Борис Эйфман

22 апреля 2014 года, 17:00

«Я - хореограф. Мы работаем с человеческим телом, мы пытаемся понять, познать человеческое тело, открыть тайну человеческого тела и это мне близко»

Борис Эйфман, хореограф и балетмейстер

имя: Борис Эйфман
должность: Хореограф и балетмейстер
компания: Санкт-Петербургский Государственный Академический Театр Балета Бориса Эйфмана
Биография:

Известный российский хореограф и балетмейстер, художественный руководитель Санкт-Петербургского Государственного Академического Театра Балета Бориса Эйфмана, один из немногих, кто продолжает активную творческую деятельность.

Является лауреатом престижных премий «Золотой Софит» и «Золотая маска», Государственной премии РФ, кавалером ордена Искусств и литературы Франции, обладателем звания "Народный артист России", ордена «За заслуги перед Отечеством» (IV, III и II степеней) и многих других наград и титулов.

Среди последних работ хореографа, получивших мировое признание, — «Реквием», «Чайковский», «Я - Дон Кихот», «Карамазовы», «Красная Жизель», «Мой Иерусалим», «Русский Гамлет», «Дон Жуан, или Страсти по Мольеру», «КТО есть КТО», «Мусагет», «Анна Каренина», «Чайка», «Онегин», «Роден».

На прошлой неделе в Лондоне состоялась премьера спектакля Бориса Эйфмана «Роден». Наш колумнист Евгений Ксензенко встретился с великим балетмейстером и поговорил с ним об искусстве, публике и философии. 

Борис Яковлевич, я был вчера на премьере, видел, как восторженно публика восприняла спектакль. Можно ли привыкнуть к таким овациям, которыми постоянно награждают Вас и Ваш коллектив?

Нет, к овациям привыкнуть нельзя и не надо привыкать, но с другой стороны, понимаете, после этих оваций начинается рабочий день, рабочие будни, проблемы и они очень быстро опускают на землю любого художника, особенно руководителя театра. И если ты постоянно находишься в каком-то творческом процессе, то всё новое, которое ты создаешь, оно уже как бы практически не имеет отношения к тому успеху, который ты получил вчера, потому что сегодня новый день, новые проблемы и новые достижения, которые ты должен преодолеть. В общем, я думаю, что это замечательно. Иначе, как говорят, у нас бы просто крыша поехала и ничего бы толкового никто не сделал, и я в том числе.

Почему Вы выбрали именно «Роден» для открытия Лондонских гастролей?

Вы знаете, во-первых, это последняя наша признанная во всём мире премьера. Во-вторых, это спектакль, который как бы говорит о художнике, который принадлежит человечеству. Понимаете, это не французский скульптор. Это личность, которая принадлежит России, Англии, Америке, Франции. Это человек, который создал шедевры, которые обогатили мир, обогатили общество. И это мне лично очень близкий человек как скульптор. Я хореограф, мы работаем с человеческим телом, мы пытаемся понять, познать человеческое тело, открыть тайну человеческого тела и это мне близко.

Потом история Родена мне близка, потому что в нём есть очень важная для меня тема. Тема жертвы творца, которую он приносит для создания своих шедевров. История Родена и Камиллы Клодель, их любовь, их творчество совместное, оно с одной стороны - действительно обогатило мир выдающимися произведениями искусства, а с другой стороны - эта история одна из самых трагичных историй взаимоотношений мужчины и женщины, взаимоотношения двух художников. Это история, которая сопровождалась любовью, страстями, ревностью и безумием. Поэтому это близкая мне и балетному театру история.

Сюжет расплаты гения за талант. Вы считаете, что за всё в жизни приходится платить? Даже за талант?

Таланту, прежде всего, потому что, понимаете, талант - это человек, который должен, как говорил Микеланджело: чтобы создать шедевр, нужно отсечь всё лишнее и получишь великолепное произведение искусства. Вот талант - это человек, который всё свою жизнь должен постоянно отсекать всё лишнее, что мешает ему сотворить великое. А лишнее это бывает иногда и человеческие отношения, и человеческие судьбы.

То есть иногда приходиться резать по живому, чтобы в конечном итоге добиться создания этих шедевров. И жертвы, которые приходится преодолевать, это конечно, колосcальные жертвы. А главное - это постоянная борьба с самим собой, это постоянный диалог с самим собой, понимаете, поединок с самим собой. И это конечно, очень изнурительный, очень тяжёлый, долгий путь. Как говорила Ахматова: «если бы знать, из какого сора рождаются стихи, не ведая стыда». Это очень близкая мне тема и она очень характерна для многих художников и, в частности, для Родена.

