Известия: Интервью с главой Сербской прогрессивной партии

Глава Сербской прогрессивной партии Томислав Николич — о приоритетах внешней политики Белграда в случае победы его партии на выборах.

В Сербии 5 мая этого года пройдут парламентские выборы. Большинство в скупщине может получить Сербская прогрессивная партия, которая на данный момент, по результатам исследований независимых экспертов, пользуется поддержкой 35–37% населения. Лидер прогрессистов — Томислав Николич давний и последовательный сторонник сближения с Россией, и победа его партии на выборах в сербский парламент, скорее всего, откроет новый этап российско-сербских отношений. Речь идет в первую очередь о прокладке через территорию Сербии газопровода «Южный поток». О судьбе российско-сербских проектов и о перспективах вступления своей страны в ЕС Томислав Николич рассказал «Известиям». 

— Вполне вероятно, что на парламентских выборах в скупщину вы получите большинство. Какие перемены предлагает народу самая популярная на сегодняшний день в Сербии партия?

— Я выступаю, с одной стороны, за то, чтобы Сербия становилась членом ЕС, но в то же время я намерен как политик делать все возможное для того, чтобы развивать отношения с Россией. Мы хотим перестройки нашего государства в правовом порядке, в соответствии со стандартами Евросоюза. И параллельно с этим я уверен в необходимости углубления  контактов с Российской Федерацией. 

Безусловный приоритет мы отдаем решению экономических и социальных проблем. В результате приватизации, проводившейся в Сербии на протяжении последних двенадцати лет, была практически уничтожена наша промышленность, закрыто огромное число фабрик, почти четверть населения лишилась работы. В сельское хозяйство ничего не вложили, хотя набрали займов. Нужно слезать с кредитной иглы, начинать работать и зарабатывать самим.

— Что вы планируете делать с Косово? 

— Нужно сказать честно, что сейчас Сербия вряд ли может руководить Приштиной. Но и Приштина не может руководить событиями в Косовской Митровице. Поэтому надо искать компромиссы, хотя за последние годы мы очень удалились от реальной возможности решить косовские проблемы. В больших городах — Приштине, Печи, Призрене —  практически уже нет сербов, разве что в сельской местности остались крестьяне, которые по разным причинам не захотели или не смогли уйти. Самая главная сербонаселенная часть современного Косово — это северные районы, которые до Второй мировой войны вообще не входили в состав края. Через них из Косово бежали более 100 тыс. сербов, но из Косовской Митровицы никто не ушел! И было бы ужасно бросить этих людей на произвол судьбы после того, как мы двенадцать лет боролись за их права.

— Две недели назад прошел референдум по вопросу доверия албанским властям Косово. Он как-то скажется на судьбе региона?

— На Западе многие политики уже начинают понимать, что нельзя все время давить на сербов и что-то у них отнимать. Такое понимание создает благоприятные условия для переговоров по Косово. Но возникает вопрос, почему сербы не верят в эти переговоры? Потому что человек, которого они практически не знали как политика, я имею в виду Борислава Стефановича, который был в МИДе небольшим чиновником, фактически определил судьбу Косово и Метохии. При этом все понимают, что за этим стоит Борис Тадич, который таким образом просто перекладывает ответственность.

— На какие компромиссы вы готовы идти для решения проблемы Косово с учетом решения о получении Сербией статуса кандидата в члены ЕС?

— Пока я могу сказать, на какие компромиссы мы не готовы идти. У нас есть одно очень жесткое требование: если условием для вхождения в ЕС будет наш отказ от Косово, мы в тот же момент прекращаем всякие переговоры. Сербы по своей вере, истории, культуре связаны с Россией, и в самые тяжелые моменты мы всегда так или иначе обращаемся в сторону Москвы. Еще раз хочу подчеркнуть, что мы бы хотели быть членами Евросоюза, но не вступая в НАТО и не отказываясь от Косово.

— Возможна ли в принципе интеграция сербов и албанцев, православных и мусульман на Балканах?

— Сербия является примером того, что народы разных вероисповеданий и разных национальностей могут жить вместе. Если окинуть взглядом всю Сербию с севера на юг, то вы увидите, что там есть и католики, и протестанты, и православные, и мусульмане. Нынешнее обострение отношений с мусульманами — во многом искусственно создаваемая ситуация, которую нагнетают религиозные и политические вожди. На самом деле у этой проблемы в основном социально-экономические корни.

— То есть интеграция зависит от экономических успехов?

— Во многом, да. Например, территория сербской провинции Санджак, и в частности Рашской области, где в основном живут мусульмане, очень бедная. Уровень жизни там ниже, потому что в этих районах разрушена вся промышленность. Но у мусульман выше рождаемость. Как с этим быть? Нельзя отдельно решить проблему какой-то одной проживающей в Сербии национальной или религиозной группы. Нужно наводить порядок в стране в целом, нужно поднимать экономику. Россия, кстати, является хорошим примером того, что все национальные и религиозные противоречия стихают, когда достигается экономическая и социальная стабильность.

— Чего ждет Сербия от предстоящих выборов в России и от Владимира Путина, если он победит?

— Для сербов Путин стал первым российским постсоветским политиком, который показал, что понимает наши проблемы, и который дал понять, что Россия станет надежным партнером. Не будет преувеличением сказать, что сейчас в Сербии он вызывает больше положительных эмоций, чем наш собственный президент. Если бы он участвовал в сербских выборах, то он бы точно опередил действующего президента Бориса Тадича. Я бы еще посопротивлялся, но думаю, тоже бы ему проиграл. 

Мы хотим быть опорой Российской Федерации в Европе. Надеюсь, что после майских выборов у меня будет больше возможностей, чтобы создать для этого более благоприятные условия. Сербия очень рассчитывает на реализацию проекта «Южный поток», который сделает нашу страну стратегически важным партнером России по поставкам газа в Западную Европу. Данный проект имеет решающее значение для развития Сербии. Но этим взаимоотношения России и Сербии в экономической сфере не должны ограничиваться. Нам нужно не только сырье, но и готовая продукция. Мы выступаем за всестороннее развитие отношений с Россией.

— Вы имеете в виду помощь со стороны России?

— Нам не нужны подачки! Нам необходимы инвестиции, чтобы поднять экономику, восстановить производство и сельское хозяйство. Кстати, интерес к Сербии проявляют не только российские, но и китайские инвесторы. Этот интерес обоснован: в Сербии много возможностей для крупного бизнеса. Страна расположена в центре Европы, имеет благоприятные климатические и природные условия для развития аграрного сектора. У нас развита инфраструктура, приличные дороги, хорошая экология, а также есть интересные возможности для развития туризма — все это делает Сербию привлекательным объектом для инвестиций.

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также
Share
0
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?