Рокко Форте

19 июня 2012 года, 12:00

«Мы не намерены останавливаться на 13 гостиницах в Rocco Forte Hotels. В зоне моего внимания – Париж, Нью-Йорк, Москва, Милан и Венеция».

Рокко Форте, владелец сети отелей класса люкс Rocco Forte Hotels

имя: Рокко Форте
должность: владелец сети отелей класса люкс Rocco Forte Hotels
компания: Rocco Forte Hotels
Биография:

В отельном бизнесе - с конца 1960-х. В 1994 году господину Рокко Форте присвоен титул рыцаря за заслуги в сфере туризма Великобритании. Сеть Rocco Forte Hotels, основанная в 1996 году, является на сегодняшний день одной из лучших в мире.

Лондонец Рокко Форте, владелец сети отелей класса люкс Rocco Forte Hotels, в числе которых, в частности, петербургская «Астория», римский Hotel de Russie, лондонский Brown’s, эдинбургский Balmoral и флорентийский Savoy, преуспевает в сферах деятельности, требующих выдержки, выносливости и стратегического мышления. Уступив конкурентам транснациональный отельный холдинг, основанный отцом, в 1996 году свой гостиничный бизнес Рокко Форте начал с нуля, создав коллекцию, где каждый из отелей является воплощением элегантности.

В интервью петербургскому обозревателю журнала EUROMAG Галине Столяровой 67-летний Форте рассказывает о том, как победил сицилийскую бюрократию, хлопнул дверью на чемпионате по фехтованию, какие преимущества извлек из позднего старта своей отельной империи, и делится планами по завоеванию Америки, Европы и Ближнего Востока.

Мы говорим с Вами в Санкт-Петербурге в разгар сезона белых ночей, когда отели города переполнены. Но туризм в Петербурге остается сезонным – в отелях немноголюдно не только в дождливом октябре и промозглом феврале, но даже в декабре-январе. Почему, на Ваш взгляд, одному из самых красивых городов мира не удается преодолеть сезонность?

Даже в Венеции власти города стараются организовывать в течение года яркие фестивали, события, которые могут привлечь туристов. Так поступают и в других европейских городах, когда хотят сделать ставку на туризм. В Петербурге же, похоже, полагают, что архитектурных красот и музеев будет достаточно. Это ошибочный подход: туристы будут откладывать поездку в город, выбирая актуальные события – фестивали, спортивные соревнования.

«Астория» готова поддержать любой достойный проект. Кстати, мы с художественным руководителем Мариинского театра Валерием Гергиевым уже объединили в свое время усилия по продвижению Международного фестиваля балета «Мариинский», который проводится каждый год ранней весной.

В каждом городе, где Вы владеете отелями, Вам приходится взаимодействовать с местными властями. С чиновниками какой страны тяжелее всего работать? Можно ли превзойти российскую бюрократию?

История с открытием отеля Verdura Golf&Spa Resort на Сицилии стала настоящим кошмаром, обошедшимся мне в 130 млн фунтов.

Сицилия – особый мир, я бы сказал, это государство в государстве, не только со своими законами, но и весьма своеобразным менталитетом. На этом острове царит консерватизм, и когда общаешься с чиновниками, создается ощущение, что перемены там не только не приветствуются, а даже не рассматриваются. Устоявшийся порядок вещей всех устраивает, и пробиться сквозь эту стену непонимания было очень трудно.

Сицилийские чиновники – влиятельная и очень многочисленная каста. Их на острове в десять раз больше, чем, например, в Ломбардии, и всем есть, чем заняться. Каждый найдет, что возразить вам. Население в целом тоже не менее норовистое. Мы провели более 70 переговоров с владельцами участков земли на территории нашего будущего отеля. Казалось, этой истории не будет конца. Но боролись мы не зря – безжизненный кусок побережья превратился в настоящий оазис с двумя полями для гольфа, спроектированными лучшим в мире специалистом в этом вопросе Кайлом Филипсом.

Вы как-то согласились с главой экологической партии в Риме, назвавшим своих сицилийских коллег итальянским Талибаном. Почему Вы разделили такое сильное сравнение?

Наше противостояние было сравнимо по ярости и накалу с военными действиями. Каждое слово противоборствующих сторон немедленно попадало в прессу и как следует муссировалось. В какой-то момент я подумал, что история затянулась и пора признать свое поражение, но сумел взять себя в руки. Результатом я горжусь.

Ваши спортивные достижения снискали Вам не меньшее уважение, чем профессиональные успехи. Как Вы открыли для себя триатлон?

По чистой случайности. В середине восьмидесятых я пристрастился к марафонскому бегу, старался не пропускать Лондонский марафон. И вот как-то я поехал с друзьями поохотиться в Шотландии. Произошел несчастный случай, и я повредил ахиллово сухожилие. Возвращаться домой не хотелось, застольные удовольствие меня не особенно интересовали – не за тем я туда ехал. Мне пришла мысль купить велосипед, и вот я заехал навестить знакомого управляющего в отеле Balmoral, который и предложил мне поучаствовать в ближайшем соревновании. Я загорелся этой идеей. По правде сказать, поначалу мне просто хотелось обставить своего приятеля – что мне, к слову, удалось – но потом я втянулся.

Неужели этот вид спорта приносит удовольствие?