Довольны ли Вы, как прошла премьера спектакля?

Да, я в общем, очень доволен, как приняли зрители спектакль. Потому что, конечно, когда приезжаешь в какую-то новую столицу, новые зрители, конечно, каждая новая встреча - это экзамен, это новая премьера, поэтому никогда не знаешь, что можно ожидать. Я очень волновался, потому что лондонская публика - она очень воспитанная, изысканная. Она видела всё лучшее, что сегодня создаётся в мире, и всё, что создавалось в прошлом мире, и поэтому, конечно, её оценка очень важна. Тот приём, который мы получили вчера, говорит о том, что, в общем-то, 37 лет творческой жизни моего театра прошли не зря.

Действительно, часто применительно к Лондону говорят «избалованная публика». Волнует ли Вас избалованность публики, её искушённость?

Нет, вы знаете, наоборот, меня очень стимулирует искушённая публика. Потому что я люблю очень достойных противников. Конечно, я люблю свою публику. Но всё равно любая публика, приходящая в твой зал, это противник, которого ты должен одолеть, победить. Ты должен привлечь его своим искусством, сделать его соучастником этого зрелища. Это очень трудно сделать, особенно первую половину действия, но в конечном итоге нам это удаётся, потому что в общем наше искусство обращено к зрителям, оно обращено к людям, оно не само по себе, оно не внутри себя. Эта та эмоциональная энергетика, которая вырывается со сцены в зрительный зал.

Понимаете, публика сегодня должна оторваться от интернета, от телевизора, от многого того, что сегодня людей, так сказать, затягивает. Потерять время, потерять деньги, прийти в балетный театр. Для чего? Ради чего? Она должна прийти, чтобы получить то, что она не может получить нигде. Это общение, живое общение с человеческим телом, с его энергией, с его эмоциями, потому что человеческое тело это удивительный инструмент передачи особой эмоциональной энергетики. Это удивительный инструмент познания души человека, и умение владеть этим инструментом, человеческим телом, оно, конечно, очень сильное оружие общения с людьми. Это такое шаманство. Поэтому одна из причин востребованности нашего театра, его популярности в мире, - это то, что люди приходят за тем, что они нигде в другом месте не получат. И это очень важный момент.

Более того, мне очень радостно, что люди приходят увидеть новый русский балет, потому что все знают классический русский балет, все любят классический русский балет, и когда говорят русский современный балет, конечно, есть такое отторжение. Современный балет - это где-то Америка, Европа, но с Россией современный балет как-то не очень ассоциируется. И вот на протяжении уже многих лет мы обращаем мировую публику в новую веру. Они уверовали в то, что в  России сегодня не только хранят шедевры классики, но и создают такое новое успешное востребованное искусство балета.

Получается, что от нашего русского балета ждут классической школы, что сложился миф уже, как в Голливуде - если русский, то обязательно в шапке и со стаканом водки?

Есть такое стереотипное ожидание, что русские должны показывать только классику и не должны лезть в другие сферы. Но наша задача, наша миссия в мире именно в том, чтобы разубедить. Именно чтобы вовлечь нашего зрителя в сферы современного балетного театра, рождённого в Петербурге.

Насколько балет может через пластику передать философские проблемы, которые волнует человечество?

Вы знаете, на мой взгляд, возможности современного балетного театра безграничны, но всё зависит от степени таланта хореографа, от степени таланта артиста и так далее. Балетному театру не нужно ставить по романам, допустим, по сюжетам телефонной книги, но всё что касается души человеческой, всё что касается внутреннего мира, всё что касается его такого, я бы сказал, интерьерного состояния, то это конечно, достигается возможностями балета, и это то, чем должен заниматься современный балет.

Я думаю, что в этом направлении наш театр преуспел. Мы открывали неизвестное в известных романах классических русских, западных. Мы открывали новый лик известных деятелей и культуры, и истории и так далее. То есть мы пытались вообще открыть новые возможности балетного театра. Показать, что это не только искусство, которое может поражать какой-то красотой линий и так далее, а это искусство, которое может сегодня рассказать языком тел то, что невозможно выразить словами.

