Встречи на Эльбе

17 октября 2013 года, 11:29

Вот интересно – мне с самой школы так никто и не объяснил – каким образом корсиканец Наполеон Бонапарт стал завоевателем всего цивилизованного, а в случае с Египтом и не очень - мира. Он завоевал тех, этих, он воевал с португальцами, с русскими, с немцами, он собственно, воевал и с французами тоже. И стал каким-то фантастическим по влиятельности императором и завоевателем. Хронологию мы и так знаем. Вы просто расскажите – как это случилось? Чем он таким обладал, этот мужчина метр с кепкой ростом? Нет ответа.

Игорь Мальцев

имя: Игорь Мальцев

Российский журналист, долгие годы - обозреватель ИД "Коммерсантъ", первый главный редактор журнала «Медведь», журнала «Другой», а также шеф-редактор журнала «Коммерсантъ - Автопилот». Его колонки знакомы читателям «Известий», «Сноба» и десятков других отечественных изданий. По первому образованию – моряк. Любит путешествовать с фотокамерой. Любимые направления – Исландия, Германия, Шотландия и Южная Африка.

Это были мои мысли на заднем сиденье BMW, который уносил меня прочь от overbooked рейс компании Alitalia из Рима в сторону острова Эльба на последний паром на сегодня.

Натуральный эльбанец  Карло за рулем уже в одну сторону получил дырку в правах за скорость и обратно мы тоже гоним. Мы говорим про местные вина – потому что проезжаем Bolgheri,  где творит свои тосканские вина Анджело Гайя и прочие выдающиеся виноделы.

Я спрашиваю – а есть ли на Эльбе собственные вина. И понимаю, что ничего, кроме Наполеона мы про Эльбу-то и  не знаем.

Кстати, в будущем году будет 200 лет с тех пор как был подписан указ в Фонтенбло, по которому, собственно, Наполеона заточили на Эльбу. 11 апреля 1814 (Act of abdication of Napoleon)

Паром императора

Карло врывается на пристань за 7 минут до отхода последнего парома из Пиомбино. Пиомбино – самое отстойное место всей Тосканы. Судя по названию,  тут добывали свинец и тут до сих пор стоят какие-то заводы и горят факелы.

Вот тот факт, что куда-то надо плыть час на пароме – это, наверное, самое главное из-за чего мы так мало знаем про тосканский остров Эльба.

Тосканский архипелаг для туриста из России это, как бы сказали в советской программе «Клуб кинопутешественников»,  terra incognita. Острова Монтекристо, Джианутри, Пианоза, Горгона, Капрая, Джильо, Джианутри и самый большой из них – Эльба – 225 квадратных километров.

Пока вы будете на острове, кто-нибудь не выдержит и расскажет историю про легенду об Афродите, которой надо было срочно бежать на зов Зевса с ложа любви. Как она порвала свое ожерелье, и оно рассыпалось по морю, и так родились острова архипелага. Выслушайте это вежливо – даже у самого прекрасного места есть какая-нибудь замшелая туристическая байка. Но острова действительно стоят в море будто ожерелье – практически по  окружности.

На самом деле час на пароме – это всего две маленькие бутылки красного вина на двоих. Странно, что в буфете вино не тосканское, а valpolicella из Венето.

Жалко что уже темно – потому что этот час на пароме – одно из самых красивых путешествий, которые могут себе позволить люди за невеликую цену билета. Люди, которые возвращаются с работы, спят на диванах.

Кстати, половина авто на  пароме - со швейцарскими номерами. Швейцарцы уже давно поняли, где находится реальная красота. И как в случае с швейцарским вином, совершенно не торопятся делиться этим знанием с окружающими.

Про Эльбу даже кино-то не снимали. Половина моих друзей, людей образованных, узнав что я на Эльбе, предлагали мне встретиться в Германии. Понятно – историческая «Встреча на Эльбе» и тд и тп. Значит река.

