Европа: предварительный диагноз

21 апреля 2011 года, 19:26

Европа перестает быть Европой. Умной, тонкой, дипломатичной, расчетливой, но в то же время обаятельной интриганкой, мастерицей подковерной игры, которая во все века была над схваткой и любимым занятием которой было дергать за невидимые ниточки...

Василий Шомов

имя: Василий Шомов

Журналист, главный редактор журнала "Аэрофлот Premium", автор романа Presstrip. Родился в Москве в 1960 году, по образованию врач, любит путешествия, песни The Beatles и бульдогов. Интересуется культурной антропологией. Любимое изречение: «Мы помещены в мир, который накладывает на нас обязательства» (Ларс Свендсен).

Европа становится другой – фальшиво-декларативной, не видящей дальше своего Гибралтара, нахрапистой, брутальной, прямолинейной и склонной к необдуманным поступкам. Наверное, европейская аристократия вся вышла. Выдохлась, испарилась, кончилась. Та самая, что поддерживала традицию примата ума над силой. И весь европейский аристократизм сегодня – это грандиозное шоу-бракосочетание августейших особ. Настораживающие симптомы...

Я не интересуюсь политикой. В большей степени потому, что политика априори аморальна. Это игра, подразумевающая чей-то интерес, игра, где в порядке вещей обман и крапленые карты. Мне несимпатичен Каддафи совершенно в той же степени, как несимпатичен Саркози, я прекрасно вижу, что из себя представляет очередной африканский чернокожий борец за прогресс, и не питаю иллюзий относительно новоявленных пустынных революционеров-патриотов-повстанцев-низвергателей в арафатках... Им наплевать на всё, кроме личных амбиций и целей. НА ВСЁ. И казалось бы, не стоит даже тратить время на всю эту гоп-компанию. Но степень политической аморальности бывает так же фантасмагорична и притягательна, как страшные картинки Иеронима Босха... Патология всегда влечет. А у меня к этому и вовсе профессиональный интерес.

По утрам я всегда смотрю в окно. Это почти ритуал – встав с постели, подойти к окну и посмотреть с полминуты сквозь стекло: что там, солнце, дождь или туман, на месте ли пейзаж и силен ли ветер. Это почти никак не сказывается на дальнейших действиях – что бы там ни было, это не отменяет жизненных процессов и рабочего дня. Сев завтракать, я пью чай, жую бутерброд и, включив в телевизоре канал Euronews, смотрю в европейское окно. Это почти ритуал... И он вроде бы тоже не должен сказываться, но... Поразительная вещь – я начинаю нервничать. Потому что я смотрю и не узнаю Европу. Не узнаю! И с каждым днем все больше. Метаморфозы! Ее внешность, характер, поступки меняются... Она становится другой. Черты ее лица и мимика размыты, как будто она очень быстро крутит головой, ее эмоции полярны – она то упивается собой, то стенает и мается, самобичуя себя за все грехи человечества, то горделиво что-то бормочет, то потрясает кулаками, то транжирит и шикует, а то экономит каждый грош... Ее движения хаотичны. Она или мнется в угодливо-услужливом полупоклоне перед бывшими колониями, или размахивает дубиной, как питекантроп, или до судорог ратует за толерантность, или запрещает паранджу... Европа словно в дымке, как Москва прошлым летом. И эта дымка размывает ее линии, границы, очертания, смысл и суть... И я не узнаю ее... «Боже, что происходит с Европой?» – думаю я, и во мне просыпается экс-психиатр. Я не могу оторвать взор от экрана. Не верю своим глазам. Мой чай остывает...

В 15-минутной сводке Euronews половину эфира занимает гражданская война в Ливии, где Европа уже месяц лихорадочно борется за свободу какого-то мифического народа Ливии, нанося по чужой стране массированные ракетные удары так, что снарядов уже не хватает. Повстанцы-карбонарии с крупнокалиберными пулеметами, повадками и внешностью отпетых бандитов, которых освобождает Европа, недовольны. Они обвиняют ее в недостаточной поддержке – мало бомбят. Вот уже и американцы – главные освободители всех времен и народов не верят в войну до победного конца и летят домой, но французский и британский лидеры не успокаиваются. Они все негодуют, угрожают и принимают меры, но ливиец-джамахириец не сдается и, видимо, не сдастся. И я вновь вижу кадры, как пилот-итальянец садится в свой бомбардировщик и летит на работу... Летит с мирными инициативами – убивать. И мне небезосновательно кажется, что помощь мирному населению и мирные инициативы скоро будут отпечатаны в ливийских песках ботинками европейских пехотинцев.