Язык человеческого тела - это уникальный инструмент познания мира, а главное - познание человека. Более того, это язык будущего, потому что язык тела не имеет языкового барьера. Он понятен людям разных культур, национальностей, вероисповеданий. Это то искусство, которое направлено на интеграцию людей разных культур. И это очень перспективное, очень современное искусство, которое в 21 веке, если оно будет правильно развиваться, будет очень востребовано и высоко оценено.

Выражать чувства языком тела - это такое погружение в подсознание зрителей?

Частично. Понимаете, я бы не хотел так глубоко философствовать на эту тему. Потому что очень многое работает в подсознании, а это значит, что есть какие-то элементы необъяснимые. Сейчас расщеплять это всё и начинать анализировать, откуда что всё происходит, я просто ошибусь или введу Вас в заблуждение, потому что очень многое делается на интyитивном уровне. Это невозможно описать. Для этого есть дар Божий. Что такое дар божий? Это способность проникать в какие-то глубокие слои психики, может быть, способность проникать в слои каких-то предшествующих эпох.

Я думаю, что и наука сейчас не может определить точно, что есть талант, на какую полку это поставить, как это определить. Я думаю, это какая-то особенная способность человека, какая-то субстанция, которая дана человеку. Человеку с ней очень трудно жить, потому что человек понимает, что ему что-то дано, и он должен что-то реализовать, но что конкретно? Очень мало кто понимает, и когда понимает, готов пожертвовать своей жизнью ради реализации этого дара, тогда получается счастливый случай.

Многие познают, но не способны, не хватает просто силы воли преодолеть свою человеческую слабость, чтобы реализовать. Получается трагедия, а многие просто вообще проживают счастливую жизнь и как-то даже не заметили, что Бог им дал. Каждый случай очень индивидуален. Мне повезло в том, что я очень рано ощутил способность быть хореографом, очень рано сконцентрировался на этом и очень рано начал развивать эту способность, как бы отсекая всё лишнее, пошёл по этому пути.

Борис Яковлевич, Вы исследуете человеческие души уже столько лет. К каким выводам приходите? Кто мы? Какие мы?

Вы знаете, не совсем правильно «изучаю человеческую душу». Я не знаю, можно ли это назвать изучением. Я просто погружаюсь постоянно в силу специфики моей личности и моего такого пристрастия в творчестве, я погружаюсь вот в эту тайну человека, в его духовный мир. Я погружаюсь для того, чтобы в нём открыть для себя какие-то новые знаки, новые открытия что ли в своей сфере. Я просто живу в этом. Я не изучаю. Изучение - это что аналитическое, отстранённое. Я просто в этом нахожусь, постоянно живу, это очень сложно. Язык - это что-то искусственное, что-то созданное человечеством, а вот язык тела - это очень естественное.

Человек начинает танцевать где? В утробе матери. Понимаете, он начинает выражать свои эмоции, двигаясь уже там, в утробе матери. Поэтому я – человек, который занимается всю жизнь движениями человеческого тела, это значит, что я всю жизнь пытаюсь понять, что провоцирует то или иное движение, что предшествует внутри человека тому или иному движению. И это тайна, которую может быть кто-нибудь когда-нибудь откроет, я её, конечно, не открыл, но я в этом направлении работаю, мне это интересно. Познание человека, его внутреннего мира через те внешние признаки выражения, через движения человеческого тела.

Если вы спрашиваете, кто мы. Я не знаю. Мы все очень разные. Вот мы сидим с Вами разговариваем. Вы это Вы, я это я. То что мы находим с Вами общий язык, это большое счастье, то что мы находимся в каком-то доброжелательном расположении к друг другу - это большое счастье. Многие люди уже определённо настроены антагонистично к друг другу, очень противоречиво. Люди очень и очень разные. Они собраны, на мой взгляд, из разных племён, такое ощущение, что они прилетели из разных планет и вот их собрали на планете Земля. Если говорить о том, кто мы в плане личности, на мой взгляд, человек - это существо Божье, конечно, но это такой большой эксперимент, который был создан, и он ещё не доведён до конца. Мы находимся в глубоком процессе доразвития.

Если бы мы были более развиты, то в конечном итоге мы бы находили общие интересы, я имею в виду общие глубинные интересы, а у нас как ни странно нет такого интереса. Мы наоборот, обособляемся, локализируемся. И вот, как ни странно только высокое искусство может объединить людей нашей планеты, и оно объединяет. А вот высокое искусство - это уже надчеловеческое. Это то, что дано человеку свыше, и оно всё-таки начинает людей объединять. Всё-таки над нами есть что-то такое, что, может быть, такие творческие личности какие-то сигналы получили, но ещё люди до этого не дошли. И поэтому нужно беречь тех людей, которые получают эти знаки, которые дают нам возможность почувствовать себя людьми и почувствовать какую-то общность того, что называется человек.