В триатлоне вкус состоит в том, чтобы правильно рассчитать свои силы на дистанции. Например, в одном из соревнований в Германии я вышел из бассейна 45-м, но затем нагнал и перегнал соперников, финишировав 13-м!

Тренироваться нужно каждый день, а проводить холодное зимнее утро в бассейне, прямо скажем, не самое приятное на свете занятие. Но вот велопрогулки приносят ни с чем не сравнимое удовольствие. У нашей семьи есть имение возле Гилдфорда, и там фантастические ландшафты. В конце концов, думаю, что со временем закончу с триатлоном и полностью перейду на велосипед.

Кстати, могу сказать, что вот уже два месяца не тренируюсь, расслабился, и, признаться, мне это пришлось очень по вкусу.

В двадцать с небольшим в знак протеста против несправедливого судейства Вы с шумом покинули соревнования по фехтованию, лишив себя тем самым реальной возможности войти в состав олимпийской сборной Великобритании. Как Вы сегодня оцениваете этот свой шаг?

Что и говорить, я был неправ. Я входил в состав команды Оксфордского университета, и в тот злополучный день мы играли квалификационный матч против Кембриджа. В то время спортсмены сражались на обычных саблях, и при подсчете уколов полагались только на внимание судей. Мне не засчитали несколько уколов, и я в сердцах хлопнул дверью. Был просто вне себя, а нужно было остыть, подумать, что в следующий раз та же система даст преимущество мне. Сегодня, когда спортсмены используют электрические сабли, и каждый укол фиксируется автоматически, такая проблема в принципе возникнуть не может. Выступал я, кстати, довольно неплохо, и, кто знает, если бы я не вспылил тогда, возможно, жизнь сложилась бы иначе.

За что вы готовы себя похвалить?

За то, что не сдался. Не скис, сумел все начать сначала. И, конечно, за то, что у меня это вполне достойно получилось.

Вы возглавляли совет директоров компании Forte Group – транснационального отельного холдинга, созданного Вашим отцом, лордом Чарльзом Форте в 1934 году. В Вашем ведении находились более 800 гостиниц и 1 000 ресторанов в более чем 5-и странах мира. В 1996 году Вам пришлось уступить бизнес холдингу Granada, который впоследствии раздробил компанию, пустив отдельные отели с молотка. О чем вы сильнее всего сожалеете, вспоминая о потере компании?

Холдинг Granada обошелся со своим приобретением довольно бездарно. Конечно, обидно, что распалась созданная отцом превосходная компания с хорошим потенциалом, без преувеличения, одна из лучших в мире отельных цепочек. Но, должен сказать, что руку к ее развалу приложили в первую очередь новые хозяева. Именно им пришла в голову идея разбить компанию на мелкие сегменты и распродать по частям. Типичный пример упущенного шанса.

Однако, собственно говоря, в широком смысле потеря далеко не всегда означает конец. Отступление не равно поражению, если, конечно, Вы сами так его не рассматриваете.

Оглядываясь назад, что бы вы сделали иначе?

Мне действительно жаль, что я не оказался у руля на десять лет раньше, чем это произошло. Зря я откладывал. Ситуация на рынке гостиничного бизнеса тогда была гораздо более благоприятной и предоставляла больше возможностей. Но у позднего старта есть свои преимущества: вы знаете все входы и выходы, вам известны все расклады, вы проанализировали свои ошибки. Вопрос лишь в том, насколько вы способны увидеть собственные возможности.

К каким городам Вы сегодня присматриваетесь?

Меня очень интересует Ближний Восток. Инвесторов там и своих в избытке, и нам предлагают брать отели в управление. В этом году открылся отель в Абу-Даби, на подходе – Джедда и две гостиницы в Египте (в Луксоре и Каире). Кроме того, мы, разумеется, не намерены останавливаться на 13 гостиницах в Rocco Forte Hotels. В зоне моего внимания – Париж, Нью-Йорк, Москва, Милан и Венеция. Конкретные проекты я обсуждать пока не готов. Нужно дождаться стоящего предложения. Моя мечта открыть отель в Лондоне осуществилась лишь спустя шесть лет. Мне нравится восточная пословица: «все приходит вовремя к тому, кто умеет ждать».

©
Подписка на Euromag

Германия требует новых санкций 29 ноября 2016, 10:00

Германия требует новых санкций

Немецкие депутаты потребовали от правительства страны и руководителей Евросоюза ввести новые санкции в отношении России. Они считают, что действия России в Сирии недопустимы...

День Святой Люсии в Выборге 25 ноября 2016, 14:00

День Святой Люсии в Выборге

17 декабря в Выборгском замке состоится празднование Дня святой Люсии. Сюда праздник пришел из Швеции, где он отмечается уже несколько веков.

ЕС против политики Кремля 24 ноября 2016, 10:00

ЕС против политики Кремля

Депутаты Европейского парламента приняли резолюцию, призывающую к борьбе с антиевропейской пропагандой Москвы. Европарламент призвал власти ЕС принять меры по защите и...

Россия вышла из суда в Гааге 16 ноября 2016, 16:00

Россия вышла из суда в Гааге

Российская Федерация вышла из состава Международного уголовного суда в Гааге. Соответствующее распоряжение подписал президент страны Владимир Путин. Как пояснил МИД РФ...