Ведомости: Ингвар Кампрад, основатель IKEA

86-летний основатель IKEA Ингвар Кампрад затеял операцию по передаче власти в компании своим сыновьям почти 15 лет назад, а вчера стало известно, что смена поколений в самой знаменитой шведской компании подошла к завершению.

Share
0

В понедельник шведский таблоид The Expressen сообщил, что основатель IKEA Ингвар Кампрад передает управление бизнесом своим трем сыновьям и отходит от дел. Издание ссылалось на председателя голландской Ingka Holding, головной компании группы, Горана Гросскопфа, который якобы заявил, что Кампрад «больше не будет давать комментарии, советы, помогать так, как он делал это раньше»(цитата по «Газета.ru»).

Позднее IKEA опровергла эту информацию. Изданию Svenska Dagbladet Гросскопф сообщил: «Относительно сообщений СМИ об Ингваре Кампраде: я хочу подчеркнуть, что он по-прежнему является старшим советником наблюдательного совета Ingka Holding BV». Источник в российском представительстве IKEA подтвердил «Ведомостям»: «Кампрад постепенно отходит от дел, но официально его статус не поменялся — он продолжает оставаться советником, а в оперативном управлении не участвует давно [c 1998 г.]». Тем не менее смена поколений в компании все-таки окончательно произошла: «Главное изменение в том, что все его сыновья официально вошли в советы директоров компаний в группе IKEA». По словам собеседника «Ведомостей», это произошло примерно пару месяцев назад. Как уточняет пресс-служба российской IKEA, сыновья Кампрада сейчас входят в советы директоров трех компаний, основанных Ингваром. Младший, Матиас Кампрад, — член совета директоров группы Inter IKEA, владеющей правами на торговую марку, концепцию и ассортимент; средний, Юнас Кампрад, — член совета директоров Ingka Holding BV (основной франшизополучатель большинства магазинов IKEA); старший, Петер Кампрад, — председатель совета директоров «Икано» (управление финансовыми активами и недвижимостью).

Шведский стиль

Ингвар Кампрад родился в 1926 г. в шведском городке Пьяттерюд. В 1943 г. в возрасте 17 лет он зарегистрировал на себя торговую марку IKEA (аббревиатура составлена из первых букв имени и фамилии Кампрада, названия фермы его отца — Ельмтарюд и местного протестантского прихода — Агуннарюд) и занялся продажей канцелярских товаров по почте. В 1945 г. получил диплом высшей коммерческой школы в Гетеборге. Первый магазин IKEA Кампрад открыл в 1958 г. в шведском городе Эльмхульте. До начала 90-х гг. он занимал пост президента и председателя совета директоров IKEA, а после ухода на пенсию стал главным советником компании.

Биография Кампрада, написанная шведским журналистом Бертилом Торекулем в 1998 г., выдержала несколько переизданий на более чем 10 языках мира и давно стала частью мифа IKEA. В России этот бестселлер продавался непосредственно в магазинах IKEA и пользовался не меньшей популярностью, чем стулья, чашки или шведские фрикадельки с брусничным соусом. Из «Саги об IKEA» посетители магазина могли узнать, например, как Кампрад пытался вручить Торекулю в качестве пижамы супердешевую фланелевую клетчатую рубашку — миллиардер лично купил дюжину таких на какой-то распродаже в Праге (во время работы над книгой журналист часто оставался ночевать в семье Кампрад и ходил с основателем компании по грибы).

«Время от времени я с удовольствием покупаю красивую рубашку и галстук и ем икру шведских производителей», — цитировала Кампрада Daily Mail.

Известно, что шведский миллиардер предпочитает летать самолетами регулярных авиалиний в экономклассе, водит старенькую «Вольво» и обставил свой дом товарами IKEA. «Я не очень-то люблю тратить деньги, я кто-то вроде шведского шотландца (этой нации приписывают скупость. — “Ведомости”), — признавался он британской газете. — Ну и что с того? Если я начну покупать предметы роскоши, это только подтолкнет остальных следовать делать то же самое. Я думаю о деньгах, которые собираюсь потратить на себя, и спрашиваю, могут ли клиенты IKEA позволить себе такие расходы». В интервью Swiss Broadcasting Corporation в 2006 г. Кампрад признал, что призывает своих сотрудников писать на обеих сторонах бумаги: «Почему бы и нет? Если и существует такая вещь, как хорошее руководство, оно заключается в том, чтобы подавать хороший пример. Я обязан это делать для всех сотрудников IKEA». Как-то охрана отказалась впустить Кампрада на церемонию награждения бизнесменов года, потому что увидела, как он выходил из обычного рейсового автобуса. А в интервью Daily Mail он хвастался, что сменил парикмахера, у которого стригся долгие годы, после того как нашел другого, который брал за стрижку сумму, эквивалентную 6 фунтам стерлингов.