Только в прошлом году вдруг ни с того ни с сего вышло два фильма про Эльбу. Их показывали по Sky и по RAI. Один из них даже отвезли на Каннский фестиваль – l’Isola. И только что сняли фильм про остров Пианоза, где раньше была тюрьма. Закаты там и пейзажи – натуральные эльбанские.

В порту Портоферрайо  нас встречает крепость, построенная Медичи,  и самое уродливое здание на острове. Какое-то наследие 70-х. Надеюсь его скоро снесут.

Здесь вообще нельзя строить ничего нового. Ты можешь только купить старое здание , снести и на его месте в границах участка сделать что-то свое. Это отличная практика – желающих нагромоздить зданий, разорив природу, это сильно охлаждает.

Мы едем через перевал как раз в такое место – недавно на берегу Белого Залива (Baia Bianca) в Биодоле старые дома купил нидерландский бизнесмен Марк Бос и за семь месяцев построил тут бутиковый отель  под тем же названием.

А вот и он – весьма любезно ждет нас в своем ресторане.  Высокий кареглазый. Слишком молодой, чтобы открывать отели.

«Я сам тут хотел жить – снес все старье, а потом понял, что тут в 5 метрах от воды надо строить relais – такого домашнего типа. Белый песок, песчаное дно и можно идти метров тридцать, прежде чем вода начинает углубляться. А у меня у самого двое детей – теперь я за всех спокоен».  

Я люблю останавливаться в хороших отелях в конце сезона. Во-первых – тепло и нешумно, во-вторых - достаются огромные комнаты. Мой трехкомнатный номер легко отгораживается на два номера.  Гостиная с баром и кухней, терраса из двух зон – одна из них с собственным небольшим бассейном. Если вдруг тебе лень идти до моря, которое в шести метрах. Ну, бывает. Да – хозяйке на заметку:  очень хорошо, когда душ у бассейна все-таки и с горячей водой тоже.

Как написали бы авторы туристических буклетов: «идеально для семьи с детьми».

Марк Бос, который был одним из тех, кто превратил унылые американские кеды Converse  в то, чем они являются сейчас, сейчас ушел в девелоперство. Он после кризиса 2008 года практически застроил или отремонтировал половину городского центра голландского Эйндховена. Сейчас там много толковой молодежи, потому что Голландия там устраивает некий хаб для интеллектуалов. Не скажу, что Сколково, но что-то вроде того. Влюбился в Эльбу. Теперь на месте старья делает отель-яхту. Несмотря на то, что это первый тестовый сезон отеля – даже в конце сезона тут практически все номера заняты. Но все устроено так, что люди не сидят друг у друга на голове.

Наутро осеннее солнце заливает ярко пляж, становится жарко. По пляжу не бродят торговцы фальшивыми очками. Их тут просто нет. Да и очки у нас с собой.

Марк говорит – «поедем, прокатимся на лодке.»

 Он просто фанат рыбной ловли. Поэтому лодка у него с автоматическим подруливанием на месте лова. Мы для этого на большом морозильном траулере в Беринговом море использовали матроса – рулевого.

У нас за рулем все тот же эльбанец Карло, который домчал меня из Рима вопреки всем правилам.  Проходим мимо моторной яхты Elisea Nova. Это только одна из многочисленных больших лодок, которые сюда заходят круглый год и особенно летом. Солнце на раскаленной палубе.

«Сюда заходят многие знаменитости на своих судах, – говорит Марк. - Начиная с Джорджа Клуни.  Заходят обычно на сутки. Кажется, они не очень понимают, что тут делать. Тут нет Gucci и Prada.»

От себя скажу – ну слава Афродите, что тут нет гламурного шоппинга для обалдевших от излишка денег, только солнце на раскаленной палубе и небо.

Ну, а Клуни Gucci сам что угодно подарит, лишь бы в люди в этом вышел.