В следующем сюжете Париж, на улицах которого идут разборки между афропарижанами – сторонниками Гбагбо/Уттары, начинает терять терпение относительно всей этой заварухи на Берегу Слоновой Кости. Здесь, на берегу этом, два холеных и сытых африканца в безупречно сидящих дорогих костюмах bespoke пытаются вырвать друг у друга эту самую кость. Они окружены вооруженными до зубов головорезами и спокойны, потому что Европа обязательно поможет одному из них. И Европа не подводит, она сажает на трон своего человека, даруя ему власть над этой несчастной и нищей, наполовину опустевшей африканской страной – производителем какао.

Новый сюжет – Европа сетует на катастрофическое падение уровня толерантности на итальянском острове Лампедуза, который заполонили беженцы из стран Северной Африки. Беженцы, эти крепкие, взрослые, угрюмые мужики без определенных занятий, всерьез обижаются на Европу. Они прямо-таки рассержены и говорят, что рассчитывали здесь на более радушный прием, а не только на тарелку спагетти. А вот местные жители на грани – остров загажен в буквальном смысле. И Берлускони, широкая душа, находит тонкое решение, вручая временный вид на жительство каждому приезжему: «все флаги в гости к нам!». Вот это ход! Европа хочет растворить в себе все население горящей Северной Африки и арабского мира, но оказывается, что не все страны Евросоюза обладают душевной широтой Берлускони и готовностью к самоотречению. Некоторые этого почему-то совсем не хотят и начинают телоДвижения Против Нелегальной Иммиграции. Возможно, им известен эквивалент русской поговорки про бочку меда и ложку дегтя? Уверен, ради торжества гуманистической идеологи и квазикультурного единомыслия европейцы могут не замечать в меде значительно большую примесь, так сказать, дегтя, но это недолго. Потому что такая толерантность не просто не вкусна, но и опасна для здоровья.

Теперь перейду к медицинской части. Чем отличается психически здоровый человек от психически больного? Если максимально упростить ответ на этот вопрос, отличие будет в том, что душевнобольной утрачивает самокритику. Он перестает объективно оценивать свои мысли, слова, поступки. Больному начинает казаться, что все идеи, появляющиеся у него в голове, – гениальны, все, что он говорит, – совершенно правильно и все, что он делает, – необходимо и прекрасно. 

Мне кажется, что цивилизации, как и люди, могут терять разум и сходить с ума. Вот и красавица и умница Европа, повидавшая на своем веку всякое, рождавшая гениев, таланты, мастеров, первооткрывателей и провидцев, пережившая маньяков, фантазеров и тиранов, похоже, сама начала сдавать...

И вот уже одной «справедливой» рукой она карает кого-то на другом континенте, по сути перенося войну на свою территорию, другой «гуманной» рукой широко приглашает в гости всех и вся, ассимилируя сотни тысяч чужеземцев, автоматически лишая покоя своих собственных граждан и их детей и детей их детей... Она бормочет, она неубедительна, она разваливается и не понимает сама себя... Ни былой взвешенности, ни рассудительности, ни дальновидности... Это похоже на старческое слабоумие с бредом величия, которое неизлечимо. Европа уплывает. Это всегда грустно...

 

Я выключаю странные и какие-то клинические Еuronews. Выхожу из дома. Иду по улице и понимаю, что если мы и похожи на Европу, то самую малость, и то только душевным неблагополучием. А вообще у нас должен быть другой лечащий врач – терпеливый детский логопед-дефектолог, знающий, что такое инфантилизм и патологическое фантазирование... Только он сможет научить членораздельно разговаривать, понимать обращенную речь, держать карандаш, читать по слогам и строить из кубиков.

©
Подписка на Euromag

Вино в субъективе. Русский терруар 21 августа 2015, 13:42

Вино в субъективе. Русский терруар

«Виноградники появились уже и под Самарой, и под Белгородом — не удивляйтесь, если через пару лет услышите о воронежских Пино нуарах» (цитата из статьи...

6 причин полюбить розе 4 августа 2015, 11:45

6 причин полюбить розе

Почему мне симпатично розе (подчеркну, речь только о холодном).

Скрепы. Слово в защиту слова. 17 апреля 2015, 12:36

Скрепы. Слово в защиту слова.

Одни сегодня без конца повторяют слово «скрепы», не переставая смеются над ним и, мягко говоря, иронизируют. Другие напротив, с государственным пафосом в голосе, к...

50 тысяч оттенков красоты 17 февраля 2015, 19:08

50 тысяч оттенков красоты

Искусство не стареет. Если это искусство, оно всегда современно. Даже то, что было создано цивилизацией века назад — не меркнет. Мало того, множеством своих красок...