Кокорину и Мамаеву грозит до семи лет тюрьмы
Подробнее
Share
0

Чтобы помнили

Впрочем, протокольные мероприятия с прессой, официальными лицами, людьми из дипкорпуса, секьюрити в штатском, любезными официантами с вином на красивых подносах - больше клуб  «для своих», где не нужно скандалить, а принять все как данность. Проблем на входе тогда точно не будет.  

Церемония в Еврокомиссии была посвящена годовщине «Комнаты 28», группе девочек-подростков, которые семьдесят лет назад жили в концлагере Терезиенштадт, в Чехии. Дети в возрасте 12-14 лет, создали сообщество, где как могли поддерживали и помогали друг другу. А еще учились рисованию, ставили спектакли, вели дневники - особый мир, особая жизнь и особая дружба. Из пятидесяти человек в живых остались пятнадцать. Большинство погибли в Освенциме - поезда из Терезиенштадта ходили туда регулярно. Отрывки из дневников стали частью выставки, которая вместе с инсталляцией комнаты установлена в Еврокомиссии. Читать эти записи и сейчас очень сложно. 

«Мы звали ее «зайчик» - на чешском это «маленький кролик». В Терезиенштадте у нее был только брат Алекс. Она чувствовала одинокой и всегда была очень испуганной. Я делила с ней нары и часто утешала. Она была милой и нуждалась в заботе. Мы все любили ее. День, когда она должна была уезжать, был ужасным».  В мае 44-го Рут была отправлена в Освенцим и через два месяца убита. Ей было четырнадцать лет. На стенде рядом ее фотография.

Аркадий Сухолуцкий
Аркадий Сухолуцкий

Аркадий Сухолуцкий родился и вырос в Москве.

Эксперт по компьютерным технологиям в сфере туризма (международные системы бронирования). В 91-ом покидает СССР. На протяжении многих лет работает в крупных американских корпорациях, где наряду с другими занимается и финансовыми вопросами. Работал в нескольких странах Восточной и Западной Европы, сейчас в Бельгии, Брюссель.

Много путешествует, владеет тремя иностранными языками, сотрудничает с «Газетой.ру» и журналом «Всемирный следопыт». Глубокое духовное родство с Парижем, конечно же, хорошо, но опыт работы в американских компаниях заставляет посмотреть на деньги иначе. «Прижимистые в быту европейцы просто знают цену деньгам, и у них есть чему поучиться», – сказал он нам при знакомстве. Из Москвы обычно привозит тонну газет и журналов. Нам обещал бельгийский шоколад: «Леонидас» и «Гудайву». Жаль, мы рассчитывали на «Пьер Марколини».

Другая, не менее ужасная история, повествует о том, как Красный Крест охотно верил (или делал вид, что верил) объяснениям нацистов во время инспекций концлагеря. Писал в отчетах полную лабуду. Иными словами, лагерь был создан для «правильного пиара» и справлялся с этой функцией «на отлично». К примеру, согласно статистике, только за месяц - с 28-го сентября по 28 октября 1944-го в Освенцим ушло одиннадцать  поездов - это 18402 человека.  Красный Крест сообщал: «Лагерь Терезиенштадт - последний пункт...  Обычно, никто из попавших в гетто не отправляется в другие места». Хотя в реальности, к октябрю 44-го 88194 человек уехали на Восток, среди них  -15000 детей. Смогли выжить не более 3000, из них 900 были дети. 

После церемонии, удалось пообщаться и с тем, кто по долгу службы следит за вспышками антисемитизма в Европе и в мире. Впрочем, ничего нового для себя не услышал: случай в венгерском парламенте (когда один из депутатов предложил подсчитать всех евреев в стране), пример Украины (партия «Свобода»), убийство во Франции (расстрел школьников перед школой в Тулузе). «Лет десять назад можно было это представить?». Я молчал, потом осмелел и спросил о главном: «А какие прогнозы, что дальше то будет?»

«Ну что будет? Уедут евреи, оставят Европу» - с холодной убедительностью ответил он мне. Я с грустью смотрел за окно - служащие европейского квартала (здесь расположены основные институты ЕС) шли по своим делам, куда-то спешили. И даже не знали, что спешить им больше не надо - итог их работы нам уже сообщили.  

И все же симптоматично - большинство выступающих на таких церемониях говорят правильные и серьезные вещи - об иранской угрозе, росте ксенофобии во время кризиса, нескрываемом национализме отдельных парламентариев и молодом поколении для которого Холокост лишь страницы истории.

Тем более странно, что ни пресса, ни гости, ни сами ораторы как будто не замечают - те к кому обращаются, от кого, по их словам, исходит угроза, на таких церемониях, увы, не бывают. Ни депутатов из Венгрии, ни подростков из неблагополучных районов - встретить здесь, практически, невозможно. Как им услышать и проникнуться историей девочек из концлагеря, убедиться самим, что «такое не должно повториться» лично мне - непонятно. Хотя казалось бы - начать говорить,  даже с тем с кем не хочется, сейчас самое время. Пока не поздно. Совсем.

Читайте также
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Загрузка...
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?