Ведомости: Кандидат в президенты от сексуального скандала

Арест Доминика Стросс-Кана дал 57-летнему французскому социалисту Франсуа Олланду шанс достичь цели, которая так долго была ему недоступна, — посостязаться с Николя Саркози на выборах в следующем месяце.

Перемены в судьбе, которых так долго не хватало Франсуа Олланду, приняли вид заметки в СМИ. 15 мая его подруга, 47-летняя журналистка Валери Триервейлер, заставила Олланда мгновенно проснуться, прочитав вслух, что Доминик Стросс-Кан арестован полицией Нью-Йорка по подозрению в сексуальном насилии. «Франсуа не стал выпытывать у меня подробности, — вспоминает Триервейлер. — Он уже думал над следующим шагом».

Французская социалистическая партия собиралась на выборах сделать ставку на Стросс-Кана как на серьезного соперника Николя Саркози и наконец-то получить контроль над пятой по величине экономикой мира, которого безуспешно добивается уже 17 лет.

Арест и последующий скандал дали шанс Олланду: этого круглолицего аппаратчика родная партия долгое время не принимала в расчет, считая политическим легковесом. Максимально близко подобраться к Елисейскому дворцу Олланду удалось в 2007 г., когда в президентской гонке участвовала Сеголен Руаяль, его соратник по партии и гражданская жена, с которой у них четверо детей. Руаяль заявила об их разрыве в интервью по радио на следующее утро после того, как проиграла Саркози. Вскоре Олланд публично объявил о связи с Триервейлер, журналисткой, которая освещала кампанию Руаяль.

Тихоня против блинг-блинга

Саркози активно подчеркивает перед избирателями второстепенную роль Олланда. «Можете ли вы проассоциировать имя Олланда хоть с одной идеей?» — спросил недавно он у журналистов во время пресс-конференции. Это действительно проблема, признает советник Олланда Эван Мишель Сапэн: «Год назад ни один француз не мог бы ответить, что ему известно о позиции Олланда по тому или иному вопросу».

Опрос, проведенный 12 марта французским социологическим центром Ifop, отдал Саркози большинство голосов на выборах, которые должны состояться 22 апреля, но если будет второй тур 6 мая, то с 54% против 45% должен победить Олланд. Популярность Саркози подорвана безработицей и мерами по экономии средств бюджета из-за кризиса в Европе. Если 57-летний Саркози проиграет, он станет 11-м лидером еврозоны, не пережившим кризис, как Сильвио Берлускони или Георгиос Папандреу: общеевропейский тренд сейчас — поиск более технократических лидеров.

Олланд в октябре обошел на внутрипартийных выборах более левых кандидатов и сам умерил левацкую риторику, чтобы его предвыборная платформа выглядела реалистичнее. Несмотря на разногласия по поводу того, как именно нужно резать госрасходы, и Олланд, и Саркози намерены сделать дефицит бюджета Франции ниже требуемых ЕС 3% ВВП.

В погоне за долгожданным креслом Олланд добавил в свою программу популярных левых идей, заявляя, что его главные противники работают в финансовой сфере. Он собирается поднять налоги с 41 до 75% для тех, кто зарабатывает в год более 1 млн евро.

Олланд намеревается смягчить последствия увеличения пенсионного возраста с 60 до 62 лет, принятого в 2010 г. Саркози. Он заявляет, что позволит работникам, которые не менее 42 лет делают взносы в страдающую от дефицита пенсионную систему, выходить на покой в 60 лет.

Также Олланд призывает сократить зависимость Франции от ядерной энергетики, которая покрывает около 80% потребностей страны, и обещает ускорить вывод французских войск из Афганистана. Он намерен заставить банки уйти из налоговых гаваней, но не хочет, чтобы его ассоциировали с предыдущим президентом-социалистом Франсуа Миттераном, который национализировал многие банки и предприятия страны в 1981 г.

