Гамбург. Гастрономический рай

20 апреля 2012 года, 16:06

Гамбург был бы лучшим городом Германии и мира. Если бы не погода. Туман, ветер, дождь. Иногда просвечивает солнце, и все по новой. Нормальная северная погода. Кто не так оделся - я не виноват. Но Риппербан уже не тот. Хотя в клубе «Звезда» с апреля играют бывшие участники группы Quarrymen и Пит Бест. И еще десятка два человек – кто когда-то в Гамбурге или в Ливерпуле играл с 15-летними битлами Полом Маккартни и Джоном Ленноном. Им тоже нужно своего лучика славы. А нам-то что, для нас вся улица Гроссе Фрайхайт – кусок легенды.

Игорь Мальцев

имя: Игорь Мальцев

Российский журналист, долгие годы - обозреватель ИД "Коммерсантъ", первый главный редактор журнала «Медведь», журнала «Другой», а также шеф-редактор журнала «Коммерсантъ - Автопилот». Его колонки знакомы читателям «Известий», «Сноба» и десятков других отечественных изданий. По первому образованию – моряк. Любит путешествовать с фотокамерой. Любимые направления – Исландия, Германия, Шотландия и Южная Африка.

Только нынче все проститутки, которые раньше тусовались вдоль Давидс Вахе, где располагается культовый полицейский участок, про который есть даже телесериал, куда-то подевались. Риппербан, который долгие годы считали притоном разврата, становится все более и более респектабельным. Тут и рестораны появились вполне приличные, и театры.

И главное, что недвижимость, которая располагается между Риппербаном и Сан Паули Фишермарктом, превратилась из страшноватого заповедника унылого разврата в дорогие и чистые дома. Потому что Гамбург – это место, где очень ценится приближенность к воде. А уж что тут просят за квартиру с видом на воду – так вообще.

Кстати, с водой тут проблем нету – как известно, в Гамбурге каналов по продолжительности больше, чем в Венеции. Но то, что сейчас творится в области обустройства бывших пристаней и рыбных рынков, – это пример для многих и многих приморских городов. Ведь портовые города – очень сложные. И самые сложные районы в таких городах – околопортовые, и сами порты.

Гамбург упорно делает из бывших проблемных районов самые шикарные и самые дизайнерские кварталы. И это понятно – как в любом большом портовом городе, тут принято гулять вдоль набережной. Тут, до сих пор, принято обсуждать – какой пароход пришел в порт. Естественно, если это какой-то особенный пароход, а не двести тысячный китайский контейнеровоз.

Промышленный порт в Гамбурге, к ужасу «зеленых», вгрызается в противоположные от Гамбурга поля. Потому что порт везет столько денег Гамбургу и Германии, что расширение порта – это расширение бизнеса. Но, с другой стороны – со стороны жилого Гамбурга (района Альтона в частности) – происходит деиндустриализация территории.

Я давно уже – с 90-х годов смотрю, как местные девелоперы работают со сложной территорией. Так, одним из первых районов, которые переделали в шикарные квартиры и магазины – бывшие таможенные склады. Огромные кирпичные здания, которые были весьма непривлекательны в качестве складов, стали очень симпатичными и стильными в качестве квартир и офисов с видом на реку.

В этот раз я снял отель прямо на Большой Эльбской улице, в месте, где разгружали клиппера – скоростные парусники, которые везли очень ценный груз – чай и специи. Поэтому отель так и называется – Clipper Lodge, и из хорошего про него можно сказать только, что в моем двухкомнатном номере один вид был на ресторан Lutter & Wegner и воду, а с другой стороны можно было выйти на крышу – террасу.

Как вы понимаете, при солнечной погоде такому номеру цены нет, да вот только не было хорошей погоды. Какие-то суровые девушки на ресепшене, которые говорят – а вы купите Ти Мобайл аккаунт, и будет у вас вай–фай. Гамбургские вообще не слишком гостеприимны. Я не знаю, отчего это. Может, показалось.

Но расположение гостиницы открыло для меня ворота в натуральный рай.  Гастрономический рай.

Один из топовых германских ресторанов, как показывает практика, в разных городах может быть весьма разным. В Мюнхене нам не понравилось. В Берлине нравится всегда. Поэтому не было смысла идти оценивать местный дух прославленного бренда. Дело в том, что тут на траверзе – два огромных корпуса рыбных рынков, есть куда пойти без этих берлинских понтов.

Первое, что у нас под боком – Haifisch Bar – бар «Акула» – отличный аутентичный портовый бар, который тут, после гибели бара «Каюта» (мне удалось-таки посетить его в 90-е), остался в меньшинстве. Он засаленный, прокуренный, с крайне неприветливым барменом. Но в нем не только еда по 6 евро и пиво Astra, в нем давно ушедший из других заведений дух портовой свободы и усталости после рейса. И темное «Акулье» пиво, которое продается только тут. В гальюне из новодельной гипсокартонной стены во весь рост торчит чугунная колонна, на которых и стоит, вообще-то, этот дом 1896 года постройки. Талант не пропьешь.

