Share
0

Португальский шотландец

Вот вы шотландец и у вас есть мнение по поводу референдума. Yes или No?

-Моя семья сто лет назад перебралась в Португалию, поэтому мы шотландцы только исторически. Вообще-то мы португальцы, как ни крути. Но я говорю No, если бы меня кто-то спрашивал. Я не буду участвовать в референдуме по вполне понятным причинам – нас, португальцев, никто не спрашивает.

-Почему No? Ведь количество граждан, которые собираются проголосовать Yes, за последнюю неделю даже пару раз по опросам перевалило за 50 процентов? Столько шотландского народу не может ошибаться.

Игорь Мальцев
Игорь Мальцев

Российский журналист, долгие годы - обозреватель ИД "Коммерсантъ", первый главный редактор журнала «Медведь», журнала «Другой», а также шеф-редактор журнала «Коммерсантъ - Автопилот». Его колонки знакомы читателям «Известий», «Сноба» и десятков других отечественных изданий. По первому образованию – моряк. Любит путешествовать с фотокамерой. Любимые направления – Исландия, Германия, Шотландия и Южная Африка.

-Я бизнесмен, у меня небольшой семейный бизнес, и я не готов, чтобы в мое дело вмешивалась политика. Она постоянно пытается нам помешать. Но проблема с отделением Шотландии от остальной части Британии в том, что люди просто не умеют и не хотят считать деньги. Те, кто собирается голосовать Yes, просто не представляют, во сколько денег эта процедура обойдется. Просто буквально на каждом шагу.

Например, первое что пострадает – система здравоохранения. Одно дело быть частью большой NHS, другое – заново ее отстраивать. И это, начиная с таких мелочей, как закупка оборудования, даже такого примитивного как больничные кровати – в крупной организации цена закупок ниже.

На здравоохранение все цены вырастут. Не говоря уже о системе медстраховок, которая тут же будет исключена из британской.  Не случайно в варианте отделения планируется сокращение бюджета на здравоохранение на пятьсот миллионов.

Люди не хотят видеть, что главные банки Шотландии принадлежат совсем не шотландцам. Денег стоит переход на другую денежную единицу. И никто до сих пор не понимает – какая у Шотландии будет валюта.

А кто когда-нибудь считал, что станет с границей?  Вот, например, это будет границ с таможенными постами, с проверкой паспортов? Кто-нибудь – тот же Алекс Салмонд - говорит про это? Нет. Самые простые, я бы сказал, бытовые проблемы, которые тут же появятся и обернутся многомиллионными расходами, как бы выключены из сферы обсуждения.

-Я что-то не слышал про организацию шотландских таможенников и шотландских пограничников. И про столбы пограничные вдоль Адриановой Стены – тоже.

- Ну обычно люди не задумываются и о том, что надежда на бюджет основанный на нефти из Северного моря это тоже малонадежно. Во-первых, добыча нефти постоянно падает, во-вторых Шотландия - не Россия, где нефти столько, что никто не ставит прогнозы по ее конечным запасам.

А в Шотландии известно разведанное количество нефти и ее не хватит даже на пятьдесят лет. Не думают люди и о том, что большая часть самых крупных игроков в нефтегазовом бизнесе – это международные, британские компании. Половину активных голосующих охватило какое-то нервное возбуждение типа «Это наш исторический шанс!» и прочие лозунги, которые с реальной жизнью не очень соотносятся.

-На самом деле ситуация странная – семь процентов населения Британии получается решает судьбу трехсотлетнего союза, и все смотрят на это с удивлением и опаской.

-На деле решать будет даже меньше семи процентов. Например, три с половиной.

Мы тут недавно ездили на свадьбу племянницы. Она решила выйти замуж за шотландца. А мы с братом на свадьбе, конечно, занимались нашим основным делом – открывали вино, которое привезли с собой из Португалии, декантировали, разливали – в общем, суетились на кухне. И разговаривали с народом.

Кто за, кто против. И вот, что у меня получилось  - чем ниже образование у людей, тем скорей они говорят Yes. Чем лучше образование, тем скорей они говорят No. Еще сильно зависит от места проживания. В деревне в основном Yes.

В городах противников отделения гораздо больше – там обычно живут люди с другим кругозором, все-таки. Я понимаю, что на островах будет много Yes, да там и всегда националистическая партия Салмонда  SNP имела хорошие цифры. Глядя на Салмонда, я думаю, что этот человек вообще не имеет никаких планов на жизнь после отделения. Так как никогда не рассчитывал на победу, и она ему не нужна по большому счету.

Но больше всего у меня претензий к Кэмерону. Потому, что отцом нынешнего референдума нужно считать именно его, а не шотландских националистов. Это именно он предложил и разрешил проведения референдума. Что у него было в голове, когда он это все делал – совершенно непонятно.

-Знаете, что говорят по поводу отделения Шотландии в России? Надо бы присоединить ее к России, жалко только, что мост придется строить очень длинный.

-Да-да и рубль бы очень пригодился в качестве новой шотландской валюты!

Читайте также
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Загрузка...
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?