За искусством в Брюссель
За искусством в Брюссель

Ар нуво: вся сила в линии

Франкоговорящие именуют этот стиль «ар нуво», немцы – «югендстилем», австрийцы – «сецессионом»,  итальянцы -  стилем «либерти», испанцы - «модернизмо», швейцарцы – «еловым стилем», американцы – «стилем тиффани». Но  это лишь терминологические тонкости стиля с характерными мотивами волн, блеклыми оттенками, мистическим мерцанием и броскими пятнами. Стиля, внушившего миру новые понятия о пластической гармонии.  

Share
0

Его здания давно уже вросли в ландшафт, но как знать, чем бы стал Брюссель, если б в свое время юный уроженец Гента не забросил Консерваторию, предпочтя зодчество  занятиям скрипкой. Историки искусства демонстрируют редкое единодушие, вручая Виктору Орта (1861-1947) пальму первенства в открытии стиля модерн в архитектуре. 

Дом-музей Виктора Орта

Итак. В 1893 году на брюссельской Rue Paul Émile Janson 6 (Tassel House) меж двух соседних зданий втискивается четырехэтажный особняк. Молодой архитектор, получив от состоятельного промышленника Эмиля Тасселя первый в жизни заказ, посягает на святое - на классический ордер.  

Пощадив, впрочем, привычную симметрию. Фасад особняка Тасселя Орта центрирует выступающим эркером и завершает балконом с металлическими переплетами. В Париже по плану городского развития, к слову сказать, запрещались подобные выступающие фасады. Охваченный  лихорадкой строительства особняков в новом стиле Брюссель в те годы был в тренде и заметно опережал и Париж, и Вену. 

Дом-музей Виктора Орта

Ноу-хау Виктора Орта, органичное сочетание стекла, металла и света явилось естественным продолжением его  бесценного опыта: учась в Королевской Академии изящных искусств, тот работал помощником Альфонса Балата, архитектора знаменитых Королевских оранжерей в Лакене. Из пакгаузов и парковых теплиц Орта с легкостью перенес металл в уютные покои буржуазных особняков, строящихся преимущественно в Верхнем Брюсселе. 

Сценарий интерьера автор проекта, как правило, закручивал вокруг лестницы с перилами, украшенными изящными как табачный дым или стебли трав стальными плетениями. Впоследствии их назовут «линиями Орта». Кстати, свершившийся в то же время переход освещения с газа на электричество сыграл на руку зодчему, значительно осветлившему палитру интерьеров, сдобрив ее оттенками желтого, розового и оранжевого.

Особняк Чамберлани. Фото: Юлия Пешкова

Разумеется, успех Орта не давал покоя коллегам. Его сокурсник, сперва друг, а затем идейный антагонист, архитектор Поль Анкар (1859-1901) в 1893 году строит собственный дом на Rue Defacqz 71 в коммуне Сен-Жиль. Да, двухуровневый эркер тут также вершится балконом за кованым переплетом. Но настойчивые поиски новых форм  Анкара лежат в плоскости красочных эффектов, композиции контрастных материалов, заимствований силуэтов настенных панно у природы, цветов и насекомых.

Архитектор, увлекающийся деревообработкой, вводит в моду круглые окна, обрамленные изящными круглыми рамами и цветной кирпич. Им он облицовывает фасад особняка художника Альбера Чамберлани (Rue Defacqz 48, 1897, Ciamberlani House). Пространства между арочными окнами Анкар заполняет энергичными торсами всадников, выполненных в технике сграффито.

Увлечением теми же многослойными фресками с процарапанным рисунком отличился и младший современник Анкара, валлонец Поль Коши (1875-1952). Предпочитая геометрический модерн, посвятив себя возрождению этой ренессансной технологии, он богато оформил фасад особняка (1905), что построил для себя и любимой жены своей, Лины, близ парка Пятидесятилетия в брюссельской коммуне Эттербек.

Дом Коши

Узкий фасад новостройки как всегда привычно втиснут между соседними строениями. Восемь муз, держащих в руках символы искусств, которым они покровительствуют, обрамляют центральное круглое окно. Под окном надпись: «Par Nous Pour Nous», то есть «Нами для нас». 