Кампрад также не стеснялся признаваться журналистам, что у него проблема с алкоголем и что он лечится трижды в год. А с Торекулем он, хоть и без особой охоты, беседовал на крайне скандальную тему — о своих юношеских симпатиях нацистам. «Правда заключается в том, что и впрямь можно утверждать, что я был нацистом. Например, в молодости я верил в доктрину корпоративизма, что все работающие в кожевенном производстве должны держаться вместе и все аграрии тоже должны сплотиться. Это также оказалось неправильной идеей, и сейчас я полностью изменил свои взгляды», — признавался Кампрад в интервью телеканалу SVT. «Вы тоже были молоды, — писал он в письме своим сотрудникам после того, как за этот сюжет ухватилась шведская пресса. — Возможно, сейчас, спустя столько времени, вы находите что-то в своей юности смешным или идиотским. В таком случае вы лучше должны понимать меня».

Путч, «ежи» и другие сложности

«Ингвар Кампрад всегда настаивал на том, чтобы магазины IKEA работали в России, несмотря на то что практически все в его окружении были категорически против, — вспоминает в своей автобиографической книге Леннарт Дальгрен, бывший генеральный директор IKEA в России. — Но Кампрад, похоже, верил в то, что и в России возникнет армия его покупателей — национальный средний класс, рост численности которого по всему миру и сделал его миллиардером». «Безусловно, он понимал, что со временем эта страна станет для нас одним из наиболее перспективных рынков, но он также видел, что на это уйдет уйма времени, денег и ресурсов. Помню, накануне открытия первого нашего магазина в России я поделился с ним своими предположениями о том, что эти инвестиции окупятся через пять, а то и десять лет. “Знаю, Леннарт, знаю… зато потом!” — сказал он, потирая руки», — писал Дальгрен.

По рассказу бывшего гендиректора российской IKEA, впервые основатель компании побывал в России еще в 1970-е — он хотел наладить здесь столь же успешный бизнес, как в Польше к тому времени. Ни о чем договориться тогда не удалось. В конце 1980-х правление IKEA решило открыть свой первый на территории СССР закупочный офис. «Никто не ставил перед ним цели добиться успеха — напротив, многие шутили, что расходы на его содержание превосходят объемы закупок. Это не смущало Ингвара, который, не афишируя это в IKEA, отправился в Москву на встречу с Николаем Рыжковым, занимавшим в то время пост председателя Совета министров СССР. Не стал Ингвар распространяться и о сенсационных результатах этой встречи (соглашение о скорейшем открытии в СССР восьми магазинов фирмы). Думаю, он не очень хотел предавать свой демарш огласке, поскольку не до конца был уверен в его успехе, — рассказывал Дальгрен в своей книге. — Единственным свидетельством того события осталась фотография, которая с тех пор украшает кабинет Ингвара в Дании: Кампрад и Рыжков, улыбаясь, обмениваются рукопожатиями».