Какой балет вам интересен?

Трудно сказать. Я пытаюсь, конечно, смотреть всё, что сегодня появляется по возможности, конечно. Но я не посещаю спектакли, а стараюсь смотреть в интернете. Не могу сказать, что меня очень многое сегодня восхищает, радует. Я очень озабочен новым поколением хореографов, которые для себя так и не открыли пока всю важность нашего искусства, всю значимость. Это не миссионеры, это не люди, осознающие всю степень и ответственности, и привилегии, которую дал им Господь, для того чтобы этим языком говорить с людьми. Это же действительно миссионерство. Ты открываешь занавес и в зале две тысячи человек, и ты начинаешь с ними говорить без слов на языке движения, на языке танца. И ты их завораживаешь, как-то привлекаешь, они становятся твоими фанатами, твоими последователями.

Это очень серьёзное искусство, очень серьёзное, такое шаманское, а молодые хореографы сегодня этого не понимают, не чувствуют. Я думаю, что тот театр Дворец Танца, который мне обещает построить правительство, я очень надеюсь, что он станет в первую очередь таким центром современного мирового балета, который бы дал возможность открыть для зрителя и прошлое, и настоящее, и конечно, будущее, а будущее - это как раз создание какой-то студии-лаборатории, где молодые хореографы могли бы открывать для себя возможности совершенствования, возможности для практики и становились мастерами. И это моя важная задача, которую я себя ставлю. Если Дворец Танца будет открыт, то он стал бы именно тем центром, который бы открыл миру и новые имена хореографов, и новых звёзд балета, и вообще дал бы возможность людям разных направлений искусства и профессионалам, и любителям жить танцем и радоваться жизни.

Помните, своё первое впечатление, когда Вы приехали в Лондон. Каким оно было?

Вы знаете, это, по-моему, было в 91-92 году. Конечно, для каждого человека есть какие-то города, в которых он мечтает побывать. Остап Бендер мечтал быть в Рио-де-Жанейро на пляже. Я, честно говоря, мечтал о Париже, о Иерусалиме. Конечно, Лондон был один из приоритетных городов, куда хотелось приехать. Это мировая история, это город Шекспира, это город великих потрясений, великих реформаций и так далее. Это город очень интересный. Я, конечно, был очень очарован этим городом. Я и до сих пор люблю его, приезжаю сюда с большой радостью. Есть несколько городов в мире, которые я люблю. Лондон один из них.

Конечно, редко бываю здесь и имею возможность просто погулять по городу. В нём есть какая-то величавость архитектурная, такая историческая стать, имперская стать, а с другой стороны - это город для людей - он не подавляет. В нём огромное количество парков, замечательных, ухоженных парков, и видно, как лондонцы сами любят свой город, и как это всё чисто, как аккуратно - это высокая культура. С одной стороны много дворцов, масштабной архитектуры, а с другой - много зелени. Это гармония, баланс имперских амбиций и отношения к человеку. Именно как к человеку, которому нужно в этой империи жить, и растить детей. И вот этот баланс очень правильно выстроен в Лондоне.

Несмотря на то, что балет в Лондоне имеет не такую долгую историю - он возник где-то 100 лет назад, как профессиональный вид искусства, но с другой стороны - он получил колоссальную популярность здесь. Здесь сильны влияния русской школы в Лондонском балете. В основном, педагоги первые были все русские, влияние Дягилева очень мощно было. Такие наши балетные традиции здесь очень сильны, но с другой стороны они сумели эти традиции очень умно впитать в себя и создать свой английский балетный стиль. Это очень правильно, очень талантливо, взять какую-то базу, какую-то модель, какую-то систему и создать что-то близкое, эмоциональное, своё, поэтому здесь публика образованная, эрудированная и она, конечно, понимает и может оценить объективно, если можно так сказать.

Борис Яковлевич, Вы очень хорошо выглядите. Как Вам это удаётся при такой самоотдаче и сопереживании судьбам своих героев.