Саркози, в свою очередь, пытается покорить избирателей своими действиями по тушению европейского кризиса. Тандем Саркози — Меркель зарекомендовал себя движущей силой в принятии многих решений в еврозоне, но главенствующая роль в нем принадлежит явно Берлину.

Олланд пообещал исправить этот дисбаланс, убедить Меркель не так рьяно настаивать на финансовых самоограничениях для стран еврозоны и сконцентрироваться на стимулировании экономического роста. Олланд даже хотел встретиться до выборов с Меркель, но та решила не торопиться.

Еще одна карта, которую стремятся разыграть политики, — недовольство избирателей высокой безработицей, достигающей 9,8%, и январское снижение рейтинга Франции агентством Standard & Poor's с максимального значения AAA до AA+.

Кого-то коробит и личная жизнь Саркози. После победы на президентских выборах он оформил развод с женой Сесилией и сделал предложение певице и бывшей фотомодели Карле Бруни. В прошлом году у них родилась дочь.

О его личной жизни много рассказывают СМИ, пристрастие к роскоши наградило Саркози прозвищем блинг-блинг-президент (от слов bling bling, означающих в хип-хоп-культуре и в сленге вообще огромные показные украшения, также это значит «вызывающее, шумное поведение»).

Олланд заявляет, что по сравнению с президентом он «нормальный человек». Но он явно расстроен, что его поддержка электоратом объясняется не сочувствием его идеям, а нелюбовью к Саркози. «Сейчас то, что я получаю, — это отголоски неприятия Саркози», — признался он недавно репортерам.

Саркози, не раз доказывающий свою находчивость во время избирательных кампаний, пытается поднять дух своих сторонников. «Не бойтесь, мы не прокаженные», — заявил он в феврале членам правящей партии UMP. На Олланда порой падали отблески общественного внимания, но он никогда не был в его центре. Политический крах Стросс-Кана был редкой удачей в карьере Олланда, изобилующей упущенными возможностями.

«Известен меньше, чем лабрадор Миттерана»

Олланд родился в Нормандии в «довольно консервативной семье», по его словам. Его мать была социальным работником. Отец работал врачом и в конце 1950-х — середине 1960-х несколько раз принимал участие в выборах под знаменами крайне правых движений. В 13 лет Олланд, его старший брат и родители переехали в Нёйи-сюр-Сен — престижный пригород Парижа. По иронии судьбы позже он станет электоральным оплотом Саркози.

В 1978 г. Олланд поступил в Ecole Nationale d'Administration — элитное учебное заведение Франции по подготовке руководящих кадров государственного аппарата, выпускники которого исправно пополняют список французских премьеров и даже два раза добирались до президентского кресла. Тогда начался роман с Сеголен Руаяль, учившейся в том же вузе и также вступившей в ряды социалистической партии.

Получив диплом, Олланд устроился в Счетную палату. И примерно в то же время он и Руаяль стали работать в избирательной кампании Франсуа Миттерана. Руаяль было 27 лет, Олланду — 26.

Когда в 1981 г. Миттерана избрали президентом, пара переехала вслед за ним на работу в Елисейский дворец младшими советниками. В том же году Олланд решился на отчаянный шаг. Он выставил свою кандидатуру в округе Коррез против Жака Ширака, в то время лидера консерваторов.

Сам Ширак, который в 1970‑х гг. уже побывал премьер-министром, говорил, что его соперник на выборах «известен меньше, чем лабрадор Миттерана». Как и следовало предполагать, Олланд проиграл, но получил, к удивлению всех, 26%. Коррез стал его политическим оплотом, даром что округ находится в пяти часах езды от Парижа.

В начале 1990-х гг., когда Миттеран работал второй срок, ему пришла в голову идея продвинуть в политике новые лица. Олланд к тому времени все-таки пробился в депутаты Народной ассамблеи и был в шорт-листе на министерский пост. Но вместо него Миттеран назначил министром окружающей среды Руаяль. Президент наотрез отказался иметь в своем кабинете супружескую пару, пусть и не оформившую брак официально, вспоминает Жан-Луи Бьянко, в то время возглавлявший администрацию Миттерана.

