Share
0

Встречи друзей

«Работа» занималась всем – снимала квартиру, оформляла документы, привозила за свой счет родных и близких и даже отправляла в другую страну, когда Министерство по делам иностранцев тянуло с выдачей рабочей визы. Эмиграция «лайт» (так обозначил эту полосу жизни)  была очень легкой – бытовые проблемы уже решены, оставалось два пункта: выучить язык и найти круг общения. В Бельгии я не знал никого, коллеги по работе и те были новые.   

После рассказа о столице Европы, многие спрашивали: «Ну а с кем ты общаешься, хоть знакомые есть? Много русских? Трудно быть «понаехавшим?» Возникала пауза. 

Русских в Бельгии около 50 000. Это разные волны, очень разной и большой эмиграции: потомки белых офицеров и Союз Дворян, нелегалы и те кто приехал, остался и стремиться легализоваться по факту.  Последних называют «людьми без бумаг» –  незавидное и тяжелое положение. На курсах французского со мной учились беженцы из Белоруссии и Чечни, иностранцы, приехавшие по работе (обычно на  2–3 года) в институты Евросоюза, и еще масса приятных и милых людей, с которыми кроме small talk даже не представлял как общаться. 

Аркадий Сухолуцкий
Аркадий Сухолуцкий

Аркадий Сухолуцкий родился и вырос в Москве.

Эксперт по компьютерным технологиям в сфере туризма (международные системы бронирования). В 91-ом покидает СССР. На протяжении многих лет работает в крупных американских корпорациях, где наряду с другими занимается и финансовыми вопросами. Работал в нескольких странах Восточной и Западной Европы, сейчас в Бельгии, Брюссель.

Много путешествует, владеет тремя иностранными языками, сотрудничает с «Газетой.ру» и журналом «Всемирный следопыт». Глубокое духовное родство с Парижем, конечно же, хорошо, но опыт работы в американских компаниях заставляет посмотреть на деньги иначе. «Прижимистые в быту европейцы просто знают цену деньгам, и у них есть чему поучиться», – сказал он нам при знакомстве. Из Москвы обычно привозит тонну газет и журналов. Нам обещал бельгийский шоколад: «Леонидас» и «Гудайву». Жаль, мы рассчитывали на «Пьер Марколини».

К тому, что Брюссель в силу своего статуса, по сути является, одним из самых космополитичных городов мира, аборигены привыкли и относятся снисходительно. Жить, не зная французского, здесь,  в принципе, можно. Однако, и это стало ясно довольно быстро, – вежливое и корректное отношение местных перейдет в дружбу очень не скоро. А может никогда. Они и между собой как-то не очень. Соседи по дому, коллеги на работе – коренные бельгийцы. Со всеми ровные, вежливые и корректные отношения. Случай, когда соседка пришла занять спички (и до сих пор не вернула), стал почти потрясением – здесь так не принято. Принято – самостоятельно решать все проблемы. «Северный народ – спокойный, закрытый, холодный – не весело представлял я дальнейшую интеграцию. 

Это кстати ключевое слово когда говорят о неумении (нежелании) эмигранта влиться в новую жизнь. Поэтому «Курсы интеграции» обязательны для прохождения всех иностранцев, прибывающих на ПМЖ во Фландрию. Но я приехал в Брюссель и мудрый закон на меня не распространялся. И моя «интеграция» проходила в Рунете. «Только на этот сайт не ходи. Сплошной негатив, оно тебе надо?» – новая знакомая имела в виду старейший и популярнейший русский форум. И я не ходил. О том, как любое обсуждение превращается в перепалку, было видно невооруженным глазом. Встречаться в реале с такими форумчанами, разумеется, не хотелось. 

Русский сегмент ЖЖ тогда был единственной и самой сильной площадкой в блогосфере, и я завел там свой блог. Делал фоторепортажи, делился впечатлениями и новостями из Бельгии. Постепенно появились френды «из местных». Сначала виртуальные, потом  сложилась небольшая компания и мы стали встречаться в реале. На посиделки в бар собиралось 3–4 человека. Многие смеялись когда я настаивал и говорил, что хорошо бы увеличить нашу не виртуальную группу. «Аркаша, так лучше, к чему нам большие компании?» – уверяли те, кто жил здесь давно, имел круг общения и недостатка в друзьях не испытывал. 

Я считал по-другому. Писал и рассказывал о тех встречах. Со временем компания увеличилась, разрослась. Друзья приводили друзей, и мест за столом в старом баре катастрофически не хватало. Да и бары все уже надоели. Хотелось разнообразия. Тогда стали делать экскурсии, небольшие поездки, походы по недорогим ресторанам. 

Когда Фейсбук пришел и в Рунет, я открыл там группу, дав простое название – «Встречи друзей». Потому что хотелось, чтобы получился не эмигрантский форум, где ругань и мрак, а место для русских бельгийцев, где виртуальное и реальное общение не исключают друг друга. И не страшно встретиться с друзьями по чату, точнее, наоборот, – как раз с ними и хочется время-то проводить. Довольно скоро во «Встречах» началась своя жизнь и роль организатора-модератора стала условной. 

Трудно представить, как жили раньше без соцсетей, как выживали эмигранты – тем более. Зато, скажете вы, в прежние времена люди быстрее учили язык, ассимилировались, ничего их не отвлекало. Может и так. Ну, а что-то теряли, так же быстро и навсегда.

Идея мультикультурности, как известно, признана неправильной и чуть ли не опасной для европейской цивилизации. И все-таки кажется, что жизнь на новом месте намного комфортнее, когда есть рядом те, с кем хочется посидеть вместе в баре, «оторваться» на дискотеке, обсудить новый фильм или отметить русскую масленицу. Чем и займется наша группа в предстоящие выходные.

 Надеюсь это станет традицией. Надеюсь это только начало.

Читайте также
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Загрузка...
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?