Карнавал: Что изменилось со времен Казановы

Венеция замерзла, каналы закованы во льды, гондолы бороздят по ним как ледоколы – карнавал в шубах, рассказывают телевизионные и прочие СМИ. Это – не совсем так. То, что в городе на воде холоднее обычного, действительно поубавило в этом году ярких карнавальных красок. Но именно холод, в целом вполне характерное для севера Апеннин явление, стал информационным поводом для сюжетов. А иначе, что можно сказать нового о карнавале, неизменном на протяжении уже почти полувека.

Коренные венецианцы достаточно пренебрежительно относятся к карнавалу, который мешает им жить из-за обилия туристов, заполняющих все узенькие улочки и мосты так, что не протолкнуться. Кроме того, они убеждены, что нынешний карнавал не имеет ничего общего с традицией средневековой Серенисимы («Светлейшей республики Венеция»). Однако приезжих «из вне» карнавал завораживает мистической атмосферой уникального города на воде, который видишь через щелочки глаз маски.

Вера Щербакова
Вера Щербакова

Вера Щербакова окончила факультет иностранных языков МГУ им. Ломоносова, там же защитила кандидатскую по культурологии. Вся профессиональная жизнь - 13 лет - связана с ИТАР-ТАСС. Корреспондент агентства в Италии с 2007 года. Время от времени звучит на радио, иногда на ТВ, пишет для журнала «Эхо планеты», снимает сюжеты для ТАСС-ТВ. В общем, старается соответствовать современному требованию  «мультимедийности» журналиста. Обожает Рим.

Маска – это обязательный атрибут Венецианского карнавала и то, что отличает его от других карнавалов, скажем, бразильского или русской масленицы. В Венеции смешалась философия переодевания со стремлением скрыться за маской.  

Мастерские масок появились в Венеции в 1271 году. А возможно и раньше. Во всяком случае, письменные упоминания о «маскарери» относятся к концу ХIII века. В 1436 году у ремесленников, занимавшихся изготовлением масок, появился свой цех (что-то типа профсоюза) и статут (устав). В 1773 году в Венеции было 12 авторизированных мастерских, в которых работал 31 человек. 

Модель маски создавалась (по заказу) из глины, саму маску изготавливали из гипса, папье-маше, используя клей на муке, марлю и натуральные красители. Иногда к росписи привлекались художники-декораторы. Эксклюзивные маски невероятной красоты, инкрустированные драгоценными камнями, из кожи, парчи и шелка, можно приобрести в специальных мастерских-бутиках. Однако такая роскошь далеко не всем по карману.

Считается, что истоки карнавальной традиции восходят к языческим древнеримским гуляниям в честь бога вина Диониса. Кто-то говорит, что карнавал – это продолжение исчезнувших халдейских ритуалов. Однако Венецианский карнавал, проходящий с Х века, получил совершенно определенный смысл – возможность на время освободиться от собственного лица и личности, переселится в другое тело, как будто примерить волшебный костюм, который позволял исчезнуть, перенося в  иллюзорный мир.

Венецианцы имели право на такое перевоплощение с октября по «жирный вторник», последний день вседозволенности перед Великим постом, предшествующим Пасхе. Кстати, именно это временное ограничение карнавала указывает на фактическое узаконивание праздника с явно языческими корнями христианской церковью.

Прячась за масками, простолюдины выдавали себя за благородных господ, а богачи голубых кровей прикидывались безродными бедняками. Инкогнито они путешествовали по лагуне, попадали в разные дома, участвовали в уличных гуляньях. Для некоторых такое переодевание не всегда кончалось счастливой «неравной» любовной интрижкой.

 Так, в 1548 году герцог Феррандины, переодетый простолюдином, отправился на карнавальные гуляния на остров Мурано, где стал заигрывать с местной знатной дамой. Ее ухажеры – венецианские дворяне возмутились недостойным поведением «безродного пса» и в завязавшейся между ними драке убили герцога.

