Рейнджи и прочие роверы

9 февраля 2011 года, 15:48

Бирмингем дал миру две вещи: Range Rover и Роберта Планта. Нет, Бирмингем дал миру три вещи: Range Rover, Роберта Планта и удивительно бездарные дорожные развязки, которые здесь называют «спагетти».

Игорь Мальцев

имя: Игорь Мальцев

Российский журналист, долгие годы - обозреватель ИД "Коммерсантъ", первый главный редактор журнала «Медведь», журнала «Другой», а также шеф-редактор журнала «Коммерсантъ - Автопилот». Его колонки знакомы читателям «Известий», «Сноба» и десятков других отечественных изданий. По первому образованию – моряк. Любит путешествовать с фотокамерой. Любимые направления – Исландия, Германия, Шотландия и Южная Африка.

Каждый раз, когда я беру в Бирмингеме что-нибудь из продукции Land Rover, чтобы ехать дальше на север, на «спагетти» мне дудят. Это единственное место, где мне дудят под руку. Я говорю: «В зад себе подуди» – и продолжаю передвигаться так же хаотично и маразматически, как и мои соседи по дороге. Мне их жалко, потому что они такие же замученные обыватели, как и я, только я еду на скромном новеньком Land Rover, а они на своем гордом юзаном Vauxhall. У меня впереди Шотландия, у них – пригороды Бирмингема или Ковентри. Да хоть обдудитесь.

Когда идешь по Найтбриджу, а лучше по Челси в районе Белгравии, то понимаешь, что в мире нет машин, кроме двух. Одна из них Range Rover двух марок – Supercharge или Vogue, а вторая – просто Cayenne.

Если бы у меня были комплексы великоросса, которые нам так внушительно трактовал Ильич, то я бы показал Челси средний палец и сказал что-нибудь вроде: «Пока я еду по московским улицам, не бывает ни минуты, чтобы в каком-нибудь из моих зеркал не болтался Range Rover». Чуть реже – Disco. Но RR – всегда. Причем в самой навороченной комплектации.

И это реальность. Черный метеорит несется либо в качестве собственной машины, либо машины охраны. Среди девушек обладатель RR именуется «папиком». Но стоит девушке сесть за руль RR Vogue, как от настроения, которое заставляет называть успешного и динамичного джентльмена папиком, не остается и следа. Не помню, как в Арабских Эмиратах – там народ больше на «тойотах» по барханам по субботам рассекает, – но в наших заснеженных эмиратах царит RR – присмотритесь, и вы поймете, что у них какие-то бешеные продажи по России.

При этом вся продукция конгломерата Jaguar Land Rover – чистый миф. Миф с любым знаком, но все равно «лендровер»/«рейнджровер» окружен мифами, потому что он сам – символ.

Включаешь DVD c фильмом «Королева» и видишь, как Хелен Миррен в роли Елизаветы ведет сама ручками старый уазик под названием Defender – именно такой алюминиевый, который можно повстречать во всем мире, где побывали английские войска, – от Кипра до Оркнейских островов.

Defender – миф, он же легенда. О том, как на нем гоняется по лесам, можно спросить моего друга-ресторатора Андрея Зайцева, который вложил в переоборудование Defender еще две цены, но теперь на нем можно ехать в собственное охотхозяйство и возить туши убитых слонов. Или спать в лесу. В сугробе. И не думать о том, что что-то сломается.

Ненадежность «лендроверов» – также часть мифа, и в нем, как в любой «Старшей Эдде», что-то правда, что-то – выдумка или предубеждение. Любой, кто жил в британской гостинице средней руки с недомытой ванной и полом, вполне охотно поймет, что и машину они могут собрать ровно так же – в некоем творческом раздумье.

Мой личный опыт подсказывает, что на стабильность качества обычно влияет чехарда собственников (мы же помним фордовские задние фонари на легендарном Jaguar – из песни слов не выкинешь). В какой-то момент смены собственников даже исчезла целая автомобильная компания – собственно Rover. Хотя было уже понятно: машина, которую презирает молодежь, нежизнеспособна на рынке.