В октябре 1993 г., когда шведы уже собирались открывать свой первый магазин в подмосковных Химках, в Москве чуть было не состоялся коммунистический путч, который закончился расстрелом мятежного Белого дома на Краснопресненской набережной. На Кампрада эти события произвели тягостное впечатление. «В довершение всего возникли непредвиденные последствия. Худшим из них стало то, что лесозаготовительное предприятие в Сибири, в которое мы к тому времени уже довольно легкомысленно вложили крупные средства, так и не было введено в строй и эти инвестиции растаяли как дым <...> Абсолютное большинство членов правления либо утвердились в своей прежней мысли, либо теперь пришли к стойкому убеждению, что IKEA и Россия несовместимы. Никогда!» — вспоминал Дальгрен. Наконец, когда IKEA все-таки открыла магазин в Химках в 2000 г., возникли очередные «непредвиденные последствия». Московские чиновники обиделись на то, что IKEA начала свой бизнес на территории области (из естественного для бизнес-модели Кампрада желания сэкономить), и стали препятствовать открытию ее магазинов на территории столицы. Открытие первого магазина тоже было под вопросом, потому что Москомархитектура начала возражать против строительства центральной опоры автомобильной эстакады IKEA на столичной территории — автомобильный мост якобы заслонил бы вид, открывающийся с Ленинградского шоссе на памятник обороне Москвы «Ежи». А подмосковные чиновники, как следует из мемуаров Дальгрена, никак не желали поверить, что шведская компания принципиально не дает взяток, и тоже создавали все новые и новые препятствия для ее продвижения в регионе. Но шведы оказались упорными и последовательными. Проблемы с чиновниками в Московском регионе в конце концов были решены без нарушения этического кодекса компании — а заодно стимулировали ее региональную экспансию (сейчас в России 14 магазинов IKEA).

Переход к будущему

В 2002 г. у Кампрада была очень тяжелая поездка по России — он хотел лично осмотреть предприятия потенциальных поставщиков и участки, на которых можно построить новые магазины IKEA, поэтому проехал от Ленинградской области до Новосибирска. В финале путешествия на встрече с журналистами Кампрад, сухонький старичок в скромном темном пиджаке, выглядел усталым и сердитым, особенно по контрасту с улыбчивым розовощеким Дальгреном. Тем не менее на вопросы Кампрад отвечать не ленился — рассказывал и о прошлом, и о планах на будущее. Поговаривали, что главной целью визита Кампрада в Москву была встреча с мэром столицы Юрием Лужковым — основатель компании заблаговременно направил градоначальнику письма с просьбой уделить ему внимание, ведь ему очень хотелось открывать магазины прямо в российской столице. «Но вот незадача: мэр Москвы оказался в заграничной командировке», — говорил Кампрад, уверяя, что совсем из-за этого не расстроился.

Вообще, во время интервью он не раз повторил, что и сам лично, и вся его компания очень терпеливы и настойчивы. И проявил эмоции только один раз — когда услышал вопрос о своем уходе из компании и передаче полномочий сыновьям (накануне его визита об этом как раз написала FT). Вот тут Кампрад сильно рассердился, даже рукой взмахнул и произнес энергичную фразу на шведском. «Я был очень расстроен, когда увидел эту статью», — последовал дипломатичный перевод. «Они [журналисты FT] спросили, что он [Матиас] делает. Я сказал, что мы будем вместе путешествовать последующие 12 месяцев и во время этой поездки будем обсуждать его будущее и в результате может быть принято любое решение, начиная от того, что он вообще не будет работать в IKEA, и заканчивая тем, что он может стать президентом компании. В итоге они написали, что Матиас Кампрад станет президентом IKEA», — возмущался Ингвар Кампрад. 33-летний Матиас сидел рядом с ним, скромно улыбался и за всю беседу не произнес ни слова.

Вчера пресс-служба российской IKEA передала официальные заявления всех сыновей по поводу ситуации в компании: «Мы уже давно в советах директоров, так что никто не заметит разницы. Мы будем все так же находиться в курсе событий и учиться на примерах из реальной жизни, чтобы работать наилучшим образом и не отставать от времени» (Юнас); «Мы влияем на группы компаний, как члены советов директоров. Мы не пытаемся перетянуть на себя обязанности генерального директора IKEA. Управляет компаниями именно руководство, и мы полностью ему доверяем» (Петер); «Для меня большая честь нести свою долю ответственности за то, чтобы IKEA оставалась сильной компанией и продолжала развиваться в соответствии с меняющимися потребностями окружающего мира. Наша основная задача — сохранять и развивать концепцию и культуру IKEA, а также наилучшим образом руководить компаниями, основанными нашим отцом» (Матиас).

В 2007 г. Кампрад на страницах еженедельника Ica-Kuriren пообещал: «Через 10 лет или около того я планирую работать неполную неделю». Когда речь зашла о его возрасте, он сказал: «Я не боюсь смерти», но добавил, что ему «любопытно», как будут развиваться события без него. Годом раньше в интервью Swiss Broadcasting Corporation он заявил: «Я не боюсь того, что мне уже 80. У меня еще многое осталось несделанным. У меня нет времени умирать».

Читайте также
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Загрузка...
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?