Бутылка с героем нации. Выпей меня!

20 декабря 2011 года, 17:44

Я не стану пить вино, на этикетке которого изображен вождь, тиран или диктатор. Деспотов-живодеров я трактую как психиатр, а то, что плещется в бутылке, ими маркированной, часто похоже на кровь. Но кому-то может приглянуться это пойло. Именно пойло, поскольку уважающее себя вино откажется жить в такой бутылке.

Василий Шомов

имя: Василий Шомов

Журналист, главный редактор журнала "Аэрофлот Premium", автор романа Presstrip. Родился в Москве в 1960 году, по образованию врач, любит путешествия, песни The Beatles и бульдогов. Интересуется культурной антропологией. Любимое изречение: «Мы помещены в мир, который накладывает на нас обязательства» (Ларс Свендсен).

Нет, что не говори, нужны людям образцы для подражания и модели поведения. Ориентиры необходимы! Но эта, вполне естественная для человечества тяга к героям и суперменам, на фоне их (героев) тотального, если не сказать фатального, отсутствия в современной жизни начинает принимать совершенно необычные, этикеточные формы.

Сегодняшние герои и кандидаты в герои планеты Земля вызывают только смех и бесконечные издевки, они мелки, замараны нечистой игрой, круговой порукой и мздоимством, их слова и мысли – скучны и шаблонны, а программы – бескрылы. Их не уважают. Они дискредитировали себя отсутвием самокритики, амбициозностью, фальшью, дурным воспитанием, непоследовательностью, пошлым юмором, некомпетентностью и, главное, неспособностью сделать шаг.

Я же ищу настоящих героев: смотрю вперед, направо, налево, всматриваюсь вдаль, кручу головой. Где фигуры? Где харизматики? Где лидеры нации? Где властители дум? Где выразители чаяний? Где неравнодушные, порядочные, честные (от слова честь), те, на кого можно если не равняться, то положиться? Где, черт возьми, декабристы или январисты какие-нибудь... Где те, кто в состоянии взвалить на себя бремя ответственности и нести, несмотря ни на что. Был, как мне кажется, один – упорный, со своим собственным мнением, но его недавно коллегиально изрешетили и в витрину установили на всеобщее обозрение. Теперь – шаром покати...

М-и-н-у-т-о-ч-к-у. Кажется, нашел! Я вижу стеллажи с виными бутылками, на которых этикетки с портретами вечно живых «героев вчерашних дней».

На фоне исчезновения идеалов как категории и всей этой нашей «безпримерной» жизни, повлекшей за собой потрясающее снижение самооценки и утрату веры в собственные силы, мы уже готовы вернуть прошлое, в лице самых лучших его представителей, разумеется. Мы выкапываем, эксгумируем, реанимируем и опоэтизируем персоналии прошлого, чтобы буквально упиваться их незабвеннными/ демоническими/ безумными/ темными/ маниакальными образами (нужное подчеркнуть). Еще бы, мы изверились, мы ждем, мы – массовка, которая без приглашенной кино-звезды противна сама себе, мы – паства, которой тревожно и зябко без горячечного проповедника, мы – зрительный зал с попкорном, но без киномеханника, мы – никчемные абоненты без провайдера. А тут вдруг – предожение! Предложение выпить! Дабы не утратить веру в вечного дядю, который вот-вот придет и все сделает за нас, а так же с целью оживления скучного процесса ожидания. Что ж, добро пожаловать в винно-исторический бутик. Кстати, здесь не обязательно покупать, можно дегустривать героическое политическое и экономическое вино, ностальгически причмокивая губами, – вот был же вкус! Главное не забывать, что это за вино, и то, как и из чего его делали...

Я иду среди покрытых пылью винных полок и ищу ту бутылку, которая, возможно, даст мне толику радости, надежды, а, может быть, и уверенности...

«Выпей меня, товаищ! Это весьма своевьеменно!» — щурится Владимир Ульянов (Ленин) с бутылочной этикетки. И я наливаю на донышко бокала крепкий кумачевый психотропный напиток с ароматом комиссарских кожанок и красных гвоздик, в котором перемешаны экспроприация, изломанные судьбы, мировая революция, гражданская война, ВЧК, голод, разграбление страны, разрушение основ, раскулачивание, расстрелы, сбитые кресты... Делаю маленький глоток, но уже этого оказывается достачно, чтобы мои глаза покраснели и в быстро пустеющей голове начала крутиться строчка Льва Ошанина из песни «Ленин в тебе и во мне-е-е-е...», а ноги зашагали к Мавзолею.

«Выпей меня! Выпей, если ты – ариец», – отрывисто бросает сложивший на груди руки и смотрящий куда-то в пространство Адольф Гитлер, сам вина никогда не пивший. Я, понятное дело, не претендую, потому что далек от гордого звания арийца, но характер у меня почти нордический, почти твердый, и решаю попробовать. И, поднеся к носу бокал, улавливаю энергетику германской почвы и даже мистическую харизму напитка... Но уже при первом глотке в меня проникает это черное, пахнущее бомбежками, концентрационными лагерями и кровью вино с нотами газовых камер и длительным послевкусием горелых волос... Я быстро сплевываю в ведерко и полощу рот водой.