С другой стороны – это место не для тех, кто обычно летит по дешевым путевкам прямым рейсом easyJet из Манчестера. Во-первых, тут нет easyJet. Полоса аэропорта не в состоянии принимать крупные самолеты. Сюда летает только InterSky.

Это одна из проблем, которую активные бизнесмены, которые живут на острове и любят остров, будут решать.

Наверное, поэтому тут так много швейцарцев на машинах. Они не только отдыхают тут с весны по осень. Тут многие просто живут.

Да и голландцы тоже.

«Мой отец, который занимался раньше строительным бизнесом, тоже сюда переехал» - говорит Марк. Зная привычку этого человека строить дом для себя, а потом превращать  его в отель, я вижу, что вилла, построенная Босом для себя, скоро станет частью отеля Baia Bianca. Из нее – потрясающий вид на белую бухту.

Мы огибаем маяк Эльбы, рядом с которым на скале стоит дом, откуда сбежал Наполеон. Кстати, пока Наполеон тут был триста дней – то есть почти год у него была собственная гвардия в 600 штыков. И он умудрился провести тут несколько экономических и политических реформ с целью сделать жизнь островитян легче.

В это время остров патрулировали британские военные суда.  Активный был человек.

«Вон, видишь спуск – оттуда и бежал Наполеон», – говорит Марк.

«Нет – он бежал с другой стороны, – говорит Карло из-за штурвала. - Хотя мне говорили, что вообще с третьей» – добавляет он.

Ну вот, как всегда , эти старожилы никогда ничего не помнят.

Мы огибаем остров дальше – он очень похож на острова моего детства – Русский, Елена, бухта Патрокл, Золотой рог во Владивостоке – точно также зелень спускается прямо к воде. Благодаря строительной политике – вместо убитых старых домов понемногу встают новые дизайнерские виллы. Но домов на Эльбе вообще не много и это хорошо. Пляжи тоже маленькие. Вода прозрачная – на 8 метров видно как мечутся рыбы, которых Марк зачем-то подкармливает хлебом. Все равно мы сегодня ничего ловить не будем.  Из-за песка и белого камня на дне вода экстремального цвета. И это – отлично.

Жизнь на Марсиане

Неспешно заходим в Марина Марсиана – к Марсу почти никакого отношения. Тут снимали сериал  I Delitti di Barlume по повестям  Марко Малвальди (на сайте Вконтакте нет, я проверял, но есть анонсы на youtube) .

Это место, как впрочем, и прочие места на Эльбе, увековечили художники из группы «Маккьяйоли», например, Телемако Синьорини, которые своими анархическими цветовыми пятнами показывали кукиш академикам, чем собственно и повлияли на всю итальянскую живопись девятнадцатого века. Немудрено, что некоторые из них потом примкнули к импрессионистам.

Отсюда вид не только на сам городок, где находится штаб квартира и лаборатория местного парфюмера, который делает Aqua de Elba (www.acquadellelba.it), но сюда я поеду завтра и на машине. С бухты открывается вид на самую высокую гору острова – 1000 метров – и на два живописных города на склонах – один из них, собственно, Марсия.

Вообще-то сложно от такого рельефа и зелени ждать чего-то другого, кроме пресловутой «живописности» из туркаталога.

Вечером едем в Порт Азурро (в каждом уважающем себя средиземноморском курорте должна быть своя Лазурка). Ну,  такая крохотная Лазурка. Мы выпиваем по пиву и отбываем в более аутентичное местечко – на горку в Каполивери. Городок начинается с пешеходной зоны, так что тут прекрасно встречать закаты – смотровая площадка прямо в центре. Плюс - вид на колокольню и, конечно, на швейцарцев, которых тут так много, что некоторые рестораны названы именами пограничных с Конфедерацией Гельветика городов. Тут проводят «Фестиваль винограда» и, говорят,  сюда заезжает играть Башмет.