Собственно говоря, большое число «несчастных случаев», драк со смертельным исходом, краж и других неблаговидных поступков послужили поводом для запрета на ношение масок вне карнавального периода и ужесточения наказаний за нарушение этого распоряжения. Карнавал стал утрачивать свою популярность и после Наполеоновских войн практически исчез. Примечательно, что карнавальная традиция вернулась в Венецию в 1970-х годах, новый период «освобождения» от условностей, волны феминизма и сексуальной революции. Но вернулся праздник уже исключительно на коммерческих основах, в угоду туристическому бизнесу.     

Наиболее знаменитый персонаж «позднего» периода Венецианского карнавала – Казанова, уроженец Венеции. В течение своей авантюрной жизни он побывал в Риме, Неаполе, Константинополе, Париже и даже России. На родине сохранились свидетельства его пребывания и адреса его многочисленных возлюбленных. Именно с похождениями Казановы во многом связана карнавальная традиция – проникать повсюду незамеченным, входить в любые спальни, жестоко шутить над соперниками (именно слова Казановы «В карнавал хороша любая шутка» стали девизом для венецианцев, отличающихся грубоватым юмором).

Со времен Казановы в Венеции мало что изменилось (к счастью): длину пути здесь считают «мостами», как в другом месте «светофорами»: «Пройдешь три моста, повернешь направо, а там спросишь». Время пути от одного места до другого венецианцы удлиняют примерно вдвое, если реально достаточно 15 минут, говорят – полчаса: «Вы же наверняка собьетесь пару раз!». Венеция – рекордсмен по числу обращений прохожих за указанием верной дороги!

Средство передвижения в островной Венеции одно – лодка. Сейчас это и рейсовые «вапоретто» (водные трамвайчики), и частные моторные лодки, часть из которых выполняют роль такси. А когда-то единственными перевозчиками были гондольеры, ныне играющие лишь «сувенирную» роль в Венеции. Гондолы, изящные лодки, ловко управляемые гондольерами одним лишь длинным веслом, скользили не только по каналам, но и переправляли пассажиров к островам Венецианской лагуны – Сан-Джорджо, Мурано, Бурано, Сан-Ладзаро. Гондольеры были посвящены в тайны ночных передвижений Казановы, они вообще сохранили множество секретов Венеции.

Они не наряжаются в карнавальные костюмы, как все, реже это делают и сами венецианцы. В большинстве случаев за неподвижными лицами масок скрываются иностранцы или приезжие из других городов Италии. Для них это хобби, они часто представляют целые группы по интересам, клубы.

Каждый год меняют костюмы – а стоимость полного комплекта может достигать нескольких тысяч евро, ходят на венецианские званые вечера в венецианские театры, билеты на которые стоят от 300 до 600 евро, красуются на улицах Венеции. Именно современные участники Венецианского карнавала привнесли в него новую нотку: эксгибиционизм. Очень своеобразный – человек с удовольствием выставляет себя на показ, полностью скрытый за костюмом. Венецианские маски с удовольствием позируют на площади Сан-Марко и даже участвуют в конкурсе на лучший костюм.     

Собственно, настоящий костюм – это традиционная венецианская одежда ХV-–ХVI веков и маска. У каждой есть свое название – и глубинное значение, о котором часто не задумываются сегодняшние туристы. В средневековой Венеции маски, скрывая лицо человека, «говорили» за него. Поэтому вопрос: «Маска, кто ты?» был излишен. Все все понимали без слов, а главный смысл всей игры заключался в соблазнении. Неслучайно имя Казановы, удачливого авантюриста с сохранившейся в веках славой великого любовника, стало нарицательным для Венецианского карнавала. Каждая традиционная маска несет тонкий отпечаток эротизма, возбуждающей недосказанности.

Особенно это относится к «Моретте», самой загадочной и романтичной маске, изображающей «немую женщину» – без рта. «Моретта» – типичная женская маска, представляющая собой овал из черного бархата (от этого название «моро» – черный, смуглый, отсюда же «мавр») с прорезями для глаз и пуговичкой внутри, которую женщине приходилось зажимать во рту, чтобы маска держалась перед лицом. Таким образом, она говорить не могла. Именно в молчании и заключилась игра соблазнения, к которой в период карнавала нередко прибегали и монахини. Особенно популярной «Моретта» была у дам высшего сословия, которые заманивали в свои спальни молодых любовников в отсутствие мужей.

