Ведомости: Sotheby's и Christie's проведут ювелирные торги в один день

Главные ювелирные торги сезона Sotheby's и Christie's проводят в Женеве в один день. «В этом нет ничего удивительного, — говорит старший директор Sotheby's, ведущий международный специалист по ювелирному искусству Даниела Маскетти, — как правило, оба аукционных дома стараются устраивать свои торги в схожие даты — для удобства посетителей». Однако общее у этих аукционов не только место и время. И там и там представят частные коллекции (кстати, одинаковые и по размеру — по 70 предметов). Кроме того, в обоих случаях «костяк» коллекции — изделия не очень известных ювелиров: Сьюзан­ Бельперон (Sotheby’s) и Жоэля Розенталя (Christie's).

Sotheby's выставит 70 украшений, принадлежавших ювелиру Сьюзан Бельперон (пик карьеры ювелира пришелся на 1930-1940-е годы). Там будут несколько вещей Cartier, Faberge, которые Бельперон получила в подарок. Или, например, недорогая, но любопытная вещь (эстимейт $1,5-2 тыс.) — золотой зажим для документов, подарок Жана Кокто. Он сделан в виде объем­ного факсимиле текста, написанного почерком поэта: «Не плачь, я вернусь».

Но большая часть предметов сделана самой Сьюзан Бельперон, включая и ее обручальное кольцо в африканском стиле (1923). «Впервые мы выставляем на торги такую большую коллекцию, владелец которой ювелир. И впервые это полное собрание изделий Сьюзан Бельперон, — рассказала “Пятнице” Даниела Маскетти. — Сделанные ею украшения сегодня большая редкость. Дело в том, что у нее никогда не было собственного магазина (только ателье) и она никогда не “подписывала” свои работы. Во второй половине XX века имя Бельперон было практически забыто. Пока в 1987 году несколько ее украшений, принадлежавших герцогине Виндзорской, не выставили на аукцион». В 1930-е годы стиль Бельперон казался авангардным, иногда странным. Асимметрия, использование хрусталя или жемчуга в одном украшении с бриллиантами, а платины и палладия наряду с золотом — сегодня это не кажется чем-то необычным, но Бельперон была первой, кто стал так делать, уверяет Маскетти. Также Бельперон экспериментировала с огранкой: брошь-цветок имеет бриллиантовые лепестки разных форм (эстимейт $40-50 тыс.), кольцо из агата инкрустировано треугольными бриллиантами ($20-30 тыс.).

Коллекция, которую выставляет Christie's, принадлежит Лили Сафра, вдове Эдмонда Сафра, банкира и основателя благотворительного фонда, которым теперь ведает госпожа Сафра (выручка от торгов пойдет на благотворительные цели). Как и в случае с торгами Sotheby's, основа коллекции — изделия ювелирного ателье с не очень известным именем. «Это самая крупная подборка изделий ювелирной компании JAR из когда-либо появлявшихся на торгах», — говорит Франсуа Кюрьель, глава международного ювелирного департамента Christie's. Жоэль Розенталь, основатель компании JAR, использует в своей работе ту же тактику, что и когда-то Сьюзан­ Бельперон: «Розенталь избегает рекламы, у его магазина нет витрины, нет сайта, и производит он не более 70 изделий в год, каждое в единственном экземпляре, и за ними люди встают в длинные листы ожидания», — рассказал «Пятнице» Кюрьель. Первый раз украшения JAR возникли на аукционе в 2006 году, на распродаже коллекции актрисы Эллен Баркин. «А в декабре прошлого года на торгах коллекции Элизабет Тейлор это был успех. К примеру, платиновое кольцо в виде сердца, которое Жоэль подарил Тейлор на 70-летие, с эстимейтом 8 тысяч долларов, ушло за 158 тысяч», — вспоминает Кюрьель. На предстоящем аукционе изделия JAR уже имеют эстимейты по несколько сотен тысяч долларов: так, клипсы с сапфирами, рубинами и бриллиантами (1987) оцениваются в $250-500 тыс. А рубиновая брошь в виде камелии (2003) — в $1,2-1,5 млн.

«Очевидно, сегодня у аукционных домов есть желание внедрить новые (или хорошо забытые) старые имена. Это напрашивалось: последние годы складывалось впечатление, что аукционные дома слишком сузили свое поле, предлагая одни и те же ювелирные бренды, которыми рынок в итоге пресытился, — анализирует ситуацию Александр Гагарин, президент Коллегии экспертов и оценщиков ювелирных изделий и антиквариата. — Задача — создать вокруг явления ажиотаж, продвинуть, а будет ли успех, в итоге решит сам потребитель». По мнению Ирины Курбатовой, президента ювелирного дома Alexander Arne, в успехе можно не сомневаться. «Изделия Сьюзан Бельперон и Жоэля Розенталя — это в основном вещи, сделанные на заказ, для узкого круга людей, которые редко расстаются со своими сокровищами. А те, кто покупает украшения на аукционах, стремятся пополнить свои коллекции именно редкими образцами. И всемирно известные бренды уже могут не быть лидерами в этом списке. Зато интерес и к Бельперон, и к JAR, равно как к Lalique, Jean Schlumberger for Tiffany & Co, David Webb, будет только расти», — считает Курбатова.

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также
Share
0
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?