Оказаться в лабиринте, но не стать зверем

19 февраля 2012 года, 22:00

Сегодня я в роли крысы. Человекообразной, прямоходящей крысы, обладающей жизненным опытом, а еще понятием о добре и зле. Крысы, умеющей читать и писать. Крысы, которая не хочет жрать других крыс и маршировать под флейты крысоловов. Обычно крыс не интересует социальная сфера и политика, но в преддверии 4 марта, когда люди начинают вести себя как крысы, им стоит напомнить, что жизнь прекрасна и надо быть чуть добрее друг к другу.

Василий Шомов

имя: Василий Шомов

Журналист, главный редактор журнала "Аэрофлот Premium", автор романа Presstrip. Родился в Москве в 1960 году, по образованию врач, любит путешествия, песни The Beatles и бульдогов. Интересуется культурной антропологией. Любимое изречение: «Мы помещены в мир, который накладывает на нас обязательства» (Ларс Свендсен).

Внутривидовая агрессия – неотъемлемая черта крыс, как вида. Внутри семьи крысы не трогают друг друга, а проявляют невероятную заботу. Но стоит им заметить и почуять чужака из другого крысиного клана и они начинают рвать его на части. Это – звериный инстинкт. Такова природа.

Однако, внутривидовая агрессия свойство не только крыс, но и человека. Мы в этом удивительно схожи. И сегодня разум homo sapiens, которому всегда было по силам справляться с любыми пещерными импульсами, прорывающимися из глубин сознания, уже не в состоянии сдержать крысиного инстинкта. Мы не можем обсуждать, мы не можем выслушивать оппонента, мы не можем договариваться. Мы разучились говорить и умеем только кусать и декларировать, декларировать и следом кусать. Амбиции захлестывают. Нетерпимость. Каждый считает, что только он – истина последней инстанции и, если аргументы слабы – берет на горло или за горло. Только крики, оскорбления и грязь. А еще подтасовки, угрозы и санкции. Правил не существует. Никто никого не слышит. Диалога нет, потому что нет даже минимального уважения к чужим взглядам. Сдерживающие центры мозга и души отказали. В выбросе токсических эмоций трудно дышать. Ожесточение готово вылиться в противостояние.

Пора вспомнить, что неконтролируемые агрессивные природные инстинкты это – самоуничтожение.

Мы – противоречивы. И ситуация тревожна. Результат всего этого поразителен. Это – стремительная моральная декомпенсация, одним из проявлений которой является то, что взрослые люди, считающие себя образованными, культурными, умными и знающими, люди к которым, казалось, можно было бы прислушиваться – источают злобу. Везде – в блогах, в газетах, в эфирах. И эта злоба похуже чумы – самой заразной дряни на Земле, потому что чума сначала уродует тело, а потом убивает, а злоба уродует душу и мозг и оставляет жить таким – диким, грубым, нецивилизованным… И эта растиражированная злоба дает карт-бланш любому, кто не умеет ничего, кроме как гадить и в жизни, и в интернете. Разумеется, у нас, рассерженных, есть оправдание. Мы объясняем свою ярость и ненависть принципиальностью, неподкупностью, правдолюбием. Забывая о том, что ярость ослепляет, суживает сознание, не дает объективно оценить происходящее, мешает увидеть перед собой человека и самому человеком оставаться. Ярость затормаживает психические процессы вплоть до полной их остановки, делая наши поступки неадекватными. Мы перестаем узнавать себя…

Мне говорят: давайте называть вещи своими именами! Давайте. Если вы не имеете в виду страсть некоторых мастеров журналистского пера самозабвенно плеваться ядом и маркировать всю полноту мира пятеркой матерных слов. Называть вещи своими именами – это прекрасно! Прекрасно для внутреннего успокоения того, кто это делает. Но очень желательно при этом не оскорбить заодно тех, кто вокруг, тех, кто рядом, кто исповедует иные ценности и чувствует по-другому. Да, нужно назвать подонка – подонком и лучше прямо в глаза. Но даже это, увы, не сделает его порядочнее. Куда действеннее игнорировать этого субъекта, если он в недосягаемости, а если рядом – без слов вывести его вон. Но вместо этого мы, как Иваны не помнящие родства, без конца клеймим тех наших собратьев, которых мы еще совсем недавно уважали. Всех под одну гребенку! Всех без разбора! Пылая праведным гневом и раздуваясь от самомнения, мы осуждаем других за принятые ими решения, не созвучные нашим: «Перебежчики, предатели, приспособленцы!» Полезней было бы проявить бескомпромиссность и требовательность в отношении самих себя, но нет – мы бескомпромиссны только на просторах интернета, и даже с каким-то самолюбованием демонстрируем свое нежелание понять другого, вполне нормального, человека, говорящего на одном с нами языке. Почему не попробовать понять? Просто чуть смягчить свое сердце. Это ведь не сложно. Ах, ну да – мы не знаем, что означает слово «снисхождение». У нас никому нет пощады! – таков единственный внятный лейтмотив непримиримых блоггеров-обличителей, существ, как минимум, дурно воспитанных.