А собственники были один другого краше. Тут тебе и British Aerospace (1988), и BMW (1994), и Ford (2000), и Tata Motors (2008) – самые разные подходы к производству британской легенды, включая одновременно и «ягуар», и «лендровер», самые разные бизнес-модели. Но все происходило примерно по одной типовой схеме: новая модель сразу подвергалась критике за ненадежность узлов и хрупкость конструкции некоторых контуров. Через некоторое время недостатки уходили, надежность повышалась.

Как в любом культовом и где-то коллекционном процессе, основной удар на себя берут самые большие фанаты, которые не могут ждать, пока любимый автомобиль обкатается и примет практичную форму. Но никого, как известно, за язык не тянут. И в карман не лезут.

Когда при мне начинаются разговоры про нежность Discovery, я начинаю улыбаться или с пеной у рта в миллионный раз рассказывать, как на Disco 3 забирался по исландскому леднику без шипов, как Disco взлетает на черные обсидиановые барханы на атлантическом берегу. Как она бредет через реки и как спускается «без рук» по скалистым тропам.

Тем не менее на московских дорогах SUV нумеро уно, конечно же, – Range Rover в том самом виде, который оформился при мюнхенских собственниках. Тогда он стал вдруг чрезвычайно мощным – чтобы таскать такую тушу с достоинством, невиданно брутальным, и рядом с ним флагманский BMW SUV стал вдруг похож на недокормленного подростка-лабрадора. Именно такой рейндж пошел в России со свистом.

Свист издавала турбина наддува для дизеля TDV8 474 2011-го модельного года. Этот силовой агрегат делает так, что огромная машина летает, как перышко. То есть практически как любой небольшой седан прыгает эдакой лягушкой. Если, конечно, хочется. Я решил съездить на RR Vogue 2011 по отличной смоленской дороге, чтобы показать английскому аппарату, что такое русская зима, как шел Наполеон и как продвигались немцы.

Самое противоречивое в этой модели – ягуаровская система переключения скоростей: небольшим верньером. При этом двигатель нельзя выключать ни на каких положениях верньера, кроме P – паркинга. Судя по тому, что время от времени писал мне в письмах бортовой компьютер, мои коллеги, которые уже брали тачку в тест, не шибко зарубались на этой проблеме и выключали двигатель как придется. Но вот что интересно – выдав в один день несколько ошибок, машина потом стала вести себя как живая и мудрая животина: никаких нареканий, особенно электрических, не было.

На заснеженной просторной дороге среди смоленских лесов в кабине Vogue, где большой дисплей, много места, отличная отделка кожей Oxford, начинаешь себя чувствовать в космическом челноке. Подвеска Adaptive Dynamics просто убирает лишнее в рельефах дороги. Звук тоже, к сожалению, лучше, чем на моей СX-9, – 710 ватт Harman/Kardon Logic7. И это слышно. Поэтому пришлось переслушать несколько десятков новых рок-альбомов заново.

В Смоленске, где довольно много новых и дорогих машин, мы с Vogue выглядели-таки столичными красавцами. Что и следовало доказать. В том числе и обитателям Челси. Smolensk по курсу!

Но в Шотландию я опять поеду на Disco – никак не могу отделаться от ощущения, что по некоторым тамошним дорогам на Vogue просто в ширину не пробраться.

©
Подписка на Euromag

Дешево и не сердито 12 апреля 2016, 16:37

Дешево и не сердито

Читать российские соцсети – такое же тупое занятие, как разговаривать с таксистами. Я уже вижу – целый жанр «разговоры с таксистами». Самое смешное...

Боуи. берлинский период 14 января 2016, 18:09

Боуи. берлинский период

Вчера все берлинские газеты вышли с портретами Дэвида Боуи на первых полосах. «Спасибо Боуи», «Дэвид Боуи – герой Берлина» и так далее, кто-то...

Проблема №1 28 августа 2015, 12:53

Проблема №1

Все рассказы про перманентные кризисы в Европе нашей образованной публикой воспринимаются как пропаганда. Поэтому очередная новость о том, что на этой неделе вошел в самый...

Миф о «гейропе» 1 июля 2015, 13:01

Миф о «гейропе»

Есть страны, которые каждое свое законодательное телодвижение не только активно пиарят по всему миру, но и старательно делают вид, что весь остальной мир какой-то...