inoСМИ: Евросоюз проигрывает Восток России

Вынесенный Алесю Беляцкому приговор на 4,5 года лагерей – это очередное доказательство того, что европейская политика в отношении Белоруссии и в известной степени Украины умирает на наших глазах. Без шансов на ее реанимацию.

Режим Александра Лукашенко делает, что ему вздумается, потому что ему пока не нужен европейский пряник (к тому же с его точки зрения сомнительный). Ведь у него вновь есть сильный покровитель: Россия. Над кнутом же он лишь смеется, так как европейские финансовые и визовые санкции против чиновников оказались не слишком обременительными. Лукашенко совершенно не пугает дальнейшая изоляция, поскольку во многих странах его и так уже воспринимают как прокаженного. А к словам осуждения и воззваний он давно глух.

«Политика в отношении Белоруссии неэффективна. Ситуация плохая, но не нужно терять надежды», - говорит в беседе с Gazeta Wyborcza евродепутат от партии «Гражданская платформа» (PO) и бывший глава комиссии по иностранным делам Европарламента Яцек Сариуш-Вольский (Jacek Saryusz-Wolski).

Козырь Европы в стратегии привлечения к себе Белоруссии и Украины – привлекательность европейской модели, благосостояния и демократии. Альтернативой ему является устаревшее цивилизационное предложение России. Украинцы и белорусы, мечтая о хорошем и перспективном обучении для своих детей, все чаще думают не о Москве, а о вузах в какой-нибудь из стран ЕС. Даже многие люди из рядов власти наверняка бы предпочли, чтобы их дети жили в открытой и благополучной Белоруссии и могли путешествовать по Европе без паспортного контроля.

Но Лукашенко отмел такую модель. Он решил, что важнее остаться. Год назад главы МИД Польши и Германии, Радослав Сикорский (Radosław Sikorski) и Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle), убеждали белорусского президента не фальсифицировать декабрьские президентские выборы. Как это метко сформулировал Сикорский, цель визита в Минск была дать Белоруссии ясно понять, что она является европейской страной, где могут работать европейские стандарты демократии и защиты прав человека, в т.ч. прав национальных меньшинств. Сикорский и Вестервелле соблазняли Лукашенко, в частности, обещаниями кредитов от европейских финансовых институтов и доступом к средствам ЕС. Из неофициальных источников известно, что эта помощь могла составить полтора миллиарда евро.

Как можно сравнить несколько сотен миллионов евро из бюджета «Восточного партнерства», поделенные между шестью государствами программы, которые можно получить на определенных условиях и в отдаленной перспективе, с несколькими миллиардами долларов, которые точно даст Москва? Как выглядит отдаленная возможность ассоциации с ЕС (о членстве никто даже не говорит) в сравнении с выгодами, проистекающими из все более тесного экономического сотрудничества с Москвой и из участия в Таможенном союзе (Россия, Белоруссия, Казахстан), который вскоре превратится в единое экономическое пространство?

Сейчас Россия дает Белоруссии гораздо больше, чем европейские мечты: дешевый газ, благодаря которому режим наверняка выстоит в экономический кризис, а общество переживет зиму; и открывает московский рынок для белорусских товаров, которых никто наверняка не купил бы на Западе.

Аналогичное российское предложение ждет и Украину, стоящую одной ногой на Востоке, а другой на Западе. Впрочем, семь лет тюрьмы, которые дали бывшему премьеру, а ныне лидеру оппозиции Юлии Тимошенко якобы за злоупотребления при подписании газового контракта с Россией в 2009 году, показывают, что президент Виктор Янукович уже, пожалуй, махнул рукой на предложения Запада.

Минск и Киев многие годы балансировали между Россией и Западом, боясь, что давняя советская метрополия может получить на Украине и в Белоруссии слишком большое влияние. Москва, если бы она только могла, отодвинула бы Лукашенко и связанные с ним элиты от власти, а на Украине покусилась бы на интересы олигархов из восточных регионов, которые защищают независимость, опасаясь за свое имущество и влияние.

Хотя Европа может пока играть как на привлекательности своей цивилизационной модели, так и на страхе Минска перед тем, что его проглотит Москва (а Киева, что она получит доминирующую позицию в его экономике), России уже удалось обезоружить восточную политику Евросоюза, одним из соавторов которой была Польша. Какие могут быть претензии к Путину: он просто с холодной последовательностью воплощает в жизнь свои неоимперские планы. В 2008 году, посылая в Грузию танки, он продемонстрировал миру, что способен защищать российские сферы влияния, а сейчас «мирными методами» занялся Белоруссией и Украиной.

Евросоюзу не хватило самоотверженности и последовательности и даже, скажем прямо, убежденности в своих действиях, чтобы вести настоящую борьбу за Киев или Минск. Сейчас ЕС охвачен кризисом евро и у него нет ни политической силы, ни средств, чтобы перебить предложение России. Как объясняет Яцек Сариуш-Вольский, самая большая проблема в том, что сейчас ЕС не способен даже предложить этим странам перспективу членства, т.е. цель, которая бы их по-настоящему мобилизовала.

Что можно сделать? Ужесточить санкции, распространить их хотя бы на предприятие Белнефтехим, активно торгующее с Западом продуктами нефтепереработки. Это было бы болезненно для режима и отчасти для ЕС, но в долговременной перспективе могло бы дать ожидаемые результаты.

ЕС должен также продолжать финансовую поддержку белорусской оппозиции и инвестировать в развитие гражданского общества как в Белоруссии, так и на Украине. Инструментом может стать другая одобренная Евросоюзом польская идея – Европейский фонд поддержки демократии (European Endowment for Democracy).

Если кто-то и может изменить режим в Белоруссии и отношение киевских властей к интеграции – то это простые люди. «Игра за Восток продолжается, но это долгий путь, который займет годы», - считает Сариуш-Вольский.

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также
Share
0
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Загрузка...
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?