Share
0

Новый германский порядок

Ангела Меркель, как настоящий германский рыцарь, выдержала тяжелейший бой. После того, как французы подложили ей свинью, избрав социалиста Франсуа Олланда президентом, федеральному канцлеру стало практически не на кого опереться в еврозоне. Тем более, что с того момента, как начал снижаться кредитный рейтинг французских банков, Франция потеряла в еврозоне прежний вес как второй «столп стабильности». Германия остается сегодня единственным «мотором» экономики Евросоюза. Поэтому-то ее интересы в корне отличаются от интересов всех остальных стран.

Одинокий, но гордый германец поставлен перед выбором: финансировать более бедные страны Евросоюза безвозмездно или же в обмен получить рычаги управления их финансами. И второй вариант Ангеле Меркель и ее окружению, разумеется, нравится больше. Поэтому и билась госпожа федеральный канцлер в одиночку против сонма европейских иждивенцев как лев. И в целом – победила.

Иван Преображенский
Иван Преображенский

Кандидат наук, публицист и политический аналитик, специализирующийся, в первую очередь, на Центральной и Восточной Европе. В первой половине 2000-х годов работал в Центре политических технологий, участвовал во многих избирательных кампаниях (в качестве консультанта). Позднее писал о международной политике и политической экономии в газете «Ведомости», работал в журнале «Профиль», руководил международным отделом интернет-издания Страна.Ru и отделом политики информационного агентства «Росбалт». Публикуется также в чешских и польских изданиях. Владеет французским, английским, чешским и китайским языками.  

Весьма возможно, что решение по созданию банковского контроля под эгидой Германии – это новый шаг к построению нового порядка в Европе. И порядок этот будет германским – иного не дано. Потому что строить его будут на немецкие деньги. Пусть даже заработаны они, в основном, на эксплуатации соседних стран в качестве не партнеров по ЕС, а банальных рынков сбыта.

Конечно, от слова неоколониализм немцы, как и другие европейцы, бледнеют и возмущенно начинают осуждать того, кто их рискнул произнести. Содружество свободных народов на основе демократических норм и институтов. И в политической сфере это так. Но в экономике этого просто быть не может, в ситуации, когда все убедились – в ЕС существует сегодня всего лишь одна эффективная современная экономика. И это экономика Германии.

Как может выглядеть этот новый порядок, построенный на основе экономического доминирования одной страны? Скорее всего, основой его станут надгосударственные институты. Пока сохранялось «моральное превосходство» Франции, пока шли попытки принять единую европейскую конституцию, которую разрабатывали то французы, то итальянцы, Германия плыла по течению, вяло поддерживая инициативы Парижа. Но ситуация изменилась. Политические институты показали свою неэффективность в условиях экономического кризиса. И Берлин очень хорошо это понял. 

Структура возможной «новой Европы» постепенно вырисовывается. Пока вслух этого никто не обсуждает – говорят только о преодолении кризиса. Но «мир изменился, и никогда уже не будет прежним». Даже если Ангела Меркель в следующем году проиграет парламентские выборы и формировать правительство будут немецкие социал-демократы, они пойдут по пути выстраивания «экономической вертикали». Основой может стать как раз создаваемый надзорный орган в банковской сфере. Немцы давно стремились взять европейские банки под контроль. И теперь они это сделают. Останутся лишь маленькие «лагуны» в виде той же традиционной Швейцарии или Чехии, где нет евро, а значит, слабее будет чувствоваться германский диктат.

Следующий этап – контроль над бюджетами. Конечно, страны-получатели германской финансовой помощи пытаются сопротивляться. Как та же Греция, погибающая в борьбе за свой финансовый суверенитет. Но конец, в условиях мирового экономического кризиса – неизбежен. Появится какой-нибудь, разумеется, «надгосударственный» бюджетный комитет во главе с немцем, а лучше представителем какой-нибудь «крупной» державы, вроде Люксембурга. И он будет определять ситуативно размеры допустимого бюджетного дефицита. Скажем, для Франции – 2%, ну а для какой-нибудь Испании – все 5%. Лишь бы она оставалась по-прежнему рынком сбыта германских товаров.

Ну а появление бюджетного органа повлечет за собой создание и единого рынка труда. Чтобы контролировать социальные траты ЕС, создавать единый рынок труда, снижая уровень затрат на рабочую силу в тех странах, где германский капитал пока не получил достаточно дешевые рабочие руки с нужной квалификацией. И так далее, и тому подобное. За контролем над расходами и рынком труда – контроль над миграционными потоками. Иначе рынок труда не отрегулируешь. А дальше можно и сбор налогов осуществлять из одного центра. На Руси так когда-то было – собирали «выход в Орду» сами монголо-татары, в обмен на сохранение власти князей над их народом. Так что, глядишь, и политические институты пригодятся, когда национальные правящие элиты окажутся вполне привязанными к Германии.

В конце концов, почему бы не стать Европейскому союзу (а точнее, большей его части), новой Священной Римской империей германской нации – без зверств, допущенных в прошлом, разумеется. Исключительно при помощи кредита, финансового контроля и мягкой силы. И никакого неоколониализма, раз это слово так режет ухо европейцам.    

Читайте также
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?