С горы виднеется Корсика. Кстати, на нормальном катере до нее что-то около часа ходу. И если у вас друзья совершенно случайно сделали неверный выбор и живут на Корсике, вы всегда можете их похитить и привезти на Эльбу.

На Пианозе, что по пути, очень кстати стоит бывшая тюрьма для самых жутких мафиози Италии, которую только в 1998 году закрыли. Вы можете там их оставить. Все равно, может быть, там скоро построят отель. Есть фильм про директрису этой тюрьмы – Армиду Мизерере, ее играет Валерия Голино. Так что это будет отель с историей. И пусть друзья, которым совершенно нечего делать на этой Корсике, насладятся потрясающими панорамами Тосканского архипелага. Из своей камеры.

Мы завершаем вечер в ресторане с американским названием Summertime, где слышится только немецкая речь. Швейцарская немецкая речь.

Перемещаемся мы по дороге которая названа «Винной дорогой» хотя виноградников вокруг не так много на первый взгляд. Тут есть местные вина и виноделы – к вопросу что тут еще можно делать кроме дайвинга, гольфа, рыбалки и хайкинга.

На утро мы уже сидим на набережной Марины Марсиана и прячемся от осеннего солнца – оно тут легко оставляет следы от очков, даже когда сезон уже официально закончился. Мы говорим с создателями местного парфюма Aqua dell Elba (www.acquadellelba.it ) – Фабио Мурци, Кьярой Мурци и Марко Турони. С их магазинчиками мы уже встретились во всех местных городах, где были. Они оформлены всеми цветами морской волны, сквозь которую просвечивает белый песок. 

«Это я придумал и цвет, и дизайн – я же архитектор по образованию» - говорит Фабио.

Маркетинговую историю про старый корабль на дне моря я уже знаю, а если серьезно?

«Так мы любим ходить на яхте, мы любим запах цветов и прочих растений Эльбы. Мы просто решили, что пора делать независимую парфюмерную компанию – вы же знаете, что к концу 90-х весь рынок был под парой-тройкой парфюмерных гигантов. Это было чистое безумие. Построили лабораторию. Она настолько маленькая, что когда мы выпускаем одну серию ароматов, мы откладываем в сторону другую. Если делаем Blue, то не делаем Archipelago – оборудование то одно и то же. Женские, мужские – все делаем сами. А вот кремы уже заказываем по нашему рецепту у других производителей – нужно совсем другое оборудование.

Но этому острову нужны были перемены и мы – одно из двух предприятий, которое работает тут больше шести месяцев в году – дольше чем длится туристический сезон».

Фабио – член ассоциации бизнесменов, которые хотят, чтобы остров развивался. При этом, чтобы все оставалось в цивилизованных рамках – без дикой застройки, от которой пухнут, например, москвичи. И у итальянцев свои есть ориентиры по этому поводу.

Веселая пора, очей очарованье

«Ты уже объехал весь остров? – спрашивает меня основатель и председатель  ассоциации местных бизнесменов – Марко Мантовани, - Он ведь небольшой. Но тут восемь отдельных административных округов. И каждый из них говорит – аэропорт? Это не наша проблема – он к нам не относится. Как не относится? Аэропорт работает на весь остров! Но люди порой не хотят понимать простых вещей».

Марко – создатель единственного реального часового бренда в Италии. И он находится вместе с головным предприятием и школой часовщиков на Эльбе. Это второе предприятие, которое работает тут круглый год, а не туристический сезон. Его торговая марка Locman. Man – от Мантовани, первая половина – от фамилии бывшего партнера.

Вы, итальянцы, совсем чокнутые на часах.

«Да, это правда. А знаешь почему? Во-первых, это мы научили швейцарцев делать часы. И сейчас в швейцарской часовой промышленности – полно итальянцев – дизайнеров, мастеров высокого класса. А во-вторых, итальянцы отличные дизайнеры – мы все делаем красивым, ярким – вот, совсем как природа этого острова. И мастера отличные – мы видим красоту в механике. Кто делает Ferarri? Отличный пример инженерного искусства и творческого отношения к жизни».