Дополнительным орудием женского соблазнения служила мушка. Как и цветы, мушки имели свой негласный «язык» – по форме искусственной родинки и ее расположению можно было прочитать «послание» женщины. Мушка у уголка рта или над верхней губой называлась «совой» или «убийцей» и означала сладострастие; на шее – кокетство; на носу – нахальство, бесцеремонность; у уголка глаза – страсть; на лбу – величественность. Мушки изготавливались в специальных мастерских из шелка, пергамента, раскрашенной бумаги. Они могли быть разной формы и размера в зависимости от моды, которая менялась из сезона в сезон.  

Одна из старейших венецианских масок – «Маттасин» или «Маттичино». Это – своего рода паяц, который одевался в белое или разноцветное платье со шляпой с ярким плюмажем на голове. «Маттасины» кривлялись, паясничали и забавлялись метанием «парфюмированных яйц». Со временем вокруг «метателей» образовалась целая группа продавцов парфюмированной воды, и у них также был свой костюм – белый головной убор с двумя странными мягкими рогами.

За маской с кошачьей мордой «Ньага» (сейчас ошибочно покупаемые женщинами) скрывались настоящие средневековые трансвеститы. В «Ньяги» наряжались исключительно мужчины, и часто за женским платьем они скрывали свою гомосексуальность. Любое проявление содомского греха преследовалось Священной инквизицией – за исключением периода карнавала. «Ньаги» специально говорили фальшивыми женскими голосами и вели себя достаточно вульгарно, жестоко имитируя худшие женские пороки. Они нередко приставали к прохожим, а сопровождали их карлики, которые должны были изображать толпу детворы, окружающую мнимую «няню».

Одна из наиболее известных «носатых» масок принадлежала Панталоне, герою традиционной итальянской комедии дель арте. Панталоне – это немолодой венецианский купец с хорошей репутацией. Он всегда в одежде обыкновенного гражданина республики и в ярко-красных длинных носках или брюках. В театре персонаж Панталоне приобрел комическую роль – над ним вечно издевается его слуга Арлекин, посмеиваясь над скупостью и волокитой за молодыми барышнями.

Одна из версий этимологии имени Панталоне (мало что имеет общего с «панталони» – брюки) гласит, что оно произошло от насмешливого титула «пьянта леони» (выстави льва) – так называли в Венеции купцов, захватывавших необитаемые пустынные острова, на которых они выставляли флаг республики, символ которой лев Святого Марка.

Наконец, самая популярная венецианская маска – «Баута», маска Казановы – прямоугольная, как правило, белая, реже черная, с удлиненным подбородком и безо рта. К ней добавляется треуголка и, разумеется, плащ. «Баута», само название которой происходит от имени чудовища, которым пугали детей, наводит легкий страх.

Наименее выразительная, выполненная в сдержанных черно-белых тонах, она, как ни одна другая маска, обезличивает человека, ее надевшего, лишает индивидуальности. Специальное устройство нижней части маски, скрывающей рот и выдвинутой вперед, что не мешает есть и пить, не снимая ее, позволяло до неузнаваемости менять и голос, который становился похожим на загробный. Недаром зловещую «Бауту» назвали «призраком смерти», а за маской нередко скрывались преступники и убийцы.

Надо сказать, что носить маску непросто, в определенном смысле с ней надо слиться, иначе не будет комфортно.

Ежегодно в Венецию «вне сезона» (зимой, может быть и холодно) на карнавал приезжают сотни тысяч туристов. Праздник все больше коммерциализируется, город завален масками сомнительного происхождения с перьями (не имеющими ничего общего с истинными венецианскими), и все чаще туристы увозят их на «фальшивую» память. С другой стороны, современное общество потребления точно не даст погибнуть традиции.

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также
Share
0
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Загрузка...
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?