Арабский язык в школах Франции

Арабский язык в школах Франции

Власти Франции активно обсуждают идею введения уроков арабского языка во французских школах. Главный аргумент в пользу такого решения - защита детей от вербовки исламистами. Противники считают этот аргумент абсурдном, а идею опасной для общества.

Share
0

Франция взяла курс на борьбу с терроризмом через просвещение. Вектор работы поддерживает большинство жителей страны, однако конкретные идеи и методы вызывают бурную дискуссию.

Очередной идеей по борьбе с вербовкой молодых людей исламистами стал проект введения в обычных французских школах преподавания арабского языка. Сегодня этот предмет преподают только в специализированных учебных заведениях или мечетях. По мнению сторонников проекта, ограниченность возможности изучения арабского языка приводит молодых людей в специальные учреждения, где существует высокая вероятность их вербовки исламистами.

Они считают, что многие молодые люди, при наличии возможности изучать арабский язык в обычных школах, предпочтут именно такой вариант, что позволит обществу лучше контроллировать процесс преподавания, сообщает RFI.

Естественно, что противники такого подхода считают идею абсурдной, ибо, по их словам, вместо исполнения своих обязанностей по обеспечению безопасности граждан страны и контроля неких закрытых заведений власти предпочитают переложить ответственность на общество.

Разговоры о введении уроков арабского языка в школе во Франции ведутся регулярно и неизменно они выливаются в агрессивные политические споры, хотя речь идет лишь о введении возможности изучения арабского как иностранного языка по выбору. 

Французский Институт Монтеня представил 10 сентября доклад под названием «Фабрика исламизма». В документе говорится о росте «радикальных настроений» среди французских мусульман и предлагаются методы для «решения проблемы». Среди этих методов — активизация изучения арабского языка в обычных школах, «поскольку курсы арабского в мечетях и религиозных школах стали для исламистов лучшим способом привлечения молодежи». 

Комментируя этот доклад на следующий день, министр образования Жан-Мишель Бланке заявил, что, в самом деле, необходимо развивать обучение арабскому языку, равно как и китайскому и русскому. 

«Этим языкам нужно придать престижа. Это в особенности актуально для арабского, являющегося крупным литературным языком, который должны изучать не только выходцы из стран Магриба или других арабских стран. В отношении арабского языка мы будем применять количественную стратегию», — заявил Бланке. 

11 сентября в эфире радиостанции France Inter лидер партии «Вставай, Франция» Николя Дюпон-Эньян назвал предложение министра «началом исламизации Франции», отметил, что политика «культивирования различий» приведет страну к «арабизации», и порекомендовал двигаться в направлении ассимиляции, а не уступок языковому плюрализму. 

12 сентября Жан-Мишель Бланке парировал заявление Дюпон-Эньяна, напомнив, что «есть интерес отделить арабский язык от религиозного фундаментализма». Глава партии «Национальное объединение» (бывший «Национальный фронт») Марин Ле Пен со скепсисом прокомментировала слова министра: «Будем учить детей говорить по-арабски, чтобы бороться с исламизмом». 

Философ и политик Люк Ферри, возглавлявший французское министерство образования в период с 2002 по 2004 год, на заданный ему журналистом Europe 1 вопрос о предложении нынешнего министра ответил встречным вопросом: «Идет ли речь о том, чтобы бороться с исламизмом, или о том, чтобы включить его в программу национального образования?».

В настоящее время во Франции лишь 0,1% школьников изучает арабский язык в качестве первого иностранного, в качестве второго — 0,2%. Английский же выбирают 97,3% учащихся. 

В 70-е годы кабинетом президента Валери Жискар д’Эстена была запущена так называемая кампания по преподаванию родных языков и культуры, предназначенная для оказавшихся во Франции мигрантов, и призванная помогать им продолжать находиться в родной лингвистической и культурной среде с тем, чтобы сделать их возвращение на родину более плавным. 

В кампании участвовали Алжир, Марокко, Тунис, Турция, Испания, Португалия, Италия и Югославия. Эти страны должны были согласно подписанной договоренности направить во Францию преподавателей. Некоторые из стран увидели в этой соглашении возможность избавиться от лиц, нахождение которых на их территории было нежелательным, и отправили их во Францию.

С точки зрения лингвиста Луи-Жана Кальве, логика противников закона говорит о том, что не стоило изучать русский язык в период с 1917 по 1991 годы из-за страха коммунистической угрозы. По его мнению, увеличение количества языков — не катастрофа, а органичный процесс. 

Портал Mediapart также приводит слова другого крупного французского лингвиста Клода Ажежа, также родившегося в Тунисе, который считает, что одна из главных составляющих борьбы с ксенофобией - изучение других языков и культур. «И Ажеж говорит и пишет по-французски в 100 раз лучше — позволим себе оценочное суждение, — чем мадам Ле Пен или месье Дюпон-Эньян, окопавшиеся в своих предубеждениях по отношению к любому плюрализму!» — пишут журналисты Mediapart.

Читайте также
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Загрузка...
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?