Выгляжу хорошо? Это для меня что-то новое. Мне кажется, я один из тех людей, которые вообще не думают об этом. Понимаете, я же говорил, что 7-8 часов провожу в балетном зале. Это молодые тела, молодые люди. Я не вампир энергетический, нет. Я так не считаю, но сама форма жизни она требует движения, а движение - это жизнь, а жизнь - это молодость, понимаете. Это всё как-то взаимосвязано. Я нахожусь в творческом процессе постоянно и чем больше работаю, тем лучше я выгляжу, потому что это очень взаимосвязано.

Бывают моменты, когда я не работаю. Это, конечно, меня наоборот, как-то, знаете, опускает. Я расслабляюсь, может быть, и старею в этот момент. Мы живём всё-таки не годами, а той внутренней энергией, которая в нас есть: какая разница, сколько нам лет. Я видел молодых людей уже стариков, совершенно разбитых, это люди, которые уже потеряли связь с миром. Мы живём энергией, а моё искусство зиждется на энергии, эмоциональной энергии, поэтому я полон той эмоциональной энергии.

Ну конечно, Господь мне дал эту энергию, дал возможность подпитываться, компенсировать, потому что я затрачиваю очень много. Удивительно, что я ничего не коплю и наоборот я отдаю, как будто в последний раз всегда. Во-первых, потому что не знаешь, когда этот раз наступит. Просто я привык, что по жизни я отдаю всё, я очень эмоционально работаю. Любую репетицию веду на полной отдаче, но видимо, это и нужно, чтобы был обмен постоянный.

Чем больше ты отдаешь, тем больше ты получаешь. То есть чем больше ты освобождаешь внутреннего пространства, тем больше сразу же тебе что-то приходит, обогащение какое-то комплексное, большое. Если ты жалеешь, ты отдаёшь чуть-чуть и ты чуть-чуть получаешь. У тебя происходит застой, и этот застой приводит к какому-то одряхлению, вы знаете, это как вода, застой воды. Нужно всё время обновление.

Так и здесь - обновление крови, обновление энергии, обновление всего. Для этого необязательно должно быть обновление женщины. Необязательно. Я живу со своей женой очень много - уже более 30 лет вместе и у нас единая семья. Мы сейчас говорим о каких-то внутренних ощущениях. И вот внутренние ощущения - ты должен всё время отдавать, отдавать как можно больше. Освобождать, выплёскивать из себя, выдыхать то, что внутри тебя лежит. И обязательно этот обмен будет происходить, а раз будет происходить обмен, значит ты будешь постоянно обновляться.

Честно говоря, я об этом не думал, сейчас Вы спросили, начал думать. Этот обмен, постоянная циркуляция свежей энергетики и даёт ощущение такого не очень дряхлого существа как я. Но это от того, что я вообще не ощущаю, сколько мне лет. Конечно, я не могу уже так прыгать, девочек поднимать, как я раньше показывал движения, но внутренне я больше скажу - я сейчас меньше сам прыгаю на репетициях в силу возраста - раньше я всё показывал сам, но фантазия стала гораздо более эффективной, более интересной.

Я не примеряю всё на своё дряблое тело, а просто я живу в мире своих фантазий, а фантазии они просто безграничны в любом возрасте, поэтому сегодня, как ни странно, чем старше я становлюсь, тем более изысканная, технически оснащённая, более изобретательная моя хореография. Это поразительно. Я желаю всем нам, вам жить полноценной эмоциональной жизнью. Жить на взлёте - тогда всё будет хорошо!

Подписка на Euromag

Что посмотреть в кино в декабре 1 декабря 2016, 16:43

Что посмотреть в кино в декабре

От красоток-медиумов до байопика про Жака-Ива Кусто – рассказываем, что посмотреть в кино в преддверии новогодних праздников.

День Святой Люсии в Выборге 25 ноября 2016, 14:00

День Святой Люсии в Выборге

17 декабря в Выборгском замке состоится празднование Дня святой Люсии. Сюда праздник пришел из Швеции, где он отмечается уже несколько веков.

Эти несносные итальянцы 23 ноября 2016, 14:00

Эти несносные итальянцы

Самые галантные, лучшие любовники, самые стильные… Какими только эпитетами не награждают итальянцев! Принято считать, что Италия ­– рай, а итальянцы &ndash...

Европейские вина-незнакомцы 21 ноября 2016, 16:04

Европейские вина-незнакомцы

Как выбирают вино? Обычно ориентируясь на страны и регионы, которые у всех на слуху. В Старом Свете все проторенные винные дорожки ведут во Францию, Италию и Испанию...