В 1993 г. социалисты потеряли контроль над парламентом, и Миттерану пришлось согласиться на правоцентристского премьера. А в 1995 г. выборы выиграл Ширак, и Олланд, как и прочие социалисты, окончательно перешел в оппозицию.

Но в 1997 г. социалисты вновь получили большинство в парламенте, а Шираку достался в премьеры их лидер Лионель Жоспен. Пока Стросс-Кан и другие однопартийцы получали места в новом кабинете, Олланд, боявшийся, что ему достанется какая-нибудь малозначительная должность в правительстве, решил возглавить саму партию и согласился стать ее первым секретарем. Также он стал мэром Тюлля, столицы Корреза, где прославился реставрацией исторического центра и организацией обедов для престарелых.

В 2002 г. Ширак во второй раз выиграл президентскую гонку и обрек Олланда на роль лидера оппозиции. Вскоре Олланда стали критиковать за мягкость, а в 2003 г. он с легкой руки депутата-социалиста Арно Монтебурга заработал прозвище Желе (Jell-O).

«Олланд возглавляет резиновую оппозицию», — высказался бывший премьер-министр от социалистов Лоран Фабиус в конце 2004 г. В 2007 г. социалисты стали готовиться к праймериз перед выборами президента. Руаяль раскрыла свои амбиции бульварной прессе. «Я должен был стать кандидатом [от социалистов], — говорил Олланд в 2007 г. — Но я подумал, что, если шансы Сеголен больше, я не буду вставать у нее на пути».

Руаяль выиграла праймериз, победив Фабиуса и Стросс-Кана, но проиграла Саркози во втором туре: 53% против 47%. Это было в мае 2007 г. На следующий день Олланд и Руаяль объявили о своем разрыве. Олланд чувствовал, что его политическая карьера терпит крах. Он возглавлял партию, которая три раза подряд проиграла президентские выборы.

Возвращение бонвивана

«В 2007 г. его карьера достигла нижней точки», — считает его нынешняя подруга Триервейлер. Олланд оставил руководство партией и удалился в Коррез. Через год в столице округа он объявил, что собирается бороться за президентский пост.

Олланд похудел, стал одеваться с большим вкусом и начал носить модные очки — словом, усилиями Триервейлер приобрел куда более привлекательный для электората вид. Близкие друзья описывают Олланда как бонвивана, который без ума от шоколадного мусса даже несмотря на то, что избыточный вес не нравится французским избирателям — они подозревают таких людей в лени.

Первая реакция на его выдвижение в кандидаты в президенты была апатичной. Звездой партии был Стросс-Кан. В прошлом году он начал строить свою кампанию. Опросы предрекали ему легкую победу.

Тем не менее Олланд всерьез рассчитывал стать кандидатом от партии, полагая, что его сдержанный стиль куда лучше отвечает потребностям страны, страдающей от кризиса, говорят его помощники. Но шансы у него появились только после ареста Стросс-Кана.

А в июне прошлого года Олланд получил поддержку, откуда не ждал. Консерватор Ширак заявил, что в 2012 г. проголосует за кандидата от социалистов. Близкий к Шираку источник утверждает, что это заявление — «образец коррезского юмора». Но эта фраза человека, 30 лет назад сравнивавшего Олланда с домашним питомцем, сыграла на руку социалисту.

В конце прошлого месяца Олланд выступал на политическом шоу и все три часа старался не упоминать Саркози по имени. «Это один из советов, которые дал мне Ширак, — признавался он журналистам. — Никогда не произноси имя оппонента вслух».

Еще больше интересного в нашем канале Яндекс.Дзен. Подпишитесь!

Читайте также
Share
0
Комментарии (0)
Где это?
Новости партнеров
Как попасть в Лондон без визы?
Как попасть в Лондон без визы?