Как ни крути, все мы сегодня участники этой безумной социально-политической неразберихи и совершеннейшей причинно-следственной путаницы. Мы легко возбудимы. Мы все в состоянии аффекта. Мы на грани массового психоза. Достаточно чиркнуть спичкой. И нас методично и со знанием дела воодушевляют и сталкивают, добиваясь своих целей и наших умов. Теперь, чтобы отличить просто эмоцию, выплеснутую на страницу сетевого журнала или информацию для размышления от провокации, от искусственного раздуваемого скандала, от желания рейтинга любой ценой, от оголтелого очернения и мессианского бреда требуется выдержка и опыт. Я не приемлю хамства и  безответственности. Я за свободу слова и мнений, но мнений обоснованных и корректных, которые – не тенденциозная трактовка или продукт жизнедеятельности пасквилянтов, выступающих по найму и по зову, так сказать, души.

Сегодня все мы словно разбиты на конкурирующие крысиные семьи: номенклатурную, богемную, коммунистическую, митингующую, жириновскую, менеджерскую, патриотическую, антисоветскую, диссидентскую, на те, что за Хаматову/ Прохорову/ Фрейндлих/ Собчак и те, что против, на ту, что просто всегда недовольна всем, и на ту, что всем довольна, поскольку не смыслит в интригах и смотрит ТВ.

Но я, родившись в 1960 году, году Крысы, не примыкаю ни к одной из семей. Для себя я решил, что имею на это право, но не потому, что половину жизни прожил в одной стране с названием СССР и ровно же столько в другой с названием Россия и знаком с принципами обеих. А потому, что в силу жизненных занятий я не раз и не два видел боль, кровь, человеческие страдания, смерть и понимаю, что такое жизнь. Она – неполитическая категория, она – очень тонкая, нежная и непростая штука. И не очень длинная – ее легко испортить и походя поломать. Особенно чужую. И я не приму в участия в этих играх ни лайком, ни словом, ни делом потому, что не хочу быть в стае и грызть что-то или кого-то по команде, не хочу быть объектом манипуляций и участвовать в любых ритуальных шествиях и пропагандистских хеппенингах, способных привести к жертвам, кровопролитию и человеческим трагедиям. Я втыкаю  в уши бананы, чтобы быть глухим и не слышать призывных звуков дудочки современных Гамельнских крысоловов, которые настолько злы, неумны и беспринципны, что утопят в реке и крыс, и нас, и наших детей, и утонут сами.

Каждый может делать со своей жизнь все, что ему вздумается. Но на жизнь других людей – никто не имеет права.

Нас объединяя, разъединяют. И в своих новообретенных семьях, мы уже недобро посматриваем по сторонам. Но мы – не крысы, мы – люди. Разные люди. У каждого из нас – свои взгляды и свои мнения. Они могут быть схожими и несхожими, они могут быть диаметрально противоположными. И хотя между нами существует взаимное отталкивание и взаимное притяжение, мы – все связаны. И не можем стать угрозой друг для друга, не можем устроить крысиную битву, хотя внутривидовая агрессия является естественным свойством человека. Почему? Потому, что если мы даже очень не любим друг друга, то положа руку на сердце, мы не желаем друг другу зла. Я так думаю.

Зачем я это написал? Я хочу всего на всего сгладить острые углы в непростом крысином лабиринте, в котором мы все оказались.

P.S. Если кому-то покажется, что я раздаю всем розовые очки, я не стану спорить. Потому, что убежден,  сквозь них лучше видно, чем через очки со стеклами цвета помоев.

©
Подписка на Euromag

Вино в субъективе. Русский терруар 21 августа 2015, 13:42

Вино в субъективе. Русский терруар

«Виноградники появились уже и под Самарой, и под Белгородом — не удивляйтесь, если через пару лет услышите о воронежских Пино нуарах» (цитата из статьи...

6 причин полюбить розе 4 августа 2015, 11:45

6 причин полюбить розе

Почему мне симпатично розе (подчеркну, речь только о холодном).

Скрепы. Слово в защиту слова. 17 апреля 2015, 12:36

Скрепы. Слово в защиту слова.

Одни сегодня без конца повторяют слово «скрепы», не переставая смеются над ним и, мягко говоря, иронизируют. Другие напротив, с государственным пафосом в голосе, к...

50 тысяч оттенков красоты 17 февраля 2015, 19:08

50 тысяч оттенков красоты

Искусство не стареет. Если это искусство, оно всегда современно. Даже то, что было создано цивилизацией века назад — не меркнет. Мало того, множеством своих красок...