Портвейн из португальского порта Порто

13 сентября 2010 года, 15:59

Чтобы понимать, что происходит с Европой, достаточно посмотреть на историю портвейна – напитка, в России незаслуженного обиженного.

Игорь Мальцев

имя: Игорь Мальцев

Российский журналист, долгие годы - обозреватель ИД "Коммерсантъ", первый главный редактор журнала «Медведь», журнала «Другой», а также шеф-редактор журнала «Коммерсантъ - Автопилот». Его колонки знакомы читателям «Известий», «Сноба» и десятков других отечественных изданий. По первому образованию – моряк. Любит путешествовать с фотокамерой. Любимые направления – Исландия, Германия, Шотландия и Южная Африка.

В Москву время от времени приезжает удивительный молодой человек – Жоао Васконселос, любитель британского рока и режиссера Тарантино. Но это не главное его занятие. Вообще-то он представляет на русском рынке целую группу вин типа портвейн – Warre’s, Graham’s, Dow’s.

В промежутках между обсуждением авторского стиля Великого Квентина и того, что значат желтые комбинезоны героини в Kill Bill, с ним можно поговорить про портвейн. То есть, вопрос надо ставить так: а с кем еще разговаривать как не с молодым и динамичным представителем шотландской семьи Симингтонов, которые владеют всеми этими великими марками народного португальского алкогольного напитка?

В России портвейн незаслуженно обижен по причине производства в СССР опасного для здоровья вина под тем же названием. Как говорит нам Жоао: «На самом деле правильный портвейн получается из винограда, выращенного на крутых берегах верхней Доуро и ее притоков. Здесь виноградники были еще до нашествия римлян.”

Мы скажем больше: зато винный бизнес здесь, как впрочем и в Бордо, встал на ноги благодаря англичанам и их привычке нехило выпивать.

В XVII веке английские купцы, лишенные, по причине бесконечных войн с Францией, своих поставок из Бордо, по достоинству оценили ароматные крепкие португальские вина. Однако эти вина плохо переносили перевозки, к тому же купцы добавляли в них алкоголь для того, чтобы предохранить вино от превратностей морских путешествий. Чуть позже туда стали добавлять виноградный спирт уже во время ферментации, таким образом родился портвейн, который мы сегодня пробуем.

Очень быстро пионеры торговли портвейном типа дуэта Clarke и Thornton заметили, что добавление алкоголя не только предохраняло вино, но и улучшало его качество, давая ему возможность эволюционировать в уникальный продукт, трансформирующийся в прохладных и тихих погребах, что на берегах реки Доуро.

Так называемый "тонкий" портвейн, выдерживаясь долгие годы в дубовых бочках, постепенно теряет свой естественный рубиновый цвет, меняя его с насыщенного пурпура на золотисто-палевый. Такой портвейн называется "тони" — tawny. Портвейн тони, созревая в бочке, "дышит" сквозь ее дубовые стенки, впитывая их аромат и мало-помалу отдавая им свой фруктовый вкус молодого вина, приобретая взамен богатую гамму тонких ароматов — бархатистых и пряных. Старый выдержанный тони — наиболее привлекательный из всех портвейнов. Старые портвейны тони — превосходные десертные вина. В отличие от других рубиновых портвейнов, старый тони может подаваться охлажденным, что делает его идеальным вином для лета.

Так вот: фактические основатели портвейна Warre’s - торговцы Кларк и Торнтон - начали возить в Англию напиток, который потом стал называться портвейном. В Португалю они возили шерсть и сушеную треску. Потом к ним присоединился William Warre, и компания купила земли в Вилла Нова ди Гайя на противоположной от Опорто, где потом обосновались их оффисы, стороне реки.

Их бизнес расцвел, и праткически они построили город Опорто – школу, госпиталь и так далее. А потом приобрели Quinta da Cavadinha, Уильям пошел на войну против французов и бился там под командованием Артура Уэллсли, который потом стал Герцогом Веллингтонским. Во время войны будущий герцог распробовал портвейн, что способствовало его (напитка) популярности в Англии после войны. А Уорр закончил войну, между прочим, генерал-лейтенантом, и король Португалии ему еще надавал орденов. И он стал основным владельцем компании. Неслучайно в истории портвейна делается упор на качество усадьбы – кинты: Quinta da Cavadinha до сих пор приносит винограды, которые ложатся в основу очень ароматных портвейнов.