«Выпей меня, бичо», – ласково настаивает отец народов Иосиф Сталин. И, улыбаясь в усы, тихо добавляет: «Попытка не пытка, правильно я говорю, товарищ Берия?». Пригубив что-то сладковатое, напоминающее Хванчкару, я чувствую на языке счастливую жизнь садоводов-мичуренцев, полярных зимовщиков, гимнастов, складывающих парадные пирамиды из собственных тел и поющих кубанских казаков, а еще – лагеря, ссылки, врагов народа, беломорканалы, доносы, страх и ноты безысходной, страшной, сводящей скулы горечи. Горечи от сильной руки, раздавившей все косточки. Неотвязный аромат словно от сизого выхлопа отъезжающей черной «эмки» не дает мне дышать. Я ускоряю шаг.

«Выпей меня, амиго!» – говорит мне, подмигивая и попыхивая толстой сигарой, Эрнесто Че Гевара – искатель революций и романтик переворотов, знаток теоретической и практической террористической работы. Я бросаю ему: «Сгинь, футболка!»

«Выпей меня», – улыбается в бороду жизнелюб Карл Маркс. «Нет, спасибо», – я отодвигааю бутылку в сторону. Пусть игристое с Карлой на этикетке пьют китайцы на Новый год. Я слышал, что оно у жителей Поднебесной невероятно востребованно. Капиталы растут.

 «Выпей меня!» – пламеннно призывает Муссолини – графичный красавец с рубленым профилем. «Выпей меня, сын мой», – осеняет крестом Папа Иоанн Павел II... «Выпей меня. Да прибудет с тобой Джа!» – пританцовывая, напевает расслабленный Боб Марли... Господи, он-то как тут оказался? «Выпей нас!» – говорят Мао-Цзе Дун, Фидель Кастро и Леонид Брежнев с лицом президента Картера... Но я прохожу мимо. Вина не могут хранится вечно. Эти вина уже мертвы. Мои шаги отдаются по сводами сырого и затхлого подвала. «Что, так ничего и не выбрали? — сочувствует мне сомелье. – Зайдите через 3–4 месяца, ожидается новая элитная поставка с портретом известного лидера-дзюдоиста...»

 

Вы скажете, что этикетки с диктаторами, авантюристами и параноиками – это дешевая спекуляция. Конечно, спекуляция, а еще – игра на короткой памяти, эмоциональной тупости и мозговой дремучести. Но спекуляция весьма востребованая, особенно сейчас, в смутное время, когда подвалы истории ломятся от винных запасов на любой вкус, от пьянящих вин созданных по рецептам Ленина/Гитлера/Сталина/ Че, – бери и пей. Соблазн велик! Забудься и ни о чем не думай! Тем более, что нынешние лидеры-виноделы, увы, не умеют дать людям того, что родит земля –  свежего, нового, энергичного, легкого и светлого вина. Того, которое не вызовет изжогу и не помутит разум. Которое можно пить сегодня и завтра, которое будет храниться и мудреть, становясь с годами только лучше.

А что же с винными запасами? Кажется, нужно вернуть земле старое, утратившее смыл, неспособное радовать вино. Взять и вылить то, что превратилось в едкий уксус. Земля пропустит все это через себя и очистит, сделав прозрачной водой. А потом нужно будет взять лозу, посадить, пусть даже на самой каменистой почве, и вложить в виноградник все силы и знания. И только после этого получится наполнить жизнь и бокал новым содержанием.

А пока я беру бутылку с этикеткой, на которой нет героического лица. На ней изображено пронзительно синее и звезное ночное небо над сказочным городом...

 

P.S. Итальянцы и австрийцы, торговавшие бутылками с «полит-информационными» этикетками, получили по шапке. Я думаю, за неуважение к великому напитку. Поделом.

©
Подписка на Euromag

Вино в субъективе. Русский терруар 21 августа 2015, 13:42

Вино в субъективе. Русский терруар

«Виноградники появились уже и под Самарой, и под Белгородом — не удивляйтесь, если через пару лет услышите о воронежских Пино нуарах» (цитата из статьи...

6 причин полюбить розе 4 августа 2015, 11:45

6 причин полюбить розе

Почему мне симпатично розе (подчеркну, речь только о холодном).

Скрепы. Слово в защиту слова. 17 апреля 2015, 12:36

Скрепы. Слово в защиту слова.

Одни сегодня без конца повторяют слово «скрепы», не переставая смеются над ним и, мягко говоря, иронизируют. Другие напротив, с государственным пафосом в голосе, к...

50 тысяч оттенков красоты 17 февраля 2015, 19:08

50 тысяч оттенков красоты

Искусство не стареет. Если это искусство, оно всегда современно. Даже то, что было создано цивилизацией века назад — не меркнет. Мало того, множеством своих красок...