Рядом, конечно, в том же доме, два заведения: какое-то кафе-мороженое – не обращайте внимания, и более забавное – Zum Schellfisch Posten: самое старое место отдыха моряков, оставшееся в городе. Сосиски по два–три евро. Рядом, кстати, клуб моряков, который держит христианская организация.

Но нас, конечно же, тянет поближе к воде, мы обходим места гнездования местных яппи – великолепных офисов с видом на Эльбу. Кстати, каждый, кто считает Гамбург морским городом, должен всегда помнить о том, что он стоит на реке, и до моря еще пилить и пилить.

Hummer Pedersen – ресторан омаров, и самое первое, что вы увидите в длинном и безликом бараке, который, тем не менее, содержит с десяток торговых компаний по рыбе и рыбопродуктам. Например, Niehusen, организованная Карлом Нихузеном в 1961 году. У него было место на этом рынке, а также была коптильня – как раз на улице Гроссе Фрайхайт – неподалеку от клуба, где только–только начали выступать «Битлз».

Сдается, чудный запах вкуснейшей рыбы из коптильни щекотал ноздри вечно голодным Маккартни и Леннону, не говоря уже о 17-летнем Джордже. Сегодня компания делает на продажу рыбные блюда, маринованную рыбу, рыбные салаты, котлеты и прочие пресервы. С 2006 года фирмой руководит дочка Сюзана и ее муж. Hamburger Heringstopf им в помощь.

На границе обычного санированного, декорированного и архитектурированного порта стоит, как рейнджерский пост, пафосный ресторан в прекрасном особняке – Marseille. Мы посмотрели меню, где буйябес по-марсельски стоил столько же, сколько и буйябес по-Альтонски – 19,80 евро – и решили, что для рыбного рынка пафос зашкаливает. Что не помешало нам тут же вляпаться в итальянскую ловушку Riva, в которой хорошего – только вид непосредственно на реку, и терасса, которая по причине дождя и тумана была лишена смысла и очарования. Но Riva, с ее ностальгирующими по родному острову Капри пожилыми официантами, установила нам шкалу цен – бутылка воды, венский шницель и шесть устриц обошлись в 49 евро.

И тут вскоре на нас обрушился вечер, и пришлось Шехерезаде уматывать – пройтись по вечернему Риппербану в поисках хоть какого-нибудь признака прежнего разгула восточноевропейской проституции. Но самое возбуждающее, что было на Риппербане, это распродажа атрибутики футбольного клуба St Pauli, эмблемой которого был Веселый Роджер. И конечно, черные майки с черепом и костями по 12 евро – это было бы шикарное дополнение к гардеробу.

Но магазин был закрыт. Так что пришлось возбуждаться дальше на металлические контурные скульптуры, посвященные Битлам, включая понурую фигуру Стью Сатклиффа с известной фотографии девушки из Гамбурга – Астрид Кирххер. Только толпы туристов немного мешают.

На обратном пути, уже на территории рыбного порта, видим, что местный рок-клуб оживился и оттуда уже летят чарующие звуки, которые были бы неуместны в жилом квартале. В тот вечер в клубе Hafenklang давали местный дуэт Allie Total Blam Blam и американскую группу фолк-панка Polite Sleeper. Джезон Орлович оказался странным типом, и на этом вечер закончился.

В 11 утра надо уже сваливать из гостиницы – в холод и дождь. К тому же, у этой, довольно крутой, по всем меркам, гостиницы нет завтраков. В принципе, как класса. И вот что меня умиляет в гостиничном бизнесе – они дерут с нас по 100 евро за убогую комнатку, типа в сутки. При этом из этих суток они изымают как минимум 4 часа – заезд не раньше 15, отъезд не позже 11. Зашибись. С какой стати? ИМ нужно прибраться. А что, это наши проблемы?

Ну, вот с таким настроением идем на рыбный рынок искать, что работает в такую рань. Облом – потрясающий рыбный ряд под названием «Рай свежести», где, собственно, и надо закупаться топовой рыбной продукцией на дом, к сожалению, еще не открыл свой корнер с шампанским, гребешками и устрицами. До этого утра лучшими в мире корнерами с устрицами и рыбными продуктами я лично считал верхний этаж берлинского KaDeWe, где сотни моих друзей и знакомых время от времени ощущают себя в настоящем раю. И вот хотелось, наконец, понять, что значат такие корнеры в Гамбурге.

«Мир суши» закрыт до 12. «Морской конек» закрыт до 13. Бистро закрыто до 12. Невежливая тетя бурчит что-то под нос. Тетя, с такими ценами вы бы помолчали, вообще-то. А то – придут китайцы, и вас скоро не будет как бизнеса в принципе. Закрыт ресторан испанской и португальской кухни. До 13. Дождь. Над рыбным цехом огромная надпись по-китайски и скромный дублер atlantik fisch gmbh. Видно, что цех, даже дверей нет, а огромный проем с пластиковыми жалюзи – против сквозняка. Какой-то суровый дяденька паркуется рядом. Тут дают поесть? Да – говорит.