Кому нужны часы сегодня – у всех есть мобильные телефоны?

«Так и часы уже давно не для того, чтобы знать время. Это про то, чтобы иметь на руке прекрасную сложную вещь – произведение искусства».

Мы разговариваем с Марко Монтавани в его офисе на площади имени Тезео Тезея – легендарного подводника, который погиб при атаке на порт Валетта на Мальте верхом на торпеде (это было ноу хау его легендарной группы подводных диверсантов MAS).

- Вот у вас были легендарные часы Oficine Panerai – история и мифология которых тоже связаны с итальянскими подводными диверсантами из MAS. В том силе и с Россией, довольно причудливым образом, и через потопленный итальянскими диверсантами из группы MAS линкор Новороссийск (бывший Дужлио Чезаре) в 1955 году прямо у Севастополя, и через модель Радиомир/Radiomir (старинный русско- итальянский спор – кто придумал радио).

«Теперь Panerai принадлежит вовсе не итальянцам. Мы тоже делаем для итальянского флота часы и для военно-воздушных сил, – говорит Марко. - И они нам не платят к сожалению. Они просто разрешают продавать часть часов под их ко-брендом» (хорошая ремарка для привыкших, что госбюджеты и госзаказы приятно и легко пилить).

Как раз для ВМФ  Мантовани делает модель Teseo Tesei Marina Militare, Ammiraglio и Mare M.M. Для парашютистов – Folgore Brigata Parcadutisti.

«Сделать отличные часы сегодня стоит в три раза дешевле, чем раньше – технологии просто фантастические. Что не мешает крупнейшим и самым дорогим мировым брендам ни на цент не удешевлять цену на продукт, - продолжает Мантовани. - Но новое поколение не готово платить по тридцать тысяч евро за прекрасные часы, которые к тому же они считают «папашкиными». 

Молодой человек в «брегете» будет смотреться более чем странно. Но они не хотят и китайскую дешевку. Я говорю, прежде всего, о молодых итальянцах. Мы предлагаем таким потребителям именно наши часы, цены на которые начинаются с трехсот евро.

Я начинал карьеру часовщика с того, что мы делали модель для Hublot с верхом из дерева, растущего на острове.  Hublot даже выкупил у нас часть акций. И на этом мы расстались с моим партнером – он считал, что и дальше надо ложиться под большие бренды, а я – что надо выпускать свое.

В общем, пришлось акции выкупать обратно. И все было бы печально – это для меня были огромные деньги, если  бы не успех на американском рынке. Там люди сильно ориентируются в том, что надето на знаменитостях. А наши часы попали к Дженнифер Лопес, потом она купила сразу тридцать часов, чтобы дарить друзьям и понеслось. Так что мы  хорошо стоим на американском и итальянском рынках».

А в России?

«Тут недавно с нами стали работать русские парни, не засвеченные среди ваших «монстров» типа «Меркури». Может быть, их ниша – работать не с Москвой, а с другими городами-миллионниками, которых в России полно. И там любят итальянское – одежду, вино, обувь…

У Марко врожденная страсть к кожевенному производству – он специализировался на кожаных ремешках к часам, так как отец у него занимался тем, что в СССР называлось «кожгалантереей». По молодости его вывели с часовой выставки в Базеле за то, что устроил показ своих ремней часовщикам, не будучи зарегистрированным участником.

И как?

«А мы снова зашли только в другую дверь!»

Авантюра присутствует в нем и сейчас – иначе почему одна из моделей называется  Latin Lover – у часов «уши» на шарнирах и огибают руку практически любого диаметра. То есть, захотел с руки подарить девушке часы в порыве латинской любовной страсти – и всегда уверен, что они ей подойдут, хоть и большие по размеру. (Я в курсе проблемы – у  меня girlfriend обожает таскать мои часы). Хотя будем честны друг с другом - Locman Women's 501BRD Latin Lover Collection Steel Watch на «амазоне» стоят 4000 долларов. Так что неизвестно еще, кто кому и что наденет на руку утром.