Сегодня компания принадлежит шотландской семье Симингтон, как мы и говорили выше. Но шотландцам теперь принадлежит и другая историческая портвейн-компания Dow’s, которая не имеет слишком много общего с кем-то по фамилии Dow – ее создал португалец Бруно да Сильва в 1798. Он тоже жил в Опорто и торговал с Лондоном. Про накатанной торговой дорожке. Заодно он получил разрешение оборудовать свое частное судно пушками, чтобы отбиваться от французов таким образом, получив некоторое преимущество перед конкурентами. Он организовал компанию Silva & Cosens, которая существует до сих пор.

Потом на сцене появились люди с отличной репутацией в области торговли портвейном – Джордж Уорр и шотландец Джеймс Рамсей Доу. Под торговой маркой Dow они приобрели отличные кинты (Quinta do Zimbro, Quinta da Senhora da Ribeira I и Quinta do Bomfim). Они все располагаются в Верхней Доуро, и тут немного дождей, так что качество виноградов отменное.

Жоао Васконселос: “Симингтоны появились на сцене в 1912 году, к этому моменту Эндрю Симингтон приехал из Шотландии уж тридцать лет как тому назад. И занимался он, конечно, все эти годы торговлей портвейном. Торговля портвейном с Шотландией приносила еще одно измерение в экономические отношения – бочки из-под портвейна использовались для хранения в них шотландского виски». И, конечно, именно этот факт окончательно сформировал понятие Scotch Whisky, каким мы его знаем.

Надо ли уточнять, что основатели еще одного портвейна в портфеле Симингтонов - Graham’s – Вильям и Джон Грэмы, тоже приехали сюда из Шотландии?

В 1820-м году они организовали в Опорто собственную компанию, которая работала не только на родную Шотландию, но заодно и на Индию. Успехи в торговле привели к тому, что они задумались о собственном производстве вина и для этого одними из первых в 1890 начали обрабатывать виноградники в верховьях Доуро. А потом – бац, и Дженсис Робинсон уже пишет в наше время, что ничего лучше Graham’s Vintage Port 1948 она не пробовала среди портвейнов.

Нам, возможно, 1948 уже не достанется, но стоит обратить внимание на Graham's 1996 - Quinta dos Malvedos - Single Quinta Vintage и на такого же качества Graham's 1999 - Quinta dos Malvedos - Single Quinta Vintage.

Но если мы упомянули топовые марки, то можно сказать, что на каждый день есть Warre`s Heritage Ruby Port , который в России стоит около 700 рублей. В США - в два раза дешевле. Добро пожаловать в Европу!

А что с семьей Симингтон?

Из исторических фактов мы пока не упомянули того, что они в 1989 году стали партнерами Madeira Wine Company. Про мадеру мы еще напишем – как пройти мимо такого европейского напитка?

С шотладнцами все хорошо – семья в целом и отдельные ее члены обладают 23 лучшими усадьбами на реке Доуро.

«Это очень здорово, что русская публика начала забывать ужас напитка под названием 777, – говорит Жоао, которого местные друзья уже приобщили к советскому понятию «портвейн», - Я надеюсь, португальский портвейн из Порто теперь навсегда пришел на ваш стол».

Кстати, да – я лично готов променять все мировые запасы Трех Семерок на одну бутылку Graham’s.

 

©
Подписка на Euromag

Дешево и не сердито 12 апреля 2016, 16:37

Дешево и не сердито

Читать российские соцсети – такое же тупое занятие, как разговаривать с таксистами. Я уже вижу – целый жанр «разговоры с таксистами». Самое смешное...

Боуи. берлинский период 14 января 2016, 18:09

Боуи. берлинский период

Вчера все берлинские газеты вышли с портретами Дэвида Боуи на первых полосах. «Спасибо Боуи», «Дэвид Боуи – герой Берлина» и так далее, кто-то...

Проблема №1 28 августа 2015, 12:53

Проблема №1

Все рассказы про перманентные кризисы в Европе нашей образованной публикой воспринимаются как пропаганда. Поэтому очередная новость о том, что на этой неделе вошел в самый...

Миф о «гейропе» 1 июля 2015, 13:01

Миф о «гейропе»

Есть страны, которые каждое свое законодательное телодвижение не только активно пиарят по всему миру, но и старательно делают вид, что весь остальной мир какой-то...