Slon.ru: Молдавия не может выбрать, чью историю преподавать в школах

Проблемами с национальной идентичностью мучаются чуть ли не все страны Восточной Европы, но даже на их фоне случай Молдавии выглядит особенно тяжелым. Если в других государствах региона исторические споры обычно не уходят дальше вопроса о том, как относиться к советскому прошлому, то молдавские проблемы с самоидентификацией лежат гораздо глубже. Настолько глубоко, что даже через два десятилетия после обретения страной независимости власти Молдавии так и не могут определиться, историю какой нации молдавские школьники должны изучать как отечественную.

Сейчас очередное обострение исторического вопроса спровоцировала «Ассоциация историков и политологов PRO-Moldova», поднимающая большой шум по поводу нового приказа министра просвещения республики, который вводит «Историю румын» в качестве обязательного предмета в молдавских школах. Ассоциация потребовала отменить этот приказ в открытом письме, адресованном всем первым лицам страны, международным организациям и иностранным посольствам, а потом, не встретив понимания у большинства адресатов, подала иск в суд против правительства и лично министра просвещения Михаила Шляхтицкого, призвав граждан присоединяться. 

Авторы письма обвиняют министра в том, что он «мистифицирует» молдавскую историю и вынуждает учащуюся молдавскую молодежь «переменить отечество», навязывая им «ложную (румынскую) национальную идентичность». 

Возможно, российской аудитории по-прежнему не очень понятно, из-за чего разгорелся скандал. Впрочем, это не намного понятнее и многим обычным молдаванам, из тех, кто проводит время не в интернете, а в ремонтируемых московских квартирах, зарабатывая детям на образование. Ведь «История румын» и так изучается в молдавских школах с тех пор, как Республика Молдова перестала входить в состав СССР. 

До 2006 года существовало два дополняющих друг друга курса: «История румын» и «Всеобщая история». Потом правящая партия коммунистов предпочла ввести единый курс «Интегрированной истории», в котором слово «румыны» хотя бы не встречалось на обложке. Затем в 2009 году к власти пришел «Альянс за европейскую интеграцию», и учебников снова стало два. 

Вышеупомянутый приказ министерства просвещения всего лишь сливает эти два курса в один, в котором румынская и всеобщая история занимают примерно по половине объема. Неприятность для преподавателей истории, не любящих румын, заключается в том, что до сих пор они могли один из учебников тихо игнорировать, не уделяя ему должного внимания, теперь же контроль получается более жестким.

Собственно, главное требование «Ассоциации PRO-Moldova» состоит в том, чтобы альтернативных учебников было два: один про румын, другой про Молдавию, и чтобы между ними можно было выбирать. 

К такому состоянию общественной жизни молдаване уже привыкли, и не только за последние 20 лет. Можно сказать, здесь в отношении к «румынскому вопросу» действует принцип «Don’t ask, don’t tell», как до недавнего времени в армии США по отношению к геям. Мало кто рискует называть себя румыном открыто, но и антирумынская риторика у значительной части общества не встречает понимания. Доказательством тому служит не столько потеря коммунистами власти в 2009 году, сколько пиетет, с которым молдаване относятся к своей национальной интеллигенции, поэтам и писателям, которые смотрят на правый берег Прута с ностальгией, и воспринимаются там как свои.

Однако есть и другая категория интеллигенции, к которым, в частности, относятся создатели «Ассоциации PRO-Moldova». Это историки и политологи советской формации, не испытывающие моральных неудобств от повторения штампов антирумынской пропаганды времен СССР. Они предпочитают обращать ностальгические взоры на Восток, к Москве. 

А большинство населения страны, согласно соцопросам, лучше всего устроила бы интеграция республики в Евросоюз и ЕврАзЭС (это где Россия, Белоруссия и Казахстан), причем одновременно. К этому и сводится суть практически всех споров о языке, истории, отношении к СССР и так далее. Именно поэтому Молдавия несколько лет не могла выбрать президента, именно поэтому ни коммунисты не смогли сблизиться с Москвой во время своего правления в нулевые, ни их прорумынские оппоненты никогда не были близки к реальному объединению с Румынией.

Румыны, кстати, давным-давно это поняли. С 90-х гг. Бухарест ведет плавную и спокойную политику сближения с Кишиневом, делая ставку на воспитание подрастающего поколения, в том числе поколения политиков. Например, действующий премьер-министр Республики Молдова Влад Филат – уже из тех, кто начал взрослую жизнь с румынским дипломом. 

Москва же теряет влияния в том числе и потому, что слишком долго игнорировала Румынию как значимый региональный фактор. Возможно, в Кремле до сих пор верят собственным же штампам советского периода, представлявшим Румынию малосимпатичным и нищим государством помещиков, жандармов, темных крестьян, воров и фашистов, от гнета которого молдаван спас пакт Молотова-Риббентропа. 

Все это изучалось в учебниках истории в Молдавской ССР, по которым в свое время преподавали основатели «Ассоциации PRO-Moldova». Но учившиеся по ним же молдаване не помнят, чтобы в этих учебниках что-то говорилось о римском императоре Траяне, который вдребезги разбил государство дакского царя Децебала. Хотя именно в результате этой давней истории теперь в каком-нибудь селе под Бельцами легче понимают названия растений на латыни, чем на русском, а в слове «бифуркация» молдавскому крестьянину слышится родное слово «вилы». 

Советская историография и лингвистика, напротив, проповедовала близость молдаван к славянским народам. Чтобы подчеркнуть славянские корни молдавского языка и его отличие от румынского, язык, принадлежащий к романской группе, был переведен на кириллицу. «Ши рэсэритул ышь густа де-акум Елибераря…» («И восток вкушал теперь свободу…» – перевод для тех, кто все-таки ничего не понял.)

Замалчивалось и опускалось в советской Молдавии еще много чего. Например, история создания Румынии самими молдаванами в XIX веке, на пару с Валашским княжеством. Правда, молдаване Российской империи в этом процессе не участвовали – присоединившее их к себе в 1812 году российское государство наглухо закрыло границу по Пруту. Не столько из антирумынских соображений, а потому что с той стороны активно развлекались всякими революционными идеями, которые в России были бы некстати.

В общем, еще до Второй мировой войны –  которую Румыния начала нейтральной державой, уповающей на поддержку Англии и Франции, и оказалась на стороне Гитлера лишь после того, как СССР отобрал Бессарабию – у румын было достаточно поводов для антироссийских настроений. Так что недавние слова российского посла Валерия Кузьмина в Кишиневе, прокомментировавшего скандал с преподаванием истории , вполне обоснованы: «Мне нравится история румын, но мне не нравится курс истории румын, который давно преподается в этой стране и который, на самом деле, основан на русофобии и антироссийских стереотипах». К сожалению, для значительной части румынской интеллигенции слово «Россия» находится в одной группе со словами «Сталин, ГУЛАГ, коммунизм», а существующие у молдаван из Молдавии пророссийские симпатии вызывают искреннее недоумение.

Но чтобы предложить новые стереотипы и быть услышанными, России и пророссийским историкам надо для начала избавиться от советской привычки решать за молдаван, кем они хотят быть и что должны знать о себе. 

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также
Share
0
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?