Share
0

Брунеллогейт Два

Для тех, кто пьет вино, но не слишком вдается в подробности, скажу, что Джанфранко Сольдера – один из важнейших производителей брунелло: кейс из шести бутылок Case Basse (Soldera) Brunello di Montalcino Riserva 2005 в Европе стоит под 790 евро. Он настолько важнейший производитель, что легко утверждает, что только он делает брунелло в регионе, а остальные тупо кока-колу. Не мудрено, что человек с такими суровыми жизненными принципами не мог не стать центром скандала.

Дело в том, что итальянское виноделие в его новом, высоком, воплощении – явление довольно молодое, здесь не было “гран крю”. Становление происходило путем ломки довольно заскорузлых правил и законов, которые, собственно, и привели итальянское виноделие к краху на мировом рынке. Это делали люди пассионарные и очень неудобные – Анжело Гайя, например, Франческо Рикасоли, и их можно перечесть по пальцам. Но за ними пошло поколение, и оно переломило ситуацию. Никто в мире больше не скажет, что итальянское вино – это кислятина из Кьянти.

Но все продолжает развиваться, и в какой-то момент между лидерами процесса и основной массой вспыхивает искра. В случае с Сольдерой это был конфликт, который назвали “Брунеллогейт”.

Игорь Мальцев
Игорь Мальцев

Российский журналист, долгие годы - обозреватель ИД "Коммерсантъ", первый главный редактор журнала «Медведь», журнала «Другой», а также шеф-редактор журнала «Коммерсантъ - Автопилот». Его колонки знакомы читателям «Известий», «Сноба» и десятков других отечественных изданий. По первому образованию – моряк. Любит путешествовать с фотокамерой. Любимые направления – Исландия, Германия, Шотландия и Южная Африка.

Дело в том, что винодел в свое время стал причиной разбирательства, приведшего к аресту вин урожая 2003 многих крупных домов, судебным разбирательствам, ограничению импорта брунелло в США (главный рынок аппелласьона), перевыбору руководства консорциума Брунелло (уже дважды досрочному!) и двукратному голосованию по изменениям устава аппелласьона, которые провалились (выиграли как раз сторонники Сольдеры). Но сам он с тех пор в жизни аппелласьона не участвует вообще, он – величина сам по себе. Злые местные языки, правда, утверждают, что он опять стал "много говорить" в последнее время, и кому-то явно это могло не понравиться.

Во всяком случае, так считает один из немногих винных журналистов страны, к которому стоит прислушаться, – Биссо Атанасов.

Но что касается взлома и уничтожения нескольких урожаев, то круг подозреваемых с этой стороны настолько очевиден, что это даже глупо.

Сольдера уже получил страховку, которая позволит ему "продержаться на плаву" до 2018-2019 гг, когда в продажу выйдут первые вина следующего урожая. Хотя с учетом того, что вино в бутылках было нетронуто, то остатки он может продать на аукционе и подзаработать некоторую дополнительную сумму (но на это потребуется еще и добрая воля его импортеров и дистрибьюторов, которые должны будут отказаться от своих невывезенных лотов в пользу мэтра).

В то же время остаются вопросы насчет «вандализма». Дело в том, что это только никогда не бывавшему на крупном винодельческом предприятии человеку может показаться, что можно просто так вломиться сюда и вылить вино из «бочек».

Говорит Биссо Атанасов:

1. Во-первых, чтобы там никого не было, нужно туда пробираться затемно. При этом вандал(ы) должны были оставить машину где-то достаточно далеко, так как поместье Казе Бассе находится в таком месте, куда проехать ночью на машине незамеченным не представляется возможным. С учетом гробовой тишины, которая нависает над виноградными полями Италии в зимний период, туда нельзя проехать на машине даже с выключенными фарами – все равно соседи (немногочисленные) услышали бы.

2. Было сказано, что вандал(ы) проникли в подземный погреб, выбив стекло в двери, у которой, по идее, его нельзя выбить (по крайней мере, Сольдере именно так ее и продали). Это значит, что фирма, продавшая дверь, должна срочно сворачивать бизнес, ибо ни одной двери больше никому они в Монтальчино не продадут.

3. Производственные помещения домов такого уровня в обязательном порядке оборудованы сигнализацией. Через 10 минут после срабатывания на месте бы оказался наряд карабинеров. За такой период категорически нельзя открыть краны всех ботти с вином (ну, кроме как если не выбивать их топором) – на всех кранах поставлена дополнительная защита, и нужна как минимум минута, чтобы ее открутить. Не говоря о том, что надо еще подняться на верх каждой ботти, приставив к ней лестницу(!), чтобы снять стеклянный "бурбулятор" (специальное устройство, которое поддерживает ее в заполненном виде) – иначе вино будет вытекать очень медленно.

4. Прибывшие карабинеры или соседи, даже не застав вандала(ов), наверняка зашли бы и перекрыли бы краны обратно – самотеком много бы не вытекло. Содержимое 4 000-литровой ботти насосом на максимальной скорости сливается минут за 30-40, самотеком будет идти более полутора часов. А у Сольдеры есть ботти и побольше.

Так что произошедшее оставляет слишком много вопросов.

Только что по сети прошел слушок, что местные производители брунелло скинутся своими лучшими урожаями, чтобы помочь мэтру, и сделают "Брунелло для Сольдеры". Может быть, они и хотят это сделать в романтическом порыве, но не факт, что Джанфранко пойдет на это сам, так как он слишком долго объяснял всему миру, что все, что тут делают кроме него, – это – см. выше – кока-кола. Так с какой стати он будет ставить свое имя на бутылку с “кока-колой”?

Самые циничные наблюдатели что-то бубнят про “пиар”, но, по-моему, это немного слишком. Разве что ты внезапно понял, что несколько урожаев сразу поразил неизлечимый грибок, червь, троян и чума одновременно.

“Дурные времена грядут” (Mala tempora currunt), – сказал винный журналист Франко Зильяни давеча, комментируя то, что произошло. И впрямь – ерунда какая то.

Официальный пресс-релиз Джанфранко Сольдеры.

Читайте также
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Загрузка...
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?