И точно – в небольшой прихожей между основным порталом и цехом, по которому снуют люди в резиновых перчатках и с лотками рыбы и морепродуктов – некое подобие уюта и морской столовки. Люди, которые тут сидят, даже не могут снять свои куртки Barbour, потому что сквозит. Левая стена занята полками с вином – цены уже, вижу, в полном порядке – от 3 евро за бутылку. Мне здесь нравится.

Справа – прилавок с девушкой и мужик на кассе. Достаточно посмотреть меню, чтобы понять, что KaDeWe начинает таять в гамбургском тумане. Ирландские устрицы  Donegan – от 1,20 за штуку (80 грамм), 1,50 за 140-граммовую. В порции гребешка – 8 штук плюс гарнир. Бутылка воды. Что по цене все равно, что бутылка вина – 3 евро. Итого – завтрак из полдюжины устриц, воды и 8 гребешков – 26 евро. При этом, такого свежего гребешка я не видел со времен своей владивостокской юности.

Все. Берлинцы проиграли эту битву. Рыбный цех рулит. Кстати, чтобы понять, чем занимается atlantik fisch gmbh, достаточно посмотреть на их сайт. Я со своим морским рыбным образованием вспомнил много чего и узнал кое-чего нового. Особенно – в области ценообразования на свежую рыбу в Гамбурге и – на не очень – в Москве. Оказалось, что пропорция обратная.

Ну, в общем, килограмм гребешка (плоти) 29,80 евро. И так далее. Самая дешевая рыба – телапия. А вы думали, почему ее суют во всех московских ресторанах как деликатес? Всегда очень интересно смотреть, почем продают черную икру – белуга, осетр и так далее. При этом зная, что в России добыча ее официально запрещена. А в Иране нет. Поэтому в России на ней наживаются преступники, а в Иране – все остальные. 500 грамм белужьей икры – 2 684 евро. Ну, чтобы вы понимали.

Можно теперь спокойно пройти вдоль маркета, отмечая краем глаза фирмы, поставщиков, обработчиков и, время от времени, все новые и новые рестораны и бистро. 

Предпоследним в ряду стоит очень пафосный ресторан, который так и называется Fischereihafen Restaurant. Сам ресторан наверху и из него открывается отличный вид, в том числе и вечером – когда мимо легко, как селезни, проскальзывают по поверхности реки-моря огромные суда. Я был уже в этом месте лет десять назад, и, на самом деле, интерес к рыбной гавани именно тогда и возник. Интерес возник, а 150 евро за ужин пропали. Тут цена – мама дорогая. Иначе, чего бы они сюда притаскивали Михаила Горбачева на ужин? Наверное, тут ждут, что пока человек идет мимо фотографий всех великих людей, которые тут побывали, у него напрочь пропадет аппетит. Черта с два – нет пророка в своем отечестве, а остальных персонажей русский турист, обычно, и не знает.

Так что, мы проходим мимо знаменитого ресторана и получаем еще порцию знаний – в дальнейших корпусах, которые заканчиваются гамбургским аквариумом, еще много чего.

Так трудно пройти мимо конторы Вильгельма Гедекена – тут также делают салаты, полуфабрикаты и просто вкусные вещи, в том числе и из птицы, как ни странно. Но голландский матиес (селедка-девственница) – надо пробовать именно здесь. Потому что между Гамбургом и Берлином все-таки несколько часов доставки. Справа, тем временем, возникает глухое здание – это местный антикварный аукционный дом. Но он уже закрыт на сегодня.

И у нас скоро поезд. И что самое обидное – билет на поезд Берлин – Гамбург стоит почти как на самолет Берлин – Москва – 147 евро.

©
Подписка на Euromag

Дешево и не сердито 12 апреля 2016, 16:37

Дешево и не сердито

Читать российские соцсети – такое же тупое занятие, как разговаривать с таксистами. Я уже вижу – целый жанр «разговоры с таксистами». Самое смешное...

Боуи. берлинский период 14 января 2016, 18:09

Боуи. берлинский период

Вчера все берлинские газеты вышли с портретами Дэвида Боуи на первых полосах. «Спасибо Боуи», «Дэвид Боуи – герой Берлина» и так далее, кто-то...

Проблема №1 28 августа 2015, 12:53

Проблема №1

Все рассказы про перманентные кризисы в Европе нашей образованной публикой воспринимаются как пропаганда. Поэтому очередная новость о том, что на этой неделе вошел в самый...

Миф о «гейропе» 1 июля 2015, 13:01

Миф о «гейропе»

Есть страны, которые каждое свое законодательное телодвижение не только активно пиарят по всему миру, но и старательно делают вид, что весь остальной мир какой-то...