Новый «женский» президент

10 мая 2012 года, 15:16

Президентские выборы Франсуа Олланда состоялись во многом благодаря поддержке феминисток. Его обращение (письмо к одной из наиболее влиятельных женских организаций): «Борьба за равенство, за права женщин... это не только «женское дело», но борьба каждого гражданина», – стало, без преувеличения, гвоздем предвыборной программы – считает The Guardian.

Арина Холина

имя: Арина Холина

Писательница, автор журналов Сноб, Лента.ру, ELLE, Euromag. Ведет собственный проект sexandstyle.ru для женщин, которые считают себя яркими и сексуальными.

Олланд обещал уравнять число женщин в парламенте, реформировать институт прав женщин и поддержать новый закон против сексуальной агрессии.

Француженки, надо сказать, избалованы обещаниями, которые не каждый президент спешит исполнить. Равным числом мужчин и женщин в парламенте обнадеживал и Николя Саркози в 2007. Ситуация очень понятная для патриархального общества – мужчина обещает, получает то, что хочет, а потом забывает о клятвах. 

И вот француженки задаются вопросом: сможет ли Олланд, член той же Социалистической партии, что и Доминик Стросс-Кан, герой скандала на тему изнасилований, приставаний и «заказов» девочек для вечеринок, стать первым феминистским президентом?

Обещания заняться женскими вопросами помогли и Саркози, и Олланду. Кроме того, бывшая жена Франсуа, Сеголен Руаяль, может стать первым спикером-женщиной нового парламента, что обнадеживает многих активисток и просто женщин.

Потому что ситуация во Франции не самая благополучная. В среднем женщины получают примерно на 19% меньше мужчин. 80% граждан, которые получают минимальный оклад – женщины.

На самом деле Саркози начинал довольно бодро – он назначил министром внутренних дел (а потом и иностранных) Мишель Аллио-Мари, назначил первую в истории женщину – министра финансов Кристин Лагард, но вскоре число женщин во власти начало как-то сокращаться, а кончилось таким ошеломительным заявлением: «Жизнь женщины сложнее, чем жизнь мужчины, потому что у нее три жизни – жизнь на работе, жизнь матери, и романтическая жизнь».

То есть выходит, что женщина – она, конечно, не очень полноценна, потому что только жалкую треть жизни может уделять работе. Но если Саркози можно заподозрить в том, что он боится сильных женщин, то Олланда трудно в этом упрекнуть – во первых, его бывшая, Руайаль, соперничала с Саркози за пост президента, а его нынешняя подруга, Валери Триервейлер, уважаемая журналистка, поклялась не бросать работу, когда примет обязанности первой леди.

И сейчас не так легко понять – Олланд действительно уделяет большое внимание женскому вопросу или же он просто хотел, чтобы его партии простили все эти скандалы со Стросс-Канном.

Но чтобы ни было на самом деле – очень важно, что женщины имеют такое влияние на выборы, что за их голоса борются мужчины. Русским президентам такое, кажется, даже не приходит в голову, что очередной раз подтверждает клише о том, что в РФ нет секса – только уже не как акта, а как пола – все избиратели тут – неопределенная масса, у которой нет личных интересов.

Вообще, это такая плохая игра – заявить, что нет гендерных различий, все равны, и на этом остановиться, сделав свой народ бесполым (ну и бесправным заодно). Примитивное нарушение логики жизни, за которым следует ошеломление и покорность.

К сожалению, пока даже француженки не получают то, чего требуют, но если их надуют и в этот раз, разразится большой политический скандал, потому что сейчас обманутые Франсуа Первым феминистки настроены очень решительно. И за только что выбранным президентом следят все гендерные институты мира.

Потому что победа Франции может стать неким общим достижением – ведь не все страны так прогрессивны по женским вопросам, как Финляндия – в той же Англии, где ситуация чуть получше, чем во Франции, об ущемлении прав женщин пресса пишет буквально каждый день.

Для обывателей таких стран, как Россия, феминизм – это почти пустой звук, нечто посередине между девушками с небритыми подмышками и «демшизой», но для стран, которые уже вышли из возраста подростковой агрессии, соблюдение прав женщины – это, в первую очередь, огромный вклад в экономику. Благодаря тому, что число работающих женщин увеличивается, государствам проще пережить экономические спады, даже финансовый кризис. Это факт.

Но в России экономики нет, поэтому, конечно, женщины и их права мало кого беспокоят. Они не волнуют даже самих женщин, ни, уж тем более, женщин-политиков, которые, по большей части, не идут во власть, а их туда пускают – ради каких-то личных мужских интересов. И речь даже не об «украшении» Государственной Думы, о скорее о том, что дамы часто «держат» места для мужчин. Их задача – сидеть ровно и тихо. В крайнем случае – продвинуть пару беззубых проектов, которые провалятся в первом же слушании.

Ну и, пока ситуация в России выглядит совершенно безнадежно, можно только немного, в меру сил, порадоваться за француженок, которые «сделали» уже второго президента, и которые теперь уж точно не останутся в тени, а добьются того, что им обещали.

А русским девушкам надо как-то чаще задумываться о том, что несправедливость, к которой они привыкли, все равно остается несправедливостью, – повышение болевого порога ни на секунду не отменяет факт насилия. И уже задуматься не только о том, что быть женщиной – это не только рюшечки и стразики, но и уверенность в том, что ты имеешь право на защиту своих интересов по закону, а не только с помощью средств самообороны.

©
Подписка на Euromag
Добро пожаловать, или в хиджабах вход запрещен 7 февраля 2017, 13:32

Добро пожаловать, или в хиджабах вход запрещен

Я умоляла его остаться в ботинках. Он мялся на пороге, стеснялся, сопротивлялся. «Не смей, не смей их снимать!», — я разозлилась. И он уже сделал шаг, уже...

Феномен «низкой» моды 27 декабря 2016, 12:31

Феномен «низкой» моды

На улицах Нюрнберга – давка. Тут самый известный рождественский рынок в Германии. На само деле их два больших, а все улицы центра тоже выглядят как рынок – киоски...

Американские «ничтожества» vs европижоны 28 октября 2016, 17:05

Американские «ничтожества» vs европижоны

Кто бы мог подумать, что длинный запрос «В чем отличие европейского стиля от американского?» окажется не только очень популярным, но еще и драматичным.

Дюссельдорф: искусство хорошей жизни 16 декабря 2015, 15:00

Дюссельдорф: искусство хорошей жизни

У русских, по территориальному признаку, а не национальному, всегда был этот вопрос: «Кто мы?». «Да, скифы мы, да азиаты, с раскосыми и жадными...