Почти параллельно с Орта в Брюсселе и окрестностях творит Анри ван де Вельде (1863-1957). Отметившись во множестве профессий, художник, теоретик, писатель, архитектор, дизайнер, основатель «Мастерских промышленного искусства, конструкции и орнаментики», прежде всего его заботят проблемы синтеза искусств, начиная с обстановки собственного дома.

Женившись, ван де Вельде заявил, что «свергнет тиранию уродства» и не позволит семье существовать в окружении вещей, продающихся в магазинах. Он проектирует все сам, от вилок и ложек до дверных ручек. Архитектура его виллы «Блюменверф» (1896) на Avenue Vanderaey, 80 в Уккле, предместье Брюсселя, повторила тип английского коттеджа.

Вилла «Блюменверф»

Кресла, буфет, лампы, обои, утварь, вплоть до композиции сервируемых блюд и даже платья жены, все ван де Вельде подчиняет единому ритму, «линейному модулю», гнутой линии, без узоров, с тенденцией к выпрямлению, той самой  линии, с которой и поныне ассоциируется ар нуво, вариации которой он потом переносил в проекты зданий. «Вся сила в линии», любил повторять Анри ван де Вельде.

В столице Бельгии около 1200 зданий в стиле ар нуво, построенных тридцатью архитекторами, в том числе Жозефом Хоффманом, Густавом Стровеном, Леоном Делюном, Октавом ван Рейссельбергом, Полем Сантеноем, Эрнестом Блеро и другими, не названными выше. Последние годы уникальную возможность проникнуть в интерьеры домов рубежа XIX-XX вв., сохранившие декоративное убранство Belle Epoque, предоставляет публике, как правило, в октябре, Биеннале ар нуво и ар деко. Впрочем, есть возможность заглянуть в дом Виктора Орта, который открыт 365 дней в году, минус праздники, где сохранена оригинальная обстановка комнат, и где теперь находится музей архитектора.   

Экспозиция Музея Конца Века

Модерн в поисках синтеза коснулся всех областей искусства, в чем легко убеждает экспозиция Musée Fin-de-Sciècle, Музея конца века, четвертого, вошедшего в объединение Королевских музеев изящных искусств. Поднявшиеся на Музейный холм будут щедро вознаграждены увиденным.

Галерея Epoque Fine Jewels

Помимо живописи Джеймса Энсора, Фернана Кнопфа, скульптур Луи Мажореля и Огюста Родена, превосходные образцы стиля, передающие  дух ар нуво, мебель Виктора Орта, вазы Эмиля Галле, живопись и бронзовые скульптуры Альфонса Мухи, одна из которых, «Природа» (1899-1900) стала визитной карточкой музея, составляют его гордость. Именно эти вещи принесла в дар музею, открывшемуся в 2014 году, семья  коллекционера, барона  Жиллиона Крове.

И, наконец. Если в Брюсселе оказались те любители Серебряного века, которым не только интересно посмотреть, но и приобрести антикварную вещь, имеющую отношение к эпохе модерна (изделия ювелирного искусства, предметы убранства стола, серебро, стекло, металл), то адресом они не ошиблись. Уважаемые знатоки свидетельствуют: тут только и начинается настоящая охота, «в любой момент, за любым углом, в любой антикварной лавке, тебя может поджидать сокровище». 

Подсвечник, галерея Francis van der Maelen

Было бы упущением не заглянуть на площадь Grand Sablon, где все окрестные переулки забиты галереями известных антикваров, а по выходным с раннего утра   работает рынок. Прекрасный выбор столового серебра рубежа XIX-XX веков от прославленных ювелиров Бельгии, Франции, Италии, Англии, России в галерее Francis Janssens van der Maelen. 

Редкие вещи ар нуво, стекло Галле и Дом, листы Альфонса Мухи, мебель Анри ван де Вельде предлагают страстные коллекционеры, архитектор Родриго Диас и экономист Мария Изабель Ромеро, в 1982 году основавшие галерею  Cento Anni и имеющие тонкий подход к науке торговли антиквариатом. В будущем году галерея примет участие в международной ярмарке искусства BRAFA, которая откроется в январе. Акцент на стиле ар нуво делает еще один постоянный экспонент ярмарки, старейшая галерея Epoque Fine Jewels, базирующаяся в Кортрайке.  

Полный список того, чем может удивить Брюссель, с полным правом считающийся центром стиля ар нуво, вы можете увидеть здесь. Экскурсии по Брюсселю по тематике ар нуво

Читайте также
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Загрузка...
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?