-Скажи честно – вот у меня часы – подарок. Новый ремень к ним стоит 600 фунтов на Бонд Стрит. Это что вообще такое?

- Как кожевенник скажу – это все ерунда. Люди сошли с ума. Ремешок в производстве стоит ну 50 евро. Даже, если это супер-пупер крокодил – ну 130 евро. В этом и есть одна из проблем высокой часовой моды – неоправданные, раздутые цены. А люди сейчас все практичней – носишь прекрасные современные часы типа моих (смеется), а на остальные 29500 евро покупаешь машину и едешь путешествовать.

Мантовани 55 лет. Мое поколение. Один раз это поколение итальянцев спасло тосканское виноделие в конце 80-х, отправив авторов кислого кьянти на пенсию. Нынче тоже есть чего спасать. Марко – председатель ассоциации бизнесменов за развитие острова. Их головная боль сегодня не только аэропорт, но и Национальный парк, который покрывает большую часть острова.

- Заповедник это очень хорошо. Вот только государство не может платить работникам денег. Не может проводить работы по очистке парка и так далее. Нам, жителям запрещают это делать, потому что это - заповедник! И замкнутый круг- заповедник деградирует.

Пойдем, посмотрим лучше нашу школу часовщиков.

Тут несколько курсов – от 16-часовых для торговцев до 1400-часовых для полного обучения мастерству.

«Потрясающая востребованность сейчас в мастерах – вся индустрия охотится за грамотными часовщиками. А если ты работаешь в своей мастерской, да еще и с магазином – то заработки отличные. И мы, конечно, себе тоже выбираем правильных людей – мы же расширяемся».

Вечер в собственном ресторане Мантовани под названием Kontiki. Это надстройка в морском стиле прямо на крыше школы часовщиков. Все это стоит в яхтенной марине, она же рыбный порт.

«Я сам сначала пытался рулить рестораном. И знаешь что? Никогда не занимайся не своим делом! Это была катастрофа».

Судя по бесконечной веренице – закуски, антипаста, первые блюда, вторые, третьи – шеф повар с печальными глазами поэта занимается как раз своим делом.

Марко смотрит за окно на море: «Вот и кончился сезон. Сейчас самая классная пора настает – зима. Можно наконец купаться без туристов. Дороги будут пустые. Можно гулять по лесам и горам.  Кругом никого. Вот тогда мы поработаем!»

Комментирую

Комментарии (1)

Denisova Lena написала: 17.10.2013 14:36

Denisova Lena

Очень длинная статья - не дочитала, к тому же тон очень ввсокомерный - раздражает. А в целом инфо интересная, разнообразная часто по делу.

Подписка на Euromag

Дешево и не сердито 12 апреля 2016, 16:37

Дешево и не сердито

Читать российские соцсети – такое же тупое занятие, как разговаривать с таксистами. Я уже вижу – целый жанр «разговоры с таксистами». Самое смешное...

Боуи. берлинский период 14 января 2016, 18:09

Боуи. берлинский период

Вчера все берлинские газеты вышли с портретами Дэвида Боуи на первых полосах. «Спасибо Боуи», «Дэвид Боуи – герой Берлина» и так далее, кто-то...

Проблема №1 28 августа 2015, 12:53

Проблема №1

Все рассказы про перманентные кризисы в Европе нашей образованной публикой воспринимаются как пропаганда. Поэтому очередная новость о том, что на этой неделе вошел в самый...

Миф о «гейропе» 1 июля 2015, 13:01

Миф о «гейропе»

Есть страны, которые каждое свое законодательное телодвижение не только активно пиарят по всему миру, но и старательно делают вид, что весь остальной мир какой-то...