Коммерсантъ: Судебный процесс в Испании

В Испании проходят сразу три процесса над самым известным судьей Бальтасаром Гарсоном. Обвинения, выдвинутые против него, серьезны: превышение служебных полномочий и взяточничество. Но в Испании и за ее пределами прекрасно понимают, что неудобному и высокомерному служителю закона просто подобрали подходящую статью.

Уровень активности сторонников испанского следственного судьи Бальтасара Гарсона в последние пару недель совершенно беспрецедентен. В нескольких виднейших средствах массовой информации — от The New York Times до The Economist — были опубликованы редакционные статьи в его поддержку. В Мадриде перед зданием Верховного суда прошла массовая демонстрация протеста. В защиту Гарсона и с осуждением гонений на него выступили ведущие международные правозащитные организации — Amnesty International и Human Rights Watch. Наконец, речь Гарсона в зале суда была перепечатана газетами всего мира. 

Интерес к событию объясним. Имя самого следственного судьи известно миллионам людей по всему миру. За 22 года своей деятельности Гарсон, пожалуй, возбудил больше громких дел, чем все прочие судьи Испании вместе взятые, и собрал самую звездную коллекцию обвиняемых (см. справку ниже). 

Бальтасар Гарсон стал самым молодым в истории Испании (ему было тогда 32 года) человеком, занявшим должность следственного судьи национального суда. Эта должность по функциям схожа с ролью окружного прокурора в США или следователя в России. Следственный судья не ведет дело в суде и не председательствует на процессе. Он руководит следственными действиями, дает распоряжения полицейским, выписывает ордера и назначает экспертизы. Он же готовит дело к передаче в суд. 

Став судьей, Гарсон вскоре получил общенациональную, а затем и международную известность почти сразу. Его первым делом стала расследование действий тайной организации GAL (Grupos Antiterroristas de Liberacion, Антитеррористические освободительные группы), которые занимались внесудебными расправами над членами баскской террористической организации ЭТА или над теми, кого члены организации считали сочувствующими террористам. Гарсону удалось доказать, что свою деятельность GAL осуществляла под непосредственным контролем тогдашнего правительства страны. Правительство социалиста Фелипе Гонсалеса пало, а несколько видных его членов, а также ряд высокопоставленных членов Социалистической рабочей партии были отданы под суд. 

За делом GAL последовали и другие. Гарсон первым придумал воспользоваться принципом универсальной ответственности, содержащимся в принятом в Испании законе, в соответствии с которым национальные суды могли рассматривать преступления, совершенные за пределами страны и даже в отношении иностранных граждан, если эти преступления подпадали под действие международных конвенций и договоров, к которым присоединилась Испания. 

Гарсон открывал дело за делом, и в какой-то момент превратился едва ли не в самого влиятельного чиновника страны. Он смещал правительства, запрещал политические партии, закрывал газеты и преследовал политиков национального и международного уровня. Его звездный час пришел, когда он добился ареста бывшего чилийского диктатора Аугусто Пиночета в Лондоне. Из дела против Пиночета ничего не вышло, но Гарсон стал всемирно знаменит. 

Однако с популярностью росло и раздражение по отношению к нему со стороны его коллег, которым он казался выскочкой, готовым на все ради популярности и фотографий на первых полосах газет. Одновременно он поссорился и со всеми ведущими политическими партиями страны. Социалисты ему не могли простить дело GAL, консерваторы — очевидной левизны взглядов, баски — гонений на легальные баскские газеты и партии.

Власти предпринимали попытки приструнить Гарсона. Так, в 2009 году парламент страны принял закон, сделавший принцип универсальной ответственности менее универсальным. Теперь для возбуждения дела против иностранца, совершившего преступление за пределами Испании, необходимо было доказать, что преступление затронуло интересы Испании или ее граждан. Однако остановить Гарсона не представлялось возможным. Его противникам, которые не скрывали своей неприязни к "звездному судье", оставалось ждать, когда он совершит какую-нибудь ошибку. 

Первая ошибка случилась в 2008 году, когда Гарсон открыл следствие по делу о преступлениях, совершенных франкистами во время и после гражданской войны в Испании. 

После смерти генералиссимуса Франко в 1975 году и возвращения страны к демократии, испанский парламент принял закон об амнистии всех, совершивших преступления по политическим мотивам с начала гражданской войны до 1975 года. Общество стремилось скорее перевернуть страницу и начать жить заново. Это правило казалось незыблемым, пока за дело не взялся Бальтасар Гарсон. Он начал расследование "исчезновения" 114 тыс. человек во время гражданской войны и выдал ордер на эксгумацию тел из сотен братских могил, оставшихся с тех времен. 

Эксгумации не состоялось. Вышестоящие судебные власти приостановили расследование, а затем и вовсе закрыли его. Гарсону было указано на недопустимость нарушения закона об амнистии. Инцидент казался исчерпанным. Однако вскоре в суд поступил иск от небольшого профсоюза государственных служащих "Чистые руки". Профсоюз, который в Испании все считают крайне правым и даже франкистским, требовал привлечения Гарсона к ответственности за превышение власти. 

Испанская прокуратура рекомендовала не возбуждать дела в отношении Гарсона, однако члены Верховного суда решили иначе. Гарсон был отстранен от исполнения своих обязанностей до окончания суда. А затем последовали новые удары. 

Убедившись в уязвимости Гарсона, его противники перешли в наступление. К иску "Чистых рук" прибавился еще один. Касался он другого дела, которое рассматривал Гарсон,— о коррупции в отделении правой Народной партии в его родной Севилье. Гарсон отдал распоряжение полицейским прослушивать разговоры обвиняемых, к тому времени уже находившихся под стражей, со своими адвокатами. В соответствии с испанским законодательством разговоры адвокатов с подследственными или осужденными и вправду можно прослушивать. Но только в одном единственном случае — когда речь идет о расследовании террористической деятельности. Коррупция, говорили адвокаты, разумеется, серьезное преступление, но терроризмом не является. 

Наконец, в отношении Гарсона выдвинули и обвинение в коррупции. Следственный судья якобы через своих друзей и знакомых добился приглашения выступить с лекциями в Америке. Гарсон и вправду выступал в США с лекциями, однако и он, и приглашающая сторона отвергла все обвинения, назвав их смехотворными и лживыми. Тем не менее и в этом случае дело было возбуждено. 

Впрочем, судя по всему, Гарсон стал жертвой не мстительных франкистов. Точнее, не только них. Лусиано Варела, следственный судья Верховного суда, начавший следствие по "франкистскому" делу — убежденный социалист. Предположить, что он вдруг начал действовать по их заданию, чистейшая нелепица. Беспрецедентность возникшей ситуации и очевидная готовность судей Верховного суда рассматривать эти дела сразу же породила подозрения в том, что с Гарсоном пытаются расправиться. Его сторонники в Испании заявили, что он стал жертвой консерваторов и франкистов. Такого же мнения, похоже, придерживаются и за рубежом. Во всяком случае, Amnesty International потребовала немедленно прекратить судебный процесс над Гарсоном, отменить закон об амнистии и позволить следственному судье снова заняться этим делом. 

Как говорит бывший главный прокурор Испании по борьбе с коррупцией Карлос Хименес Вильярехо, если уж вести разговор о заговоре, то это заговор не франкистов, а самих судей. Это косвенно подтверждается и тем, что высшие судебные инстанции Испании отказались воспользоваться предложением главы Международного уголовного суда в Гааге, который пытался спасти Гарсона. В Мадрид еще в прошлом году отправилась просьба делегировать Гарсона в Гаагу в качестве следователя или судьи. Это гарантировало ему определенный иммунитет от преследования на родине. В просьбе было отказано. 

Свою защиту Гарсон строит на технических моментах. 

Объясняя решение прослушивать разговоры обвиняемых и их адвокатов, Гарсон ссылался на то, что в законе, разрешающем прослушку в делах о терроризме, не сказано, что во всех других случаях она запрещена. Гарсон признает, что толкует закон предельно расширительно, однако настаивает, что толкование законов как раз входит в его полномочия. Что же до нарушения закона об амнистии, то Гарсон вовсе не считает свои действия нарушением. По его мнению, исчезновения во времена франкистского режима не подпадают под закон об амнистии. Раз нет тел, преступление не окончено. А закон 1977 года говорит только об амнистии по уже совершенным преступлениям. Кроме того, пока не будут изучены истории исчезновений, нет оснований полагать, что преступления — политические, а следовательно, и в этом аспекте его действия не нарушают закона. 

Процесс по делу о прослушивании разговоров между обвиняемыми и адвокатами в Севилье завершен. Правда, к моменту подписания номера в печать судья еще не вынес решения. Тем не менее мало кто сомневается в том, что оно будет не в пользу Гарсона. "Франкистский" процесс продлится несколько месяцев, поскольку сторона защиты вызвала несколько сот свидетелей — родственников жертв франкистского режима. Дата коррупционного процесса еще не назначена. В случае поражения Гарсона в любом из них ему гарантировано лишение права заниматься любой юридической деятельностью сроком до 20 лет. Сейчас Гарсону 56, а это означает, что его коллекция знаменитых подследственных, скорее всего, больше пополняться не будет.

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также
Share
0
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?