!

Guerlain – лучший парфюмерный дом на планете. Даже несмотря на мою одержимость Сhanel. То, что они вытворяют с запахами, какое создают настроение, как тонко играют чувствами, – это магия.

Shalimar, 1925, – бесподобная классика. Современная версия потише оригинала, но она богатая, насыщенная и очень долго играет. Даже база спустя несколько часов переливается нотами мускуса, ванили и ладана.

Шедевр Guerlain – Jicky, 1889. Он открывается взрывом розмарина, лаванды и бергамота, но вскоре приглушается теплым букетом ванили и жасмина, а в базе деликатно звучат кожа и сандал. Когда пахнешь Jicky, с негодованием вспоминаешь рекламы современных модных домов, которые безбожно врут обо всех этих средних, верхних и базовых нотах, которые на самом деле как начинают вербеной, так на этом все и останавливается. Настоящие духи действительно раскрываются и меняются, как и положено.

Шипрово-фруктовый Mitsouko (1919) великолепен, это must have [«Каждый раз, когда меня просят назвать мой любимый запах, или вообще лучший запах, когда-либо созданный, или запах, который я взял бы с собой, если бы улетел на Марс из-за налогов, я всегда отвечаю: «Мицуко» (Лука Турин)], но не менее прекрасны и Chamade (1969) – это Восток и цветы, грандиозная композиция смолы и нарцисса, по слухам, на создание этих духов парфюмера вдохновил одноименный фильм с Катрин Денев в главной роли, и L'Heure Bleue (1912) – немного меланхоличный, иллюстрирующий свое название «Сумерки», с тонким ароматом южного сада. А любители розы восхитятся Nahema – очень-очень сложная роза (как в бензине), лучшая в мире.

Caron – легендарный дом, который через слово склоняют русские классики от Набокова до Булгакова. Caron вообще часто цитируют. Про Nuit de Noel (1922, «Рождественская ночь») пел Вертинский. Narcisse Noir, созданные в 1911-м, прославила героиня «Бульвара Сансет» (только не покупайте туалетную воду).

Это потрясающие, насыщенные запахи, но лишь до 1939 года, пока основатель дома Эрнест Далтрофф не эмигрировал в Америку, где и умер. Все, что создано после его смерти, не представляет особенного интереса. Только не пройдите мимо Alpona от Caron (1939) – эти духи открываются цитрусовыми, но не привычной чистотой освежителя воздуха, а цукатами или даже мармеладом. Но это не сладкий запах – сразу за цукатами вступают мох с шипром, а в заключение приходит древесная нота. Этот парфюм сохранил оригинальный драматизм Caron, которым душилась Маргарита перед тем, как вылететь в окно и закричать: «Я свободна!»

Чуть более современные духи, которые в свое время стали сенсацией, не менее интригующие. Poison от Dior (1985) – потрясающие, сверхсексуальные духи, где солирует мощнейшая тубероза, за спиной которой стоит оркестр компонентов. Это парфюм для сокрушительной победы. Триумфальный марш. Dune от Dior пережили всемирную славу, но сейчас не особенно популярны, и это, с одной стороны, большая ошибка, с другой – радость для ценителей. Магический, готичный парфюм, вызывающий даже неприязнь, но притягательный настолько, что его невозможно забыть. Он богемный, смелый и вызывающий.

Opium от Yves Saint Laurent (1977) ввел моду на восточные ароматы. Несмотря на то что в культуре этот запах приписывали роковым женщинам, считали тяжелым, на самом деле он намного мягче прекрасного, но надрывного Coco. Это чудесный, чувственный парфюм с богатой древесной палитрой.

Angel от Thierry Mugler (1992) хоть и сладкие, но не слащавые, а удивительно сложные, даже порочные духи с таким богатым составом, что захватывает дух. Вообще-то он очень противоречивый, но для тех, кто его полюбил, это будет самый теплый и уютных запах. В свой золотой век Мадонна говорила, что это ее любимые духи. Сильной девушке, которая готова время от времени упасть в объятия стресса, Angel помогает выжить.

Конечно, есть и современные дома, которые очень любят ценители хорошей парфюмерии: и Lostmarc’H, и Diptyque, Frederic Malle, Il Profumo, L’Artisan Parfumeur, Lorenzo Villoresi, Acqua di Parma, Amouage, Kilian – о’кей, это все отличные марки. Некоторые, правда, весьма неплохо завышают цены, чтобы избранные клиенты не пахли как адепты метрополитена, но все же. Они правда хорошие. Но дело в том, что их апофигей – подобие гениальной классики. Это лишь Квентин Тарантино, отдающий дань Бернару Блие. Мальчик из видеопроката, молящийся Бергману, а не Френсису Шевроле Копполе.

Несколько простых слов от себя: ретродухи делают меня особенной. Сложной. Ну, понимаете, это всего лишь вершина парфюмерного искусства, создающая уникальные образы, отражающая дух времени. То, что не забываешь каждые три года, а вспоминаешь с теплой ностальгией всю жизнь.

И если настоящее слишком странное, угрюмое и ненадежное, правда стоит вернуться в прошлое. Пахнущее розмарином, елкой и какао. Ванилью и мускусом. Анисом и кориандром.

©
Комментирую

Комментарии (1)

ларина таня написала: 11.12.2010 16:13

ларина таня

Спасибо за статью.
"Guerlain – лучший парфюмерный дом на планете."
Да, это магия.)

Подписка на Euromag

Американские «ничтожества» vs европижоны 28 октября 2016, 17:05

Американские «ничтожества» vs европижоны

Кто бы мог подумать, что длинный запрос «В чем отличие европейского стиля от американского?» окажется не только очень популярным, но еще и драматичным.

Дюссельдорф: искусство хорошей жизни 16 декабря 2015, 15:00

Дюссельдорф: искусство хорошей жизни

У русских, по территориальному признаку, а не национальному, всегда был этот вопрос: «Кто мы?». «Да, скифы мы, да азиаты, с раскосыми и жадными...

Пляски с сексом и совершеннолетием 9 июля 2015, 10:30

Пляски с сексом и совершеннолетием

- И я все надеялся – может, она с ним займется сексом... - говорил мой друг мечтательно.

Нордернай: терапия севером 11 июня 2015, 11:58

Нордернай: терапия севером

Русские любят Италию. Тепло, красиво. Еда, вино, магазины, природа, древности. Русские любят Италию с той же романтической одержимостью, что и